ТРАДИЦИИ И НОВАЦИИ — Балет 24

ТРАДИЦИИ И НОВАЦИИ

 

Роман Володченков
Источник: https://musicseasons.org/

«Воронежские звёзды мирового балета» – таково название фестиваля балетного искусства, прошедшего с 22 по 28 апреля на сцене Воронежского государственного театра оперы и балета. Преодолев трехлетний возраст, этот танцевальный форум в нынешнем году отдал дань уважения великому мэтру хореографии Мариусу Петипа, чье 200-летие по-разному – с размахом и без оного – отмечается по всему миру.
Относясь с особым пиететом к имени Петипа и понимая его значение для всей хореографии, воронежцы, тем не менее, не решились на грандиозные торжества в его честь, но и не стали довольствоваться дежурными концертными мероприятиями. В программу фестиваля они поставили лучшие репертуарные спектакли из разных периодов творчества французского балетмейстера – «Лебединое озеро», «Жизель» и «Корсар», а также посвятили ему вечер из трех одноактных премьер.
Если многоактные классические спектакли привлекли зрителей мастерством и академическими тонкостями известных столичных артистов (Марии Аллаш, Егора Хромушина, Дианы Косыревой, Ивана Алексеева, Вячеслава Лопатина – все из Большого театра), то разные по стилю одноактные новинки произвели впечатление настоящего творческого прорыва воронежской труппы. Балетная тройчатка, обозначенная в афише как «Вечер современной хореографии», стала особой точкой отсчета, после которой стало понятно, что руководство Воронежского балета (главный балетмейстер Александр Литягин) определило одну из важных линий репертуарной политики, настроенную на обновление и развитие балетной труппы.
Три балетных произведения и три хореоавтора с абсолютно разными почерками – Иван Кузнецов, Александр Литягин, Андрей Меркурьев. И у всех разные школы и разный балетмейстерский опыт. Но каждый из них талантлив, самодостаточен и обладает художественным видением мира. Как раз такое сочетание и могло подогреть интерес к воронежскому «Вечеру современной хореографии».
«Бизе-сюита». Елизавета Корнеева и Михаил Ветров.


Показанный первым в программе вечера балет Ивана Кузнецова (главный балетмейстер Ростовского государственного музыкального театра) «Бизе-сюита» – произведение, вдохновленное бессюжетным творчеством Джорджа Баланчина. Его лучшими образцами (как один из самых ярких примеров – балет «Симфония до мажор» на музыку Жоржа Бизе, поставленный Баланчиным впервые в 1947 году на солистов балетной труппы Парижской Оперы). В этом балете Кузнецов, так же как и Баланчин, находится под влиянием дансантной, провоцирующей на хореографические мысли музыки и, так же, как и Баланчин, активно вводит в канву своего балета движения, а порой и целые комбинации из классического экзерсиса. Но Кузнецов не цитирует великого мэтра. Вдохновляясь баланчинским творчеством, он движется в своем желании услышать и увидеть содержание музыки, показать всю ее красоту и грацию через безупречные линии академической классики. И вот тут Кузнецов творчески соприкасается не только с Баланчиным, но и с гением Петипа, подарившим миру настоящие образцы хореографии и само понятие балетной традиции. В «Бизе-сюите» запомнились солисты Елизавета Корнеева, Михаил Ветров и Василий Шамаев.

«Болеро». 


Музыка «Болеро» Мориса Равеля как магнит притягивает к себе разных хореографов. Но немногим из них удается уйти от первоначальной идеи танцующего солиста в центре круглой площадки-стола (как это было, к примеру, в постановках Брониславы Нижинской и Мориса Бежара) и объединяющегося вокруг него кордебалета. Как и практически любой постановщик «Болеро» стремится отразить ритмичный, постепенно усиливающийся механический пульс номера, нежели сюжетные перипетии. От подобных клише Александр Литягин сумел уйти, показав свою темпераментную, не лишенную значительного смысла версию «Болеро».

Для воронежского постановщика известный музыкальный материал стал основой для пластического диалога между двумя партиями-кланами – традиционалистов и модернистов (обозначение условное). Их на сцене представляют две группы танцовщиков в контрастных по цвету костюмах (понимание разности у зрителей исходит и от изображений на фоновой декорации «Джоконды» Леонардо да Винчи и «Звёздной ночи» Винсента Ван Гога, символизирующих разные эпохи и направления в живописи). В танцевальный спор группировок входит пара солистов в темно-бордовых костюмах (Диана Егорова и Иван Негробов), на которых влияют обе партии. Доказать свое преимущество никому не удается, однако сам процесс захватывает всех танцовщиков, и он в виде неудержимой молодой энергии передается зрителям.
Струнный секстет «Просветлённая ночь» Арнольда Шёнберга (1899) – одно из ранних произведений композитора. Здесь автор еще не увлекся кардинальными поисками музыкального языка – атональностью и додекафонией, с чем и ассоциируют имя Шёнберга. В основе данного программного сочинения лежит романтическое стихотворение немецкого поэта Рихарда Деммеля о встрече мужчины и женщины, в которой последняя признается в измене, а мужчина находит в себе силы простить ее. По замыслу поэта встреча происходит в холодную лунную ночь.

«Просветлённая ночь». Юлия Непомнящая и Максим Данилов.
Переведенная Андреем Меркурьевым на язык классического танца «Просветлённая ночь» получилась чувственной, интимной, не лишенной страстных порывов. Хореограф не стал придумывать больше, чем заложено в музыкально-поэтическом творении. И сама музыка подсказывала Меркурьеву пластические ходы и строй композиции постановки.

За околосюжетной абстракцией, как это нередко бывает у других современных хореографов, Меркурьев не стал прятаться. Свое видение особых отношений мужчины и женщины он показал откровенно, с переживанием, но без драмбалетных разъяснений. Понятно, что мужчина – главный герой балета Меркурьева. И понятно, что он способен на настоящую любовь. В эту роль очень органично вошел Максим Данилов, танцевавший с большой отдачей, концентрируя энергию внутри себя и раскрываясь в дуэте со своей возлюбленной (Юлия Непомнящая). Эффектная, статная балерина – Непомнящая – танцевала прекрасно и привлекла внимание ценителей ее красоты.
Роль кордебалета у Меркурьева – связующая, развивающая драматургию спектакля. И именно кордебалет помог хореографу высказаться глубже, с философскими подтекстами, так, что зрители смогли осмыслить поступки героев.
Оркестр под руководством Станислава Вольского, дирижировавшего «Болеро» и «Просветлённой ночью» («Бизе-сюита» шла под фонограмму), не всегда был подвластен опытному музыкальному руководителю. А зависело это, скорее всего, не от воли дирижера, а от огрех в звучании отдельных инструментов.
Воронежская балетная школа давно известна своим профессионализмом, что убедительно доказывают ее воспитанники, ныне танцующие не только на родной сцене, но и в первом театре нашей страны. Удостовериться в этом зрители могли, придя на фестивальные спектакли Воронежского театра оперы и балета. Здесь же публика убедилась, что внутри коллектива происходят интересные творческие процессы, направленные на развитие культуры в городе. И одним из самых ярких проектов, демонстрирующих это, стал «Вечер современной хореографии».

После премьеры одноактных балетов
В самой идее проведения такого вечера нет ничего нового: время от времени подобные устраивают разные театры. Однако цели, задачи и ресурсы у всех разные. Воронежской балетной труппе, возглавляемой молодым и энергичным балетмейстером Александром Литягиным, удалось обратить внимание на современную хореографию, связанную с освоением структурных и стилистических особенностей классической музыки XIX–XX веков. Недавняя же премьера одного из шедевров балетной классики – «Корсара» (постановка и новая хореография Юрия Бурлаки), также показанного в рамках фестиваля, и «Вечер современной хореографии» наглядно демонстрируют, что Воронежский театр умеет грамотно сочетать лучшие традиции и перспективные новации, чем и обеспечивает себе активную и полнокровную жизнь.
 
Фото предоставлены пресс-службой
Воронежского театра оперы и балета

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *