Лабиринт «Фавна» — Балет 24

Лабиринт «Фавна»

В Большом театре посмотрели "Пьесу для него" - четыре премьеры для ведущих танцовщиков.

Идея вечера - наш ответ "Чемберлену": русско-американскому продюсеру Сергею Даниляну, с 2006 года радовавшему мир "Королями танца". Данилян работал по принципу Оскара Уайльда "я неприхотлив, мне достаточно самого лучшего", скрещивая звезд-артистов со звездами-хореографами.

В 2011-м он сам клонировал этот свой подход - с примами Большого театра. Теперь театр взялся за дело сам: артисты сугубо свои, лучшие - проект называется с брутальным подтекстом "Соло для него" и на афише имена Вячеслава Лопатина, Дениса Савина, Игоря Цвирко и Владислава Козлова, а вот с приглашенными авторами вышло по-разному: две российских премьеры порадовали, две мировые не очень.

Поначалу авторы многообещающе напомнили, что танго вообще-то мужской танец-спор

Первым станцевали "Обручение ради смеха" бывшего артиста Мариинского, а ныне приглашенного балетмейстера Екатеринбургского театра Антона Пимонова. Культурный саунтдрек - вокальный цикл Франсиса Пуленка с сумасшедшим сопрано Натали Дессей. Три пары и солист из отборной молодежи Большого. "Миленькая", ничем не раздражающая неоклассика. Дежурный комплект контрового света и клубов дыма, старательно замирающие в арабесках девушки и с трудом таскавшие их юноши сообщили пьесе щенячье обаяние, но не больше.

Другая мировая премьера "Юг" заняла все третье отделение вечера: дело было в таверне, где на опусы Астора Пьяццоллы и других поставили хореографию Марихо Альварес, Пилар Альварес и Клаудио Хоффманн, до премьеры в Большом мало кому ведомые. Поначалу авторы многообещающе напомнили, что танго вообще-то мужской танец-спор, но потом хореографическая мысль забуксовала и традиционные парочки перед рядами столиков закачались с разной степенью убедительности, а потом, кто бы сомневался, двое мужчин (Денис Савин и Игорь Цвирко) поспорили из-за женщины (Мария Виноградова) и по случайности полоснули ее ножом, но так осторожно, что до "Кармен"-лайт сюжет все равно не дотянул. В сравнении "Вечер в таверне" незабвенного Игоря Моисеева выглядит пастозно, но эффектнее, а уж сцена в таверне из "Дон Кихота", исполняемая артистами отечественных театров с большой душевной отсебятиной, - и вовсе шедевром.

На порядок лучше прошли российские премьеры. "Love Song" Андрея Кайдановского, русско-австрийского хореографа и наследника знаменитой фамилии, через МАМТ и Таганку идущего к статусу любимца Москвы, пытается скрестить русский психологический с немецким танцтеатром. Тут история о несчастливой любви, где Он рефлексирует о прошлом, глядя на себя же - другого, не в силах что-либо изменить. Поставлено для тех же Дениса Савина (амплуа главного интеллектуала Большого), Игоря Цвирко (возможно самого страстного танцовщика Большого) и неотразимой в облике взбалмошной хрупкой рыжей стервы Екатерины Крысановой. "Зай-кааа" - вопит Она сначала ласково, потом хамски требовательно, и так закручивается в трио, что уже не разобрать, где чьи руки и где чьи чувства. Опыт Савина и Крысановой времен "Болта" и "Вываливающихся старух" Алексея Ратманского, всех этих негарантированно звездных новых партий, в которые они ввязывались со здоровым аппетитом артистов - все проросло в профессиональных качествах, все в биографию, все недаром.

Однако гвоздем вечера - вполне ожидаемым - стала первая российская постановка "Фавна" действительно мировой звезды Сиди Ларби Шеркауи. С артистами работали его ассистенты Джеймс О’Хара и Дейзи Филлипс, и спасибо им: Вячеслав Лопатин танцевал так, будто детство его прошло не в родной балетной казарме, а на просторах природы - в крайнем случае на всевозможных мастер-классах танцевально-телесных техник. Умный каждой мышцей, трепетный без сомнений и тонкий без слабости, он проживал тягучие такты Дебюсси в гамме от опасливой надежды до буйной радости. Судя по прошлым ролям, и идущий вторым составом Георгий Гусев будет отличным гуттаперчевым Фавном - Большой все же не оскудевает большими артистами. Только вот вспоминает о них не так уж часто.

Как говорят юные, умным быть модно. Тренд - от гламура к доступному арт-хаусу, от блеска академического исполнительства - к интерпретации нестандартных хореографических решений

"Пьеса для него", если счесть вечер не случайностью, а звеном в цепи, сигналит о неочевидной смене зрительских пристрастий и недодуманного, но быстрого менеджерского на них ответа. Тренд - от гламура к доступному арт-хаусу, от блеска академического исполнительства - к обдуманной интерпретации нестандартных хореографических решений. Как говорят юные, умным быть модно. Ну и другое, слишком очевидное: артисты в Большом не просто хороши, а замечательны. Да что там - они лучшее, что в театре есть.

 

источник https://rg.ru/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *