«ВСТРЕЧА» «ГУЛЛИВЕРА» и «КАШТАНКИ» ПОД «ДОЖДЕМ». ЧЕМ ЗАПОМНИЛСЯ «ЧЕРЕШНЕВЫЙ ЛЕС» — Балет 24

«ВСТРЕЧА» «ГУЛЛИВЕРА» и «КАШТАНКИ» ПОД «ДОЖДЕМ». ЧЕМ ЗАПОМНИЛСЯ «ЧЕРЕШНЕВЫЙ ЛЕС»

ИСТОЧНИК: https://www.m24.ru/

В Москве прошел XVIII Открытый фестиваль искусств "Черешневый лес". Театральная программа по традиции оказалась максимально разнообразной: российские и западные режиссеры представили спектакли и балеты для зрителей всех возрастов и вкусов. Редакция портала Москва 24 – о четырех необычных премьерах "Черешневого леса-2018".

Фото: Детский музыкальный театр им. Н. Сац

"Дождь". Музыкальный театр им. Станиславского и Немировича-Данченко

Режиссер: Анна Тереза де Кеерсмакер Музыка: Стив Райх Исполнители: труппа Rosas, ансамбль Ictus Несмотря на европейское происхождение труппа Rosas Анны Терезы де Кеерсмакер прямой наследник золотой эпохи нью-йоркского авангарда. Сама постановщица не раз повторяла, что свое уникальное видение танца она получила, исследуя музыку Стива Райха. 

 

"Дождь" – одна из вершин не только творчества Кеерсмакер, но и всего современного балета. Геометрия танца кажется тотальной импровизацией, однако каждое движение тщательно продумано и отрепетировано. Как и в музыке Райха, вдохновленной индонезийским гамеланом, в балете Кеерсмакер главным инструментом художника становится математическая точность. 

Видео: YouTube/ Rosas vzw

 

 

Труппа Rosas создает сложнейший рисунок спиралей и завихрений, находясь в непрерывном движении все 70 минут, что длится спектакль. При этом структура балета не кажется перегруженной или чрезмерно интеллектуальной, как это часто бывает в contemporary dance. В "Дожде" есть место иронии, чувственности и совершенно искреннему оптимизму.

Впервые Rosas выступила в Москве осенью прошлого года со спектаклем "Фаза". Надеемся, что Кеерсмакер будет чаще привозить в Россию свой балет. Хотя бы потому, что постановщица строжайше запрещает съемку, и увидеть новаторские спектакли Rosas можно только в театре.

"Путешествия Гулливера". Детский музыкальный театр имени Наталии Сац

Музыка и либретто: Алексей Ларин Хореограф: Кирилл Симонов Дирижер: Алевтина Иоффе

Композитор Алексей Ларин дополнил вторым актом свой же балет "Гулливер в стране лилипутов". То, что действия писались отдельно и с перерывом, заметно, настолько сильно отличаются они друг от друга. 

Первый акт – классический детский спектакль на сюжет Джонатана Свифта. Лэмюэль Гулливер отправляется в путешествие, его корабль терпит крушение, герой оказывается в стране лилипутов. После антракта действие продолжается в обители великанов, но затем логика повествования неожиданно нарушается. 

Вместо развития сюжета зритель получает экзотический дивертисмент. Вот Гулливер оказывается в Индии, вот его вдруг заносит к эскимосам, а затем герои и вовсе улетают на спасательном вертолете в современный Нью-Йорк. Создается не самое приятное впечатление, что авторы балета использовали все заготовки, которые были в запасе, чтобы довести хронометраж до "взрослого" в ущерб целостности спектакля. 

Фото: Детский музыкальный театр им. Н. Сац

Впрочем, необходимо сделать скидку на то, что авторы "Путешествия Гулливера" стремились создать не столько спектакль в привычном смысле слова, сколько художественный аттракцион. И с этой задачей они справились. Декорации, созданные с использованием технологии 3D-мэппинга, временами остроумны, но не всегда равного эстетического качества. Артистам театра имени Сац пока что явно непривычно взаимодействовать с цифровыми декорациями.

К хореографии вопросов нет. Худрук Кирилл Симонов выбрал беспроигрышный вариант – упрощенную эклектичную классику. Оптимальный вариант для первого знакомства юных зрителей с миром балета и танца. 

"Каштанка". Малая сцена Театра наций

Режиссер: Юлия Пересильд Исполнители: Ксения Тишкова, Анна Шуваева и др.

Для своего режиссерского дебюта актриса Юлия Пересильд выбрала хрестоматийный рассказ Чехова. "Каштанка" по необъяснимым причинам обычно считается произведением для детей. На самом же деле за простой формой скрывается невеселое размышление о социальной несправедливости, необратимости и неожиданности смерти, трагедии художника и вообще всего сущего. Ничего этого в постановке академического драмтеатра нет. 

А есть обилие визуальных гэгов и музыкальных номеров, вдохновленных то ли "Юбилеем" Дерека Джармена, то ли "Шапито-шоу" Сергея Лабана. Каштанка подвергается всем возможным формам насилия: физическому, психологическому и слабо завуалированному сексуальному. При этом никто из героев даже не думает рефлексировать над происходящим, захлебываясь в музыкально-комическом восторге. 

Видео:YouTube/Театр Юных Зрителей им. А.А.Брянцева

Апофеозом этого странного веселья становится сцена гибели Ивана Ивановича. После того, как несчастный гусь погибает под копытами лошади, сцена взрывается от самого шумного и мажорного номера всего спектакля. 

Вольно или невольно, "Каштанка" Юлии Пересильд прекрасно раскрывает суть мышления миллениалов: все, что нас не развлекает, на фиг нам не нужно. И раз уж смерть неизбежна, то пусть нас развлекает и смерть. Как говорил герой уже упомянутого "Юбилея", "пусть музыка играет громче, чтобы никто не услышал, как взорвется мир".

"Встреча". Мастерская Петра Фоменко

Режиссер и исполнитель: Саймон Макберни

Тот случай, когда аттракцион становится высоким искусством. 

Перед началом спектакля его автор и единственный исполнитель Саймон Макберни просит выключить телефоны (предварительно разбив свой) и надеть наушники. После этого он объясняет, как будет проходить спектакль: на сцене стоят микрофоны и манекен для бинауральной записи. Саймон демонстрирует возможности этой машинерии, сначала шепчет что-то в левое ухо, а затем дует в правое. И мы действительно слышим, как воздух из его легких проникает в наши уши.

Забавными скетчами актер развлекает публику, чтобы она не заметила, как гаснет свет в зале. Начинается действие. Американский журналист по заданию National Geographic отправляется в Амазонию, где и происходит вынесенная в название встреча c нетронутым цивилизацией племенем. С этого момента начинается галлюцинаторное путешествие между пространствами и эпохами. И первым делом наш герой замечает удивительную вещь: он может говорить с одним из новых друзей, хотя они не знают языков друг друга и даже не открывают рты.

Видео:YouTube/Complicite

Но эта анархопримитивистская идиллия длится недолго. Фотоаппарат репортера разбивает обезьянка, кроссовки сжигают туземцы, наручные часы куда-то пропадают сами собой, а руки горе-путешественника становятся гнездом для личинок. В голове героя вновь и вновь звучит загадочная фраза: "Мы умираем, чтобы избежать смерти". Белый человек пришел за нефтью, и туземцам больше нечего делать в этом мире. Они покидают деревню, уничтожая все, что их держит: драгоценности, утварь, трофейные черепа. В итоге им удается то, что недоступно никаким технологиям – они уничтожают само время.

Структура спектакля чрезвычайно сложна. Макберни перемещается между Москвой 2018 года, Лондоном 2014-го и Америкой 1969-го. Где, к слову, происходит один из ключевых и невероятно эмоциональный эпизод. В бреду герой мечтает, как люди срывают с себя оковы потребительства, уничтожают магазины, банки, Белый дом и в конце концов символ всего, накопленного человечеством – Библиотеку Конгресса.

Если у этого блестящего спектакля вдруг есть недоброжелатели, то они наверняка указывают автору на то, что антипрогрессистский пафос "Встречи" передается современнейшими техническими средствами. Но это лишь один из бесчисленного множества парадоксов мира, созданного Саймоном Макберни.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *