АНГЕЛ МОЙ, ДА ВЫ ХОРЕОГРАФ! ОЛЕГ ГАБЫШЕВ — Балет 24

АНГЕЛ МОЙ, ДА ВЫ ХОРЕОГРАФ! ОЛЕГ ГАБЫШЕВ

источник http://cadence.tilda.ws/

Материал журнала КАДАНС

интервью с молодыми хореографами
Хореографы — восприимчивые, ищущие, беспокойные, одержимые, влюблённые, чувствующие дух времени, — способны энергией движения уничтожить пустоту неподвижности. Ощущение любви внутри них — безусловной, всепоглощающей — переводит человеческую мысль в телесный текст. Герои этого материала не похожи друг на друга, у каждого свой алфавит танца, но все они — смелые люди с ясным умом и четкими целями.
С какими мыслями хореографы открывают двери в балетный зал и с какими выключают свет, уходя? Откуда они берутся, как работают, какие горы сворачивают? 

Мы подготовили блиц из 7 вопросов про то, какой разной может быть профессия хореографа.

1
15 лет назад в Туркменистане на законодательном уровне запретили балет, поясняя, что туркменам этот вид искусства непонятен и поэтому не нужен. В чём же главная задача балетного искусства? Зачем оно существует?
 
2
В чём заключается главная сложность во время работы над спектаклем?
 
3
Существует ли в наших театрах цензура?
 
4
Сколько времени уходит на постановку нового спектакля?
 
5
Сложно ли найти индивидуальный стиль и нужно ли это делать? Ощущаете ли вы влияние других балетмейстеров на формирование вашего собственного стиля?
 
6
Чем вы руководствуетесь, выбирая танцовщиков для постановки?
 
7
С кем из хореографов или выдающихся людей других сфер вы бы хотели лично пообщаться?

 

Олег Габышев

 
 
 
1
Искусство облагораживает и возвышает людей, заставляет мыслить. Это не развлечение. В балете должны затрагиваться важные темы: любовь, призвание человека и другие. Танец, воздействуя непосредственно на подсознание, подвигает к важной жизненной цели — духовному развитию.
 
2
Сегодня часто бывают заказные спектакли, где сразу даётся музыка, либретто. Это не совсем правильно, потому что ставит в рамки. Хореограф – творец, он должен обладать свободой. Если художник может взять краски, полотно и просто рисовать, то хореограф зависим от артистов, сцены, места репетиций и часто даже от зрителя. Ещё во время учебы в Академии я понял: балетмейстер обязан быть хорошим организатором. На это уходит много сил и энергии, хотя в идеале он не должен этим заниматься.
 
3
Я работаю в авторском театре, но даже у нас часто повторяют: «это чересчур», «это перебор». Есть какие-то пошлые моменты, которые надо ограничивать, убирать. Я считаю, что балет не нуждается в полной наготе на сцене — выразить мысль можно другими способами.
 
4
В зависимости от формата спектакля, например, двухактный можно поставить за год. Мариус Петипа четырёхактный балет «Дочь фараона» поставил за четыре недели. У Бориса Эйфмана балет ставится больше года. У меня на одноактный балет ушло около месяца репетиций. Хорошая организация влияет на 50% скорости.
 
5
Многие говорят, что в моих постановках видно влияние Бориса Яковлевича Эйфмана, и я считаю это огромным комплиментом. Чтобы ставить как любимый хореограф, надо много работать, хотя стремиться к этому не стоит. Свой стиль придет сам, но нужна база, от которой можно оттолкнуться. Важно обладать чувством вкуса, оно на все накладывает отпечаток: на танец, костюмы, оформление, свет. Если у хореографа отменный вкус, он идет в ногу со временем, с новыми тенденциями, то его работа будет востребована.
 
6
Существует природная актерская харизма, которая может скрыть огрехи в технике. Поэтому для меня главное – личная симпатия, которая основывается на интуиции и иногда заканчивается разочарованием. Если в планах ставить классику или неоклассику, то, конечно, главный критерий – грамотная классическая техника.
 
7
Я бы хотел поговорить с Джоном Ноймайером и Иржи Килианом. Когда я смотрел старые работы Килиана и его более поздние постановки, я понял, что он сильно изменился, поменял мышление. От чего это зависит? Мы сильно привыкаем к своим предпочтениям, но нужно уметь меняться — это развитие, прогресс. Ещё я бы хотел встретиться с Николой Тесла. Судя по его биографии и открытиям, это какой-то сверхчеловек с невообразимыми способностями памяти. С удовольствием пообщался бы с Генрихом Шлиманом, который раскопал Трою. Мы не знаем, где, на каком повороте нас осенит новой идеей. Может быть это произойдет в музее бабочек? Нельзя ограничивать свой круг интересов. Я не понимаю людей, которые говорят: «нет, мне это не пригодится». Откуда они могут знать? Конечно, надо расставлять приоритеты, концентрироваться на профессии. Но в остальное время — играть на инструментах, заниматься спортом, йогой, общаться с людьми, целоваться, обниматься, любить!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *