Андрей Меркурьев: «Меня знает весь балетный мир, но мне каждый день приходится доказывать, как мальчишке, что я могу быть конкурентоспособен» — Балет 24

Андрей Меркурьев: «Меня знает весь балетный мир, но мне каждый день приходится доказывать, как мальчишке, что я могу быть конкурентоспособен»

 

На третий фестиваль «Воронежские звёзды мирового балета», который стартовал в столице Черноземья 22 апреля, приехал известный танцовщик, постановщик Андрей Меркурьев. О работе с воронежской труппой, классическом и современном балете и взглядах на искусство – Меркульев рассуждал в беседе с корреспондентом «Горкома36».

Свои традиции, стиль, вкус

– Андрей Николаевич, вы выбрали музыку Арнольда Шёнберга. Расскажите, почему вы остановились именно на этом композиторе?

2.jpg– На самом деле, если говорить про «Просветлённую ночь» Шёнберга, то это не новая постановка, но для Воронежа – безусловно, премьера. Я освоил эту музыку два года назад на Дягилевском фестивале в Перми. Мне предложили поучаствовать в постановке, где один спектакль в разных стилях должны были поставить три хореографа. Но как-то так получилось, что двое «отвалились», остался только я. Я решил, что полностью возьму на себя музыку, буду делать сам.

Взять музыку Шёнберга было предложением фестиваля, а не моим желанием. Но теперь, я не скрываю, эта музыка стала для меня родной. Я без неё не могу. Я могу лететь в самолёте, ехать в автобусе – и переслушивать этого композитора. У этой музыки есть какая-то своя энергетика, своя жизнь, что-то такое родное, что я уже не могу убрать её из своей жизни. Я сразу предупредил артистов воронежского театра, что музыка будет непростая, и, может быть, она им не понравится сразу. В эту музыку нужно войти. Но мне повезло: она пришлась ребятам по душе.

– А как вы искали образы для балета?

– На самом деле «Просветлённая ночь» Шёнберга для музыкантов обязательна к прослушиванию. Это как обязательный минимум в школе по литературе. Есть даже история, рассказывающая, о чём эта музыка. Но я её не придерживался, а искал свои образы, чтобы у меня получился свой сюжет.

Да и не нужно это. Когда я ставлю спектакль, я не смотрю других хореографов, потому что есть риск, что ты захочешь взять что-то себе. А так передо мной пустой лист, я иду интуитивно, всё рождается только благодаря музыке. Сначала есть только музыка, затем ставится хореография, и только потом рождается сюжет.

3.jpg– В первый раз была постановка в Перми, потом – в Москве, сейчас – у нас. Вносятся ли какие-то изменения в балет, или вы стремитесь показать тот же спектакль, просто с другими артистами?

– Разумеется, вносятся какие-то нюансы, потому что артисты другие, возможности другие, мышление другое. И вот – уже другой балет. Но есть и канва. Например, мы переносим спектакль «Лебединое озеро», но танцуем по-своему, потому что у нас свои традиции, вкус, стиль, город свой. Но всё равно придерживаемся каких-то канонов. Ну, я не буду менять весь балет, потому что он уже поставлен! Но если выдастся возможность, я снова приеду в Воронеж на фестиваль и буду ставить тот же балет – это будет по-новому.

– Вы уже работали с двумя коллективами, сейчас работаете с третьим. Воронежский коллектив что-то отличает? Может быть, открыли какие-то новые возможности, которых не видели раньше в других артистах?

– Отличия, конечно, везде есть. Это такие же люди, как и везде. Но если говорить о возможностях, то артист может быть менее или более опытный, более или менее способный. Нельзя сказать, что воронежские артисты – самые уникальные. Но меня восхищает в них то, что они хотят работать. А хореографу это и надо, когда на тебя смотрят с открытыми глазами и хотят много и качественно действовать. Я не делю артистов на столичных и провинциальных, тех, кто работает немного лучше, и тех, у кого получается немного хуже. Я ценю желание работать и совершенствоваться.

«На сцене я артист-актёр»

– Артист балета Сергей Полунин как-то сказал: «Классический балет мёртв, а в современном не происходит ничего интересного». Вы согласны с этим высказыванием?

– Полунин какое-то время проработал в Лондоне, он видел много классической и современной хореографии. Возможно, ему что-то наскучило. Он говорит со своей колокольни. Но если разбираться глубинно, с оглядкой на жизненные обстоятельства, то, наверное, мы найдём этим словам какое-то объяснение. Я говорю об ударах судьбы, скандалах вокруг его имени… Я, например, тоже нередко, когда даю интервью, говорю, что в театре непросто, что всё время приходится что-то доказывать. Меня знает весь балетный мир, но мне каждый день приходится доказывать, как мальчишке, что я могу быть конкурентоспособен. Это, само собой, заставляет меня переживать, волноваться, ругаться… В такие моменты ты, естественно, можешь что-то ляпнуть, за что потом зацепятся, вот как с этой фразой. Просто если ты хороший артист, то тебе всегда есть что сказать – со сцены.

4.jpgНужно быть великим не на словах, а на деле. Сегодня часто путают талант и способности. Ногу поднимать – это не талант, это способность, природная. Тебя мама таким родила. Давайте это будем различать.

– Вы поработали со многими хореографами. Чья стилистика, эстетика вам наиболее близка?

– Когда я поработал с Аллой Сигаловой, которая не ставит грандиозных балетов, но имеет свой стиль, моё представление о балете полностью перевернулось. Она была первым хореографом, который заставил меня думать. Раньше мы участвовали, танцевали, но всё это было поверхностно. Я стал по-другому относиться к балету, по-другому его переживать, у меня складывалось впечатление, будто меня снимают в кино. И тут нельзя было гримасничать, все движения должны быть естественными, как в жизни. Когда мы репетировали «Бедную Лизу» в Театре наций, я выходил с репетиции и забывал, что я уже не в театре: ехал в метро и, забывая, что на меня смотрят люди, искал образы к выступлению. Обычно как – вышел из театра и забыл обо всём. Формула: вышел – отдыхаешь. Сигалова же вернула меня к размышлению. И это очень классно!

Ещё я бы отметил семейную пару из группы NDT. Я стал ещё больше думать. Они очень много говорят, объясняют, как они видят, почему так видят, приводят в пример жизненные истории. И это круто, потому что не все хореографы умеют просто объяснить, что они хотят поставить. Даже я сталкиваюсь с этой проблемой. Я понимаю, что хочу, но донести до артистов мне сложно. У меня молчаливая профессия – артист балета, в основном я выражаю чувства жестами.

Вот это две истории, которые перевернули мой мир. Почему? Потому что я больше погружаюсь в актёрское. Я себя ощущаю артистом-актёром. Я люблю жить на сцене, не просто делать движения, а переносить на неё свой жизненный опыт. Со временем ты можешь всё меньше сказать танцевально, потому что спина уже не та, надо в более строгих рамках себя держать. А опыт жизненный, напротив, приобретается с годами, и актёрская база наполняется. 

6.jpg

Справка «Горкома36»

Андрей Меркурьев – российский артист балета, ведущий солист Большого театра, заслуженный артист РФ (2014). Окончил Уфимское государственное хореографическое училище им. Нуреева по классу Шамиля Терегулова. В 1996-1997 гг. – солист Государственного театра оперы и балета Республики Коми, в 1997-2001 гг. – Ленинградского театра оперы и балета имени М. П. Мусоргского, в 2001-2006 гг. – Мариинского театра. С 2006 г. – солист балета Большого театра, где репетирует под руководством Виктора Барыкина.

Неоднократно принимал участие в международных проектах — гала-концертах и фестивалях, турне мировых звёзд балета Роберто Болле и Владимира Малахова. Постоянный партнёр прима-балерин Дианы Вишнёвой, Светланы Захаровой, Полины Семионовой.

В 2014 году дебютировал в качестве хореографа, поставив балет «Крик» на музыку Сержа Упэна, Жерара Ванденбрука, Эрвана Меллека, Джованни Соллима, Анри Торга, Макса Рихтера, Петериса Васкса и Рихарда Вагнера по мотивам романа Александра Зиновьева «Иди на Голгофу» в Одесском национальном академическом театре оперы и балета.

Кстати

26 апреля в 19:00 состоится «Вечер современной хореографии», объединяющий три одноактных балета. Вместе с главным балетмейстером Воронежского театра оперы и балета Александром Литягиным в проекте в качестве постановщиков заняты главный балетмейстер Ростовского музыкального театра, лауреат международных конкурсов Иван Кузнецов и солист Большого и Мариинского театров, хореограф, заслуженный артист РФ Андрей Меркурьев. Накануне театральной премьеры, 24 апреля, в 16:00 в «Галерее Чижова» состоится показ эскиза «Вечера современной хореографии» с участием постановщиков и исполнителей, который могут посетить все желающие.

 

источник https://gorcom36.ru/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *