УЛЫБКА АППОЛОНА — Балет 24

УЛЫБКА АППОЛОНА

ИСТОЧНИК: https://www.facebook.com/

Однажды, в балетной компании, возникла дискуссия о том, сугубо ли серьезен "Аполлон Мусагет" или в нем есть доля комедийности. Я не выдержал и выступил, причем сказал весьма большую речь.. жаль, что не записал потом! Поэтому воспроизвожу по памяти... если что забылось, то уж не обессудьте!

Юмор в "Аполлоне", конечно, есть! Игра со стилем, а в "Аполлоне" она двойная - через формы бессюжетного балета 20-го века просматриваются структуры большого балета 19-го века, а через них - абрис старинного балета с выходами, - всегда подразумевает некоторую отстраненность, а, значит, и иронию. Буквальный перенос на сцену узнаваемых пластических эмблем: поза с кифарой, группа с микелланджеловского "Сотворения Адама" и тому подобное, тоже несет в себе комический эффект. Как и нарочитая ученость аллегорического сюжета - прославление союза музыки и танца, перед которым отступают литература и пантомима. Не правда ли знаково для хореографа, создавшего бессюжетный балет, где чистому танцу не требуется ни сюжета, ни пантомимы, а только лишь музыка?

Постоянно работающий на протяжении всего балета источник ироничного или юмористического - тут уже зависит от трактовки исполнителей, отношения к происходящему - это четырехплановость отношений персонажей: аллегории Музыки, Поэзии, Пантомимы и танца - бог Аполлон и три музы - юноша и девушки. Здесь можно расшифровать более конкретно - молодой король и три аристократки, из которых он выбирает себе фаворитку, не забудем, что эпоха Люлли и Людовика в подтексте этого балета присутствует! И, наконец, танцовщик и его то ли партнерши, то ли ученицы.

Эта четырехплановость отражается в хореографии, где есть и чистый танец, и мифологические аллюзии, и стилизованные старинные поклоны, и детальки бытовой хореографии 20-х, просто бытовые детальки - тоже, и явные отсылки к танцклассу. Вот эта многоплановость действия с открытой возможностью переключаться из одного плана в другой и образует в "Аполлоне" пространство для личного творчества исполнителей, которые могут усилить один план, стушевать другой, создать через игру тем и другим собственные образы героев. Здесь вполне уместна и лирическая ирония Барышникова, и Нуреев с его - в любой хореографии проявляющимся - настроем "анфан террибль", готового штурмовать всякий стиль и всякую технику, и "эфебность" Болле, и академичность (но, кстати, вполне уравновешиваемая французской элегантностью) Ганьо.

Но я не хочу сказать, что "Аполлон" - это комедия. Там есть и много серьезного. Прежде всего, сам принцип организации сценического пространства, который нашел Баланчин, когда отказался от оформления Бошана. Пустая сцена, минимум бутафории, на синем фоне - отдельные белые фигуры - это отсылающее нас в век богов пространство первозданного космоса, в котором еще нет ничего мелкого и случайного, и в пустоте движутся одинокие величественные фигуры. В хореографии - также: величественная поступь муз, являющихся с трех сторон света: шаги - батманы, потом будет их реприза в партии Аполлона, когда он раздает музам атрибуты) В архитектонике групп - с одной стороны, еще явно связанных с конструктивизмом, с другой уже отсылающих и к монументальности и вескости неоклассицизма (самый запоминающийся пример - воспроизведение античного фриза: три выстроившиеся друг за другом в позе обращающихся к небу музы, "плывущие" на пальцах вокруг сцены). И в хореографии - вариация-"молитва" Аполлона, адажио Аполлона и Терпсихоры!

Вот это сочетание сугубо серьезного с комическим, мифологического - с чисто танцевальным и так далее, должно работать в среднем разделе балета. Тогда нужными и закономерными будут выглядеть и пролог с апофеозом, традиционность и суховатая изобразительность которых простора для личной интерпретации тут нет, выводит многоплановость центрального раздела балета в бесстрастное и деиндивидуализированное пластическое "повествование"... Вот как-то так! Если слишком заумно.. но как получилось!

Андрей ГАЛКИН

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *