ТЕАТР ПРИТЯГИВАЕТ МОЛОДЕЖЬ ПРЯМЫМ ОБЩЕНИЕМ — Балет 24

ТЕАТР ПРИТЯГИВАЕТ МОЛОДЕЖЬ ПРЯМЫМ ОБЩЕНИЕМ

ИСТОЧНИК: http://www.e-vesti.ru/

 

Генеральный директор Государственного центрального театрального музея имени А.А. Бахрушина Дмитрий Викторович Родионов – человек жизнеутверждающего взгляда на современную жизнь. Музею под его руководством удалось занять такую позицию, что экспозиция привлекает и молодежь, и старшее поколение, а её пополнение обеспечивается постоянно со всех уголков нашей страны. Дмитрий Викторович поделился с читателями «Э-Вести» своим оптимизмом и взглядом на театральное наследие.

ЭВ: Скажите, пожалуйста, что сегодня особенно интересует посетителей музея А.А. Бахрушина? Наверное, видео?

Родионов Д.В.: Нет, знаете, вкусы посетителей очень разные. Для молодежи, конечно, более притягательна интерактивная экспозиция, где есть момент физического контакта, просвещения через игру. Люди постарше и более образованные испытывают трепет перед подлинным предметом.

 

Например, у нас сейчас проходит выставка «Два века Петипа», к двухсотлетию Мариуса Ивановича Петипа. Я думал: кому будет интересна выставка про балетмейстера, о котором, наверное, знает только узкий круг балетных деятелей? Для меня было полной неожиданностью, что у нас на сайте отмечено более двенадцати тысяч кликов на эту выставку.

Выставка построена на подлинниках, архивных и музейных предметах, привезенных со всего мира: Франции, Германии, Италии, России.

ЭВ: Но ведь с этой фигурой тесно связана культура XIX века и формирование русского балета…

Родионов Д.В.: Я думал, что если подойти на улице и спросить, кто такой Петипа, девять из десяти скажут: «Я впервые о нём слышу».

ЭВ: У меня тоже такое ощущение, слишком уж элитарен балет…

Родионов Д.В.: Вот видите, а выставка пользуется большим спросом. Она, правда, интересно сделана нашим главным художником, необычно, через деревянную фактуру. Экспозиционные щиты – деревянные. Дерево – это основа жизни артиста балета, он всю жизнь проводит на планшете сцены, на деревянном полу.

ЭВ: Много ли приходит молодых ребятишек?

Родионов Д.В.: Много.

ЭВ: Любит ли молодёжь театр? Всё-таки не киношка!

Родионов Д.В.: Мне кажется, да. В январе-марте я подряд посмотрел 32 спектакля в рамках фестиваля «Золотая маска», как член жюри. В зале было очень много молодёжи. Есть спектакли, на которые ходила буквально одна молодёжь. Меня очень радует, что театральное искусство как жанр, наиболее связанный с прямым общением, прямыми эмоциями, притягателен для молодёжи.

ЭВ: Музей, наверное, сейчас принимает исключительно диски и флешки, времена электронные?

Родионов Д.В.: Музей А.А. Бахрушина принимает любые артефакты, в любой форме, если они связаны с театром и его деятелями. Нам дарят пластинки, видеозаписи, приносят электронные носители с фотографиями, диски (раньше это были отпечатки).

Нам дарят очень много программок, в том числе сами сотрудники. В музей присылают посылки с дарами со всех уголков страны. Буквально недавно у меня была посланница из Туркмении, замечательный художник, которая принесла нам бесценный дар от одной актрисы, муж которой был режиссером и учеником Эфроса. Она подарила нам стенограммы репетиций, на которых присутствовал Эфрос. Это уникальные материалы, о которых никто никогда не знал, а теперь они у нас в коллекции. Казалось бы, где Туркмения, а где мы? Но ниточка существует на уровне людей, для которых сохранение памяти не просто абстрактая субстанция, а конкретные действия. Видишь старую фотографию – не выбрасывай, в память людей, на ней изображенных.

Дмитрий Родионов: театр притягивает молодёжь прямым общением
Дмитрий Родионов: театр притягивает молодёжь прямым общением

ЭВ: Как складываются у Музея Бахрушина сегодня взаимоотношения со старшим поколением, несущим в себе традиции? Вы поддерживаете связи с нашими живыми легендами?

Родионов Д.В.: Безусловно, а как же. Например, Николай Михайлович Шейко – друг нашего музея. Это не только театральный человек, но и музейный. Он передал много материалов в наш музей, подарил ему много архивных материалов, связанных со своим творчеством и с творчеством В. Гвоздицкого.

ы с Николаем Михайловичем постоянно проводим вечера, недавно была серия вечеров памяти Виктора Гвоздицкого. К каждому из вечеров мы выпускали книжечки стихов. Он так трепетно относится к прошлому и к памяти о людях, ушедших от нас. У него к ним отношение как к живому настоящему. Такие люди, как Николай Михайлович, являются связующим звеном между прошлым и настоящим театра России.

 

ЭВ: Мне Николай Михайлович говорил, что прошлое, традиции имеют первоочередное значение. И я, как человек консервативного склада, с ним согласна.

Родионов Д.В.: Здоровый консерватизм очень важен как в музейном, так и в театральном деле. Он связан с тем, что есть новации, которые не несут в себе никакой мысли и никакого содержания. Они внешне эффектны, визуально притягательны, а на самом деле за ними пустота. Внешние раздражители поработали, а что дальше? Ничего ни для сердца, ни для души.

Вот об этом он, наверное, и говорит. Сейчас есть хорошие психологические, реалистические театры, есть авангардный театр.

ЭВ: Вы со всеми театрами поддерживаете связь?

Родионов Д.В.: Мы стараемся. Конечно, это необъятное поле, в России более двух тысяч театров. Мы несколько лет проводим всероссийскую акцию «Сохраним историю российского театра для потомков», на неё уже откликнулись более двухсот театров, множество людей. То есть, они начали присылать в коллекцию материалы по истории своих театров. Мы всё время расширяем круг этих людей.

Здесь есть ещё такой момент. Мы храним реликвии не для себя, а для всех. Бывает, что люди из губернских театров обнаруживают, что в Музее Бахрушина есть материалы об их театре. Где-то люди занимались этим на местах, например, в Иваново, и создавали свои коллекции, а где-то – нет. Мы постоянно отвечаем на запросы маленьких муниципальных городков, которые вдруг озабачиваются своей историей и культурой.

Мария Николаевна Ермолова в своё время говорила: «Что остается после актера? Ничего, дым». А вот Алексей Александрович Бахрушин, основатель музея, решил доказать Марии Николаевне, что это не так, и начал собирать разные артефакты – от мемориальных вещей, связанных с нашими гениальными актёрами, до рукописей, пуантов, живописи, программок, афиш. Для него любой артефакт нёс память о спектакле, режиссере, актёре.

А.А. Бахрушин изначально поставил перед комплектованием музея задачу комплексности коллекции. Всё, связанное с театром, материально отражает историю театра. По разным темам и направлениям. Это даёт результат. Мы сегодня можем сделать выставку фактически на любую тему.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *