«ПРИМОРЬЮ — 80! НАША ИСТОРИЯ»: ЗАКУЛИСЬЕ ПРИМОРСКОЙ МАРИИНКИ — Балет 24

«ПРИМОРЬЮ — 80! НАША ИСТОРИЯ»: ЗАКУЛИСЬЕ ПРИМОРСКОЙ МАРИИНКИ

Видеорепортаж Ольги Катренко

Чтобы пройти «путь артиста» приморской сцены Мариинки, им понадобилось за неделю записаться в одну из творческих групп: опера, балет, оркестр. В итоге первые 75 счастливчиков буквально ногами измерили 4 этажа театральных коридоров, увидели тайную комнату, советский грим и фрагмент легендарной «Травиаты».

Пять минут театральных, пока оператор беседует с коллегами, провожу с малышкой го-про, пытаясь подслушать новоиспеченных экскурсоводов. Галина Сапожникова, прима-балерина, оказывается, не прочь побродить по мировому закулисью. Есть опыт.

Виолончелист и дирижер, Елизавета Сущенко, мечтает...

Елизавета Сущенко, концертмейстер группы виолончелей оркестра приморской сцены Мариинского театра: «Чтобы люди, взрослые и дети, перестали чувствовать себя чужими...»

И публика, которой, кроме буфета, доступен обычно холл, пара коридорчиков и комнаты для дам и джентльменов, буквально с мечта в карьер срывается, в ожидании чуда… Под «Травиату». Кажется, Верди льется прямо из воздуха приморской Мариинки.

Идем с поклонниками Ирины Сапожниковой. Они букеты к груди прижимают, а малышей пропускают вперед. Пачки, ленты, корсеты... Девчонкам только бы успеть все рассмотреть, а к чему-то и прикоснуться…Тем временем гример балетных выдает самый большой секрет. Он в этой коробочке. Оказывается, из специфической актерской косметики выше всего здесь ценят советскую.

Что еще? Усы и парики. Переодевания, о которых публика и знать-то не должна… Это когда один артист балета выступает сразу в нескольких ролях.

И конечно, миф супергибкости с самого рождения. Сапожникова, поступая в балетное училище, где прошел становление великий Рудольф Нуреев, вовсе не умела вставать в пятую позицию.

Путь артиста оркестра начинается с тайной комнаты. Здесь особая температура, влажность, тишина — вибрация, чего доброго, скажется на самом дорогом, что есть в стенах приморской Мариинки. Инструменты! Некоторые могут помнить Моцарта. Не потому ли шкафы для публики не открывают, что там — вовсе не дают пройти внутрь помещения.

Увидеть бы почти сказочную виолончель. Но нет — 18-го века инструмент на этот вечер остался дома у Елизаветы. Зато...

Не оставили своих любимых, капризных, но, быть может, не таких старинных — коллеги-виолончелисты… Большой зал — место встречи всех трех закулисных дорожек. Лишь репетиция, но цыкают на нас, будто премьера и сам Гергиев за пультом. Не скрипеть, не трещать, и тем более нельзя так близко подходить к барьеру оркестровой ямы…

Пусть это будет первый блин — путь артиста. Потому что в следующий раз, если приморская сцена на это решится, хотелось бы увидеть настоящее закулисье, возможно, с батманом или по крайней мере разминкой балетных, показом, хотя бы издалека — легендарных инструментов. Верная публика рада тому, что есть. А мы… Мы будем ждать.

 

источник http://vestiprim.ru/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *