РАДУ ПОКЛИТАРУ: «Я С ЛЕГКОСТЬЮ ПРОМЕНЯЛ ПУТЬ ТАНЦОВЩИКА НА РАБОТУ БАЛЕТМЕЙСТЕРА» — Балет 24

РАДУ ПОКЛИТАРУ: «Я С ЛЕГКОСТЬЮ ПРОМЕНЯЛ ПУТЬ ТАНЦОВЩИКА НА РАБОТУ БАЛЕТМЕЙСТЕРА»

Раду Поклитару взялся за классический репертуар — он готовит спектакль «Спящая красавица». Балет Петра Чайковского благодаря хореографии Раду и артистам «Киев Модерн-балета» обещает превратиться в роскошное действо, события которого происходят в средневековье и нынешние времена.

Поклитару не скрывает, что постановка «Спящей красавицы» стала одним из самых дорогостоящих проектов «Киев Модерн-балета» за последние годы. Все финансовые вопросы взяли на себя партнеры — посольство Швейцарии в Украине. 22 мая в Театре имени Ивана Франко состоится закрытая премьера, а уже 26-го на сцене Международного центра культуры и искусств (Октябрьский дворец) «Спящую красавицу» смогут увидеть все желающие.

— В репертуаре «Киев Модерн-балета» из великого триптиха Петра Чайковского — «Лебединое озеро», «Щелкунчик» и «Спящая красавица» — есть только первых два, — говорит Раду Поклитару. — Я понял, что пришла пора сделать авторскую версию и «Спящей красавицы». Понятно, что я как человек с плотным балетным прошлым прекрасно знаю классический спектакль. В свое время делал классическую версию балета для молдавской национальной оперы. Но в нашем случае это будет совершенно иная постановка.

— Думаю, классического прочтения «Спящей красавицы» от вас никто и не ждет.

— Вот-вот. Кстати, я докопался до первоисточника этой сказки. Оказывается, ее автором был не знаменитый Шарль Перро, а неаполитанский сказочник Джамбаттиста Базиле. Он жил задолго до Перро. Именно Базиле написал «Золушку», «Кота в сапогах» и «Спящую красавицу». Его сказку я и взял как источник вдохновения.

— Ваша история будет современной?

— Не хочу вдаваться в детали. Могу лишь сказать, что события, о которых идет речь в первом отделении, происходят в раннем средневековье, второй акт — уже XX век…

— Вот это красавица заснула так заснула.

— Точно. Решила: спать так спать. Знаете, в чем идея «Спящей красавицы»? Любовь побеждает смерть. Если бы красавицу не разбудил принц, она бы умерла. Впрочем, эта же идея была у всех, кто когда-либо ставил «Спящую красавицу». Надеюсь, она прочитается и в моем спектакле. Свою идею постановки я как-то озвучил атташе по культуре посольства Швейцарии в Украине. Просто рассказал о своей розовой мечте. И как же был счастлив, получив подтверждение от посла Швейцарии Гийома Шойрера, что они возьмут всю финансовую часть на себя.

Балет «Спящая красавица» — это ко-продукция Украины и Швейцарии. С нами работает замечательная художник-сценограф Марианн Холленштайн. Она уже несколько раз была в Киеве и, собственно, по ее части уже все готово. Чего не скажешь о моей. Пока все находится в плотной работе.


* Сейчас активно идут репетиции «Спящей красавицы»

 

— Так ведь премьера на носу!

— Уверяю вас и читателей, что все будет готово вовремя.

— Чем вы подкупили швейцарскую сторону?

— Началом нашей дружбы с посольством этой страны стало выступление «Киев Модерн-балета» на Днях Швейцарии в Национальной опере Украины полтора года назад. Те несколько номеров, которые мы сделали, впечатлили швейцарцев, видимо, поэтому они согласились поддержать такой масштабный и знаковый проект, как «Спящая красавица».

— Можно озвучить его бюджет?

— Нет, но не потому, что я особо скрытный. Просто бюджет до сих пор еще корректируется. Обычно две основные статьи расходов при постановке подобного гранд-балета — создание декораций и пошив костюмов. Работая за границей, я никогда не интересуюсь этой статьей расходов. Просто работаю над спектаклем. То же самое и здесь.

— Значит, вас интересует только собственный гонорар?

— Скорее, качество спектакля. Я надеюсь, что спектакль «Спящая красавица» будет показан и в Швейцарии. Сейчас мы ищем подходящие площадки, фестивали, договариваемся о сроках. Это было одним из условий нашего сотрудничества с швейцарцами. Согласитесь, условием очень приятным.

— Кто делает костюмы для постановки?

— Известный украинский художник Дмитрий Курята. Это уже не первая наша совместная работа. Дмитрий долгие годы отвечал за стиль на канале СТБ, там мы и познакомились. Сейчас ему нравится работать в проектах, связанных с искусством, без примеси шоу-бизнеса. Он создал для нас потрясающие костюмы. В первом акте придворные короля Флорестана — не люди, а волшебные создания. Представляете, какая возможность полета фантазии для художника по костюмам?!

— «Спящая красавица» — достаточно продолжительный балет.

 На самом деле, Петр Чайковский написал музыку на длинную постановку с большим запасом. Вся партитура «Спящей красавицы» занимает более трех часов. Я реалист и понимаю, что сегодня три часа музыки высидеть можно, но это будет настоящей пыткой. Даже с перерывом на буфет. Поэтому в нашем балете будет два акта. Кстати, в свое время, при королях и царях спектакли смотрели немного по-другому. У знатных зрителей была своя ложа, оттуда в любое время можно было выходить, приносить шампанское, приглашать друзей. Театр был местом общения. В ложу возвращались, чтобы посмотреть вариацию любимой балерины, а потом опять просто общались.

У нас же спектакли смотрят нон-стопом, иногда засыпая. Так вот последнего я и хотел бы избежать. Мне самому с трудом удается высидеть от начала и до конца классическую балетную постановку «Спящей красавицы». Конечно, если она не на сцене, например, «Гранд-опера» в Париже. В театрах такого уровня не бывает скучно.

— Какие постановки еще находятся в вашем списке «заветных желаний»?

— Обычно я озвучиваю желания, когда уже знаю дату премьеры. Наверное, боюсь сглазить или ошибиться. В моих планах есть один интересный проект, основанный на известном произведении украинской классической литературы. Для меня обращение к подобному материалу будет впервые. Кстати, музыкальную партитуру, надеюсь, создаст один из украинских композиторов. Говорю сейчас и самому интересно, что же из этого получится.

— Помню, несколько лет назад созданный вами коллектив «Киев Модерн-балета» стоял на грани распада.

— В 2013 году мы действительно пережили один из самых тяжелых кризисов в истории коллектива. Девять из двадцати артистов труппы ушли. По разным причинам, но это произошло практически одновременно. У меня было ощущение, что я должен закрыть театр. Просто не был готов создавать из пепла нового Феникса. Это случилось в начале лета. Я ушел в отпуск, отдохнул, вернулся в сентябре, и труппа вновь заработала. Никто из тех, кто ушел, не вернулся, но мы возобновили работу с обновленным коллективом.

— Вашему театру уже 12 лет.

— Кстати, в 2018 году завершился первый этап моего плана. Из юридически не существующего «лица» мы превратились в муниципальный академический театр. Сначала было страшно и непонятно, как это все будет развиваться. Но прошло несколько месяцев, и я вполне доволен тем, что у нас получается. Хотя опасения, конечно, были. Знаете, только псих шагает за черный порог, не думая о том, есть ли там пол.

— Но творческие люди должны быть, наверное, немного психами?

— Нет! Может, в том, что касается творчества, они и подвержены какой-то эйфории. Но это составляет лишь малую часть их существования. Все остальное время приходится быть прагматичным. В конце концов, нам тоже надо есть, пить, спать.

— Вы обрели уже украинское гражданство?

— Нет, лишь постоянный вид на жительство. Что, в принципе, в юридическом плане позволяет мне делать практически все, кроме двух вещей. Я не могу участвовать в выборах (признаюсь, спокойно переживаю этот момент) и не имею права приобрести землю сельскохозяйственного назначения. Иначе уже жил бы в своем маленьком домике. Но все еще впереди. За достаточно короткое время наступил период наград. Я получил Шевченковскую премию, мне присудили звание заслуженного деятеля искусств Украины, вручили награду «Человек года».

— Значит, ваш дом теперь в Украине?

— Конечно. В Киеве. И не только по этим причинам. Для творческого человека его дом там, где он может применять свои способности. У меня сейчас совершенно не вызывает сомнений, что моя творческая семья — это «Киев Модерн-балет». Как бы хорошо мне не было в других театрах мира, там я все-таки в гостях. А здесь не могу даже покапризничать, потому что претензии вынужден предъявлять только к себе. Но несмотря на это чувствую себя гармонично.


* «Как бы хорошо мне не было в других театрах мира, там я все-таки в гостях. А Киев — мой дом», — признается Раду Поклитару

 

— Сколько лет вы уже живете в Киеве?

— Я приехал сюда в 2005 году. Тогда меценат Владимир Филиппов основал наш театр. Собственно, благодаря ему я и осел в Киеве. Несмотря на то что наши финансовые отношения с Филипповым прекратились достаточно давно, мы дружим, общаемся. Он непременно будет на премьере «Спящей красавицы» и выскажет свое «фэ», на которое имеет полное право. И я к нему прислушаюсь.

— Чье мнение еще для вас важно?

— Собственное. Я достаточно критично к себе отношусь. Просто невероятно. Конечно, сделаю все, чтобы мне понравился спектакль «Спящая красавица», но уверен, что на 100 процентов доволен не буду. Так не бывает никогда! Только за две недели до премьеры я закончил в черновом варианте создавать хореографию «Спящей красавицы» и сделал небольшой прогон второго акта. В этом есть что-то мазохистское, но я остался всем страшно недоволен.

— Кричали на артистов?

— Делаю это крайне редко. Стараюсь, скорее, шутить. Иногда лишь могу повысить голос, чтобы навести порядок в зале. Мои репетиции обычно проходят с шутками — я подтруниваю над артистами, над собой. Но это, в основном, происходит в русскоязычной среде. Когда приезжаю на постановки в Европу, то взрывы смеха раздаются лишь от артистов — бывших выходцев из стран Советского Союза. Остальные смотрят на меня с недоумением.

Помню, я ставил балет «Дождь» в Национальном театре Чехии. После двух репетиций ко мне подошла небольшая делегация из местных артистов балета и совершенно серьезно спросила: «Что мы делаем не так?!» А я понять не могу, с чего они это взяли! Оказывается, мои шутки они воспринимали как негативную реакцию. С тех пор, работая за границей, я перестал шутить.

— Вы ведь и сами были артистом балета.

— Я, можно сказать, десять лет не уходил со сцены. Танцевал и в «Спящей красавице». В этом спектакле у меня был долгий карьерный рост. Начинал еще в Пермском училище, когда мы участвовали в постановках местного оперного театра. Сначала танцевал пажей, потом на сцене оперного театра Белоруссии выходил в роли кавалера и волка. Венец моей карьеры в «Красавице» — фея Карабос.

— Женская партия?!

— Еще Мариус Петипа (французский и российский артист балета, умер в 1910 году. — Авт.)сделал эту роль мужской партией. На премьере в 1890 году ее исполнял знаменитый итальянский танцовщик-виртуоз Энрико Чекетти. В моей постановке «Спящей красавицы» фея, конечно, тоже будет. Я вообще считаю, что это главная роль в спектакле. Но у меня танцевать будет девушка.

— Не тоскуете по сцене?

— Я начал заниматься в четыре с половиной года и к началу карьеры артиста балета танцевал уже 26 лет. Вполне достаточно для того, чтобы натанцеваться. Признаюсь, обожаю выходить на сцену, но только на поклоны после спектакля. Этого мне вполне хватает, чтобы удовлетворить свои актерские амбиции. Я никогда не был танцовщиком категории «А», несмотря на то, что моя мама полагает, что во мне умер Барышников. Но сам я понимаю, что с моими физическими данными не мог претендовать на звездную карьеру. Поэтому с легкостью променял путь танцовщика на работу балетмейстера, где нужны несколько иные данные.

— Чего же вам не хватало?

— У меня не было «шага». В балете — это растяжка, умение делать продольный и поперечный шпагаты. Мне не хватало выворотности — разложенной позы Лотоса, когда, сидя на полу, можешь достать его коленями. Не было подъема — красивого изгиба стопы. В общем, того, что я был хорошим актером, оказалось мало, чтобы стать ведущим артистом балета. Но я уже давно понял, что это к счастью.

 

источник http://fakty.ua/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *