ТРИ БАЛЕТА ЗА ОДИН ВЕЧЕР — Балет 24

ТРИ БАЛЕТА ЗА ОДИН ВЕЧЕР

В Музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко представляют премьеру вечера балета. Зрители увидят сразу три постановки, абсолютно разные по характеру и подходам к современному искусству танца. Репортаж Анастасии Егоровой. 
 
 

Валерия Муханова в Театре Станиславского и Немировича-Данченко работает больше 10 лет. «Призрачный бал» Дмитрия Брянцева успела станцевать год назад, на памятном вечере в честь 70-летия хореографа. Балет с большими перерывами идет в театре с 1995 года. За это время успел получить премию «Золотая маска».

«Немножко волнительно, это такой раритет театра, реликвия, воздушные дуэты, классика, невесомость, такое все иллюзорное», ‒ поделилась солистка балетной труппы Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко Валерия Муханова. 

Дмитрий Брянцев был мастером дуэтов. В балете «Призрачный бал» на музыку Шопена создал пять пар – у каждой своя история. «Когда я увидел этот балет, я увидел его единственный раз, на юбилее, посвященном Дмитрию Брянцеву, я был потрясен невероятной романтичностью и очень красивым языком хореографии этого балета. Тем более этот балет является частью истории Театра Станиславского», ‒ отметил худрук балетной труппы Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко Лоран Илер. 

Лоран Илер отобрал еще две постановки с разными характерами. Последние штрихи перед выходом на сцену. Антуанетт Лоран – постановщик, ассистент балетмейстера Марка Гёке. С танцорами музыкального театра говорит на одном языке ‒ изломанные линии, пунктирные траектории, напряженные руки, рассекающие воздух, будто ножи. В полутемном пространстве Гёке рассказывает историю об одиночестве.

«Стиль Марка очень точный, очень быстрый, очень детальный, с каждым новым балетом он становится все точнее, быстрее и детальнее. Интересная история, когда он начинал, он ставил танцовщиков спинами к залу, никто никогда не видел их спереди, потом постепенно он начал разворачивать», ‒ рассказала балетмейстер Антуанетт Лоран.

На этот балет хореографа вдохновила история черепахи по имени Джордж, которая была последним представителем Абигдонских слоновых черепах. Рептилию прозвали «самым знаменитым холостяком в мире». Он умер в возрасте 100 лет в абсолютном одиночестве.

«У меня последнее соло, и я подозреваю, что это последние его вздохи, последние чувства: что значит быть последним. Такие эмоции, когда я танцую, испытываю», ‒ добавила Велерия Муханова.

Полная противоположность ‒ балет с «чувством празднования танца», как определил его постановщик Охад Нахарин. «Минус 16» ‒ остроумный, жизнерадостный спектакль, где каждый танцор одновременно может быть жестким и нежным, серьезным и смешным. Сочетание несочетаемого и в музыке.

В балете ‒ собственно придуманный хореографом язык «гага». Охад Нахарин приехал к танцорам Театра Станиславского за несколько дней до премьеры и расставил ударения в танцевальных предложениях. Главный акцент на свободу.

«Когда вы дома танцуете, включаете музыку, вы просто танцуете, вы не смотрите в зеркало, вы не думаете, как вы танцуете. Вы просто танцуете, вы берете и делаете. Что касается “гаги”, мы просто должны изнутри это почувствовать, и это самое классное», ‒ пояснил премьер Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко Иван Михалев.

В «гаге» необходимо забыть балетные каноны, разрушить все существующие рамки, а расстояние со зрителем ‒ сократить до минимального.

 

источник  https://tvkultura.ru/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *