ВСЕ НА ПАРАД! — Балет 24

ВСЕ НА ПАРАД!

Тот, первый, показ был историческим, далеко не все зрители адекватно восприняли НОВОЕ в хореографическом, декорационно-театральном и музыкальном воплощении, однако таланты Жана Кокто, Пабло Пикассо, Эрика Сати, Леонида Мясина и, конечно, неподражаемого импрессарио Сергея Дягилева остались далеко не только в истории балета, их детище стало прорывом, развитием художественного воплощения на сцене. ГЦСИ, фонд имени Игоря Стравинского при участии Государственного центрального театрального музея имени А.А. Бахрушина предлагают вспомнить такое событие.

Итак, повод вспомнить событие вековой давности серьёзный. В пространстве Театральной галереи каждому посетителю предоставлена возможность ознакомиться с видеоматериалами, связанными с балетом по тематике: реконструкция “Парада” труппой EuropaDanse,фрагмент из балета “Перед Парадом”Анжелена Прельжокажа, а также фильм “Больше, чем любовь”, повествующий о взаимоотношениях Пабло Пикассо и Ольги Хохловой (именно во время работы над данным балетом, своей первым театральным опытом, Пабло Пикассо познакомился с русской балериной, артисткой“Русского балета” Сергея Дягилева). Жан Кокто вспоминал: “Я встретил Пикассо на бульваре Монпарнасс между "Ротондой" и "Куполь", пешеходов было мало. Я предложил ему приехать к Дягилеву для того, чтобы поработать над декорациями. Он согласился и приехал”.

Фото: пресс-служба ГЦТМ имени А.А. Бахрушина

 

Исторические фотографии Фонда имени Игоря Стравинского воссоздают дух нового времени (не забудем, что в то время на просторах Европы бушевали бои Первой мировой войны). Сюжет, время, эпоха часто становятся основой того или иного балетного действия, но в случае с “Парадом”  музыка Эрика Сати стала смыслообразующим элементом балета: в партитуру произведения кроме инструментов традиционного, классического оркестра, вошёл бутылофон — батарея бутылок и четыре пишущие машинки. И если бы только это! То тут, то там слышались автомобильные гудки, выстрел револьвера, удар ладонью, громовые волны, вой сирен. Нечего сказать, французский композитор действительно опередил время, впрочем, как и все создатели нового балета.

Что может быть заманчивее, причудливее, парадоксальнее и удивительнее уличного цирка? Вот вышагивает французский менеджер, буквально сконструированный из углов и плоскостей (благодарность “отцу” кубизма Пабло Пикассо – художественное решение всего балета выполнено именно в этом ключе). Француз вызывает из балагана китайского фокусника в богатом костюме, тот показывает фокусы, глотает шпагу, а потом исчезает…Это ли не диво! Реконструкция исторических костюмов, выполненных студентами Школы-студии МХАТ, представленных на выставке, воспроизвели образ новаторского произведения искусства, в котором представлено было самое невероятное для того времени: танцы под стрёкот пишущих машинок и ружейных выстрелов, отбивающий ритм гнедой конь с белыми пятнами, смешной и чудный, акробаты, шествие всех участников этого безумного парада.

Фото: пресс-служба ГЦТМ имени А.А. Бахрушина

 После такого “безумия” со страниц французских газет буйства лилось не меньше, чем со сцены французского театра Шатле. Критики недоумевали, в деморализации французского общества обвинили “Русский балет” Сергея Дягилева. “Балет показывал тупую автоматизацию движений, это было первой сатирой на то, что получило название "американизма". Музыка была современной, декорации — полукубистическими. Пабло <Пикассо> дал мне приглашение на премьеру. <...> Музыка, танцы и особенно декорации возмутили зрителей. Я был до войны на одном балете Дягилева, вызвавшем скандал, — это была "Весна священная" Стравинского. Но ничего подобного тому, что случилось на "Параде", я ещё не видел. Люди, сидевшие в партере, бросились к сцене, в ярости кричали: "Занавес!" В это время на сцену вышла лошадь с кубистической мордой и начала исполнять цирковые номера — становилась на колени, танцевала, раскланивалась. Зрители, видимо, решили, что актеры издеваются над их протестами, и совсем потеряли голову, вопили: "Смерть русским!", "Пикассо — бош!", "Русские — боши!” – писал позже присутствовавший на премьере Илья Эренбург. Но Дягилев не был бы Дягилевым, если бы не мог превращать провал в триумф (в 1913 году “Весну священную” Игоря Стравинского тоже сопровождал скандал, однако позже балет приняли). Так случилось и с “Парадом”. После премьеры в Париже балет вновь был поставлен спустя два года в Лондоне, блистала в нём знаменитая Тамара Карсавина, публика устроила овацию.

Нельзя сказать, чтобы балет был частым гостем на европейских и мировых сценах, но в 1973 году труппа “Сити Сентер Джофрибэллей” 22 марта 1973 года представила реконструкцию “Парада”, руководителями постановки выступили Роберт Джоффри (глава труппы) и сам Леонид Мясин, десятью годами ранее балет увидели на гастролях труппы зрители Москвы и Ленинграда.

Фото: пресс-служба ГЦТМ имени А.А. Бахрушина

 Кому не чужд гений Пикассо, авангардная музыка Эрика Сати, могут погрузиться в стихию уличного балагана и цирковой эксцентрики на новой выставке в Театральной галерее на Малой Ордынке.

 Выставка “Парад-100” открыта до 15 июня 2018 года.

 

источник http://www.rewizor.ru/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *