МАРЛЕЗОНСКИЙ БАЛЕТ — Балет 24

МАРЛЕЗОНСКИЙ БАЛЕТ

ИСТОЧНИК: https://www.facebook.com/

Сколько раз мы все слышали фразу: "Вторая часть марлезонского балета..." Благодаря необычайной популярности фильма "Д'Артаньян и три мушкетера" Юнгвальда-Хилькевича фразу о Марлезонском балете знал каждый житель Советского союза! И хотя Александр Дюма достаточно вольно обращался в своем бессмертном произведении как с датами, так и с трактовкой того, что, собственно, представляет собой Марлезонский балет, в фильме фразы, связанные с ним, приобретают совсем иное звучание...

В разговорной речи людей, ориентированных на культовый фильм, эта фраза тесно связана с напряженным моментом финала доставки подвесок королеве Анне. И если первый раздел Марлезонского балета вполне чинный, но пропитанный нервным ожиданием, то вторая часть этого действа связана с гротескной ситуацией, когда спешащий Д'Артаньян буквально опрокидывает "конферанса". Фраза "вторая часть Марлезонского балета" означает неожиданное, а порой и нежелательное развитие дальнейших событий. Фильм о трех мушкетерах - не первый в советском кинематографе, где звучит это выражение. В 1935 году была выпущена анимационно-игровая картина "Новый Гулливер", в которой пионер-фантазер Петя Константинов наблюдает и обсуждает в Лилипутии Марлезонский балет, в том числе и вторую его часть. Однако крылатым выражение стало после картины Юнгвальда-Хилькевича. Фраза ироничная, но вместе с тем куртуазная, намекающая на то, что при дворе Людовика XIII просто бала быть не могло - томные дамы и кавалеры танцуют именно Марлезонский балет...

В чем же истинное значение выражения - марлезонский балет. Что это выражение означает на самом деле? Александр Дюма описывает это действо как любимый балет короля. Но ведь от автора занимательного романа и не требуется достоверных данных. Это балет? Балет. Король, а именно Людовик XIII, его любил? Действительно любил! Все замечательно! Ради интереса можно покопаться и узнать, был ли он на самом деле, этот Марлезонский балет? И тут тоже все хорошо - Был!!! И это действительно сугубо придворное действо. Но не танцы в чистом виде, а театрализованное представление со стихами и песнями, инструментальной музыкой и чтением стихов...

Так откуда же он взялся - балет такой? Введен балет был Генрихом III в годы правления 1574-1589. Вообще-то, так к слову, он был последним монархом из династии Валуа. Но своего расцвета он достиг при Людовике XIII Справедливом. Страной тогда реально управлял Ришелье, а король был истинным артистом, одаренным музыкантом и поэтом. На лютне он играл уже в три года, затем освоил клавесин и виртуозно овладел охотничьим рожком. Кроме того, он играл на баскском барабане, скрипке и гитаре. Обладая прекрасным басом, исполнял псалмы. Танцам учился с детства и дебютировал в семилетнем возрасте в придворном Балете господина де Вандома, а спустя несколько дней - в Балете господина Дофина в замке Сен-Жермен. Он танцевал все танцы – придворные, в том числе и с кастаньетами, и деревенские свадебные. Позже он увлекся постановкой балетов, их было очень много. И вот в 1635 году им был поставлен Марлезонский балет!!!

Чему же был посвящен этот балет? Достоверно, на основе "проверенных" источников, известно о двух представлениях – 15 марта в замке Шантийи и 17 марта в аббатстве Ройомон. Представление полностью было сделано королем. Он написал сценарий, стихи, музыку, создал эскизы костюмов и декораций. Хореографией занимался тоже он. Раньше многочисленные балеты, постановкой которых он занимался до самой своей кончины, ставились по классическим произведениям. Но вот появляется Марлезонский балет. И что же это значит? Буквальный перевод слова "марлезонский" означает "дроздование". Балет поставлен на сюжет, посвященный любимой придворной забаве – охоте на дроздов. И частей в нём целых 16!!! Это вам не нынешние три акта! Король исполнял в спектакле две роли – в 3-м акте, который назывался "Лотарингцы", он играл торговку приманками, а в 13-м – крестьянина. Достаточно либеральные роли... явно не страдал манией Величия, хотя имел на это все права... Можно поучиться нынешним некоторым артистам Балета, особенно артисткам!

После Людовика XIII остались написанные им куртуазные стихи, партитуры многоголосых псалмов. Надо отметить, что любовь к балету король передал по наследству своему сыну – Королю-Солнце, Людовику XIV, который издал указ о создании Парижской Академии танца. Старинная музыка этого периода мало изучена. Периодически к ней возникает интерес, но в основном у специалистов. Широкой публике творения этого монарха и его современников-музыкантов неизвестны. И вот в 1967 году выходит пластинка - были такие "виниловые" носители музыки и речи, на одной стороне которой записана музыка к одиннадцати актам Марлезонского балета. Ее исполняют Парижский ансамбль старинных инструментов и инструментальный ансамбль, которыми руководили, соответственно, Роже Котт и Жак Шайе. Продолжительность записи 12 минут 39 секунд. В этой обработке количество актов сократилось с 16 до 11. Сами названия частей говорят о том, что действие было многоплановым, охватывались все прослойки населения: Пажи, Крестьяне, Дворяне, Король... Четвертый, пятый и шестой акты называются: Ловчие, Том Мясник, Арбалетчики - соответственно, то есть в них рассказывается о ремеслах!!! Десятый акт именуется - Весна. А одиннадцатая часть Марлезонского балета так и называется - Большой балет. Прямо-таки средневековая Википедия!

Вот такой был король... Тут надо все же упомянуть, что несмотря на таланты у французского короля Людовика было трудное детство. Ведь ещё в возрасте неполных десяти лет он лишился любящего отца Генриха IV, оставшись на попечении явно взбалмошной мамочки - вдовствующей королевы Марии Медичи.

Надо сказать, для некоторых вдов и в другие-то времена было не совсем типичным долго печалиться по поводу внезапной гибели ими обожаемых, пусть даже и царственных, мужей. Ну, погрустят, конечно, немного, поплачут, не без этого. А потом, глядишь, и как будто ничего и не было, и вдова вовсе даже не печальная, а напротив – жизнерадостная, ведь время-то идёт, а годы-то летят... Как же все это знакомо! Такое и сейчас есть... даже при живых-то мужьях!

Но вернёмся к тому времени... Мария Медичи здесь не исключение, поэтому вскоре после гибели Генриха Наваррского она попадает под дурное влияние во всех смыслах недалёкого итальянца некоего Кончино Кончини. Пожалуй, по скромнее бы следовало себя вести бог знает откуда вдруг взявшемуся другу семьи и фавориту вдовствующей королевы. С таким-то брутальным именем?! Однако же, сеньор Кончини подсказкам провидения не внимает, а тут же принимается утопать в роскоши, окружаясь толпою дворцовых лицемеров, и заодно производя себя, с какой-то стати в маршалы Франции.

Малолетнему Людовику 13 всё это не нравилось!!! Спрашивается, а кому бы это понравилось? Ладно бы, каким-нибудь кровным дядей, в конце концов, являлся для него этот Кончини. Всё же, как-никак был бы королевский сродственник. А тут вообще какой-то "перец" с Апеннинской горы… Поэтому, когда наш юный французский "Гамлет" немного расправляет свои худые подростковые плечи, то тут же и намеревается "заказать" этого итальянского выскочку, что, собственно, вскоре и происходит. Об этом заботится уже фаворит короля добродушный мосье Люинь, найдя в нужный момент подходящего и незанятого киллера...

Данному, вполне уже королевскому поступку Людовика предшествуют некие обстоятельства. Дело в том, что взбалмошная мамочка решает его, ещё четырнадцатилетнего, женить на испанской инфанте Анне Австрийской. Собственно, этот скоропалительный брак напрашивался согласно договору, существовавшему у французского престола с престолом испанским. Происходит как бы обмен брачующимися принцами и принцессами. Приводит ли в восторг перспектива скорой предстоящей женитьбы Людовика? Пожалуй, что и нет. В то время все его мысли принадлежат королевской охоте, коей он с усердием предаётся в компании с тем же весёлым добряком де Люинем. Хотя юного короля изрядно теперь интересует появившийся в его поле зрения новый объект противоположного пола – белокурая тринадцатилетняя Анна.

Кстати, о нравах того времени - это чтобы не сложилось какое-то сложное мнение... Было все просто! Согласно обычаям того времени, в момент первой королевской брачной ночи, в качестве свидетельниц должны были присутствовать кормилицы обоих царствующих особ. Ну, так у них было заведено, у монархов этих. Так вот, кормилицы лжесвидетельствовали, что, дескать, у молодожёнов всё "получилось" и в скорости последует и долгожданная беременность юной королевы. В действительности же случается конфуз - хотя с кем не бывает, может король переволновался, но Анна остаётся девственницей, а Людовик, опечаленный "этим", в компании опять же, верного друга де Люиня тотчас устремляется на охоту... гонять дроздов!

Трудно сказать, тогда ли уже у него зарождаются идеи Марлезонского балета, или несколько позже, однако нам известно, что помимо охоты на лисицу и оленя, юный монарх обнаруживал уже тогда ещё и замечательные способности к музыке и всяким прочим балетным действиям. Если же к этому присовокупить и недюжинные качества политика, раскрывшиеся, правда, несколько позже, то перед нами встанет во всей красе портрет и вовсе полностью состоявшегося и продвинутого монарха!

Но мы все-таки не об этом, а о Марлезонском балете. В сущности, смысл его заключался в передаче пластическими средствами охоты на дроздов, существовавшей во Франции бог знает с каких пор. Считается, что придумал этот вид танцорно-лесного баловства ещё король Генрих III, дед нашего Людовика.
Но, несомненно, более всех в этом искусстве поднаторел именно сам Людовик, мало того, что в дошедшей до нас знаменитой постановке Марлезонского балета, придумавший музыку и сюжет, так ещё и, как мы сказали уже об этом, танцевавший в нём!!!

Правда, почему-то Александр Дюма-отец называет в "Трёх мушкетёрах" собственно Марлезонский балет - "Балом городских старшин" и местом действия не замок Шантийи, где обычно устраивалось вышеуказанное действо, а Лувр. Да и об охоте на дроздов в романе Дюма не говорится ни слова. А ведь дрозды, ужас, как могут быть хороши, в жарено-тушёном виде, обёрнутые салом и масляной бумагой с добавлением специй и белого вина. До сих пор существует дрозд по-французски, дрозд по-немецки, дрозд по-фламандски и дрозд по-польски. В русском охотничьем варианте тоже есть дрозд под сметаной...

Я вот задумался сейчас - а интересно, наш городской воробей мог бы подойти в качестве вероятной дичи в период Марлезонской охоты... когда уже всех дроздов истребят особо ретивые приверженцы данного вида спорта? Думается, в крайнем случае, мог бы! Ведь не случайно же в 60-е годы прошлого века в Китае, следуя заветам великого Мао, была объявлена тотальная воробьиная охота. И когда всех воробьёв извели, на обширных полях поднебесной расплодилась какая-то свирепая гусеница, окончательно и бесповоротно пожравшая оставшийся урожай. Правда, потом пришлось бороться и с гусеницей, но это была, пожалуй, уже вторая часть китайского Марлезонского балета.

Ну, а мы-то, чем хуже? Ничем. Мы, пожалуй, даже и непосредственнее как-то.... И у нас существует свой, не побоимся этого эпитета, национальный по форме и социалистический по содержанию, Марлезонский балет, который длится уже много лет... и все нравится!!!

Кстати, в великом романе "Три мушкетёра" Марлезонский балет именовался как бал Городских старшин. Все как у нас! Примеров таких шоу - масса! Но тогда все же было по-другому! И скорее всего ассистенты ли Александра Дюма здесь что-то перепутали, или же сам мэтр недосмотрел, однако получилась некая историческая несуразность.

Впрочем, историческая несуразность эта, затем повторилась и во французском кинематографическом шедевре 1961 года, поставленном режиссёром Бернаром Бордери, изобилующим захватывающими драками, потрясающим фехтованием, превосходной музыкой Поля Мизраки и великолепной игрой актёров.

Полвека прошло, а мало-мальски подходящих аналогов этому кино шедевру до сих пор нет. Да, пожалуй, и не будет, как не пыжились бы их последователи, хотя будущих кинопостановок насчитывается уже более двух десятков. И единственные, кому удалось донести до зрителя мало-мальски историческую правду о Марлезонском балете, были авторы советской версии "Трёх мушкетёров"...

Зато вот, попали в историю языкознания, поскольку их "Марлезонский балет" стал, в конце концов, крылатым для нас выражением или фигурой речи.
И когда мы слышим в разговоре это словосочетание, то уж не сомневайтесь, сейчас будет рассказано нечто такое, особо выдающееся и пикантное, отчего захватит дух. Ну, что же, отдадим должное и нашим кинематографистам!

К сожалению, до нас не дошёл балет "Три мушкетёра", шедший в 60 годы в Михайловском театре, поставленный на музыку Вениамина Баснера. Ну, не угомониться было никак служителям разных муз с этими подвесками Анны Австрийской. Вот и пошла "писать губерния" на разные лады. Зато сохранилось изумительное либретто, на мой взгляд, с довольно неожиданными фрагментами…

А что же потом? Ведь сюжет-то явно балетный! Да и музыки много... но вот - нет! Видимо современным "великим" хореографом все это не интересно, проще же "кроить" прошлые произведения... Наверное, как говорится, "то ли балетмейстер не справился с хором, то ли пуанты мешают танцорам"... Да уж, вот такой он современный Марлезонский балет с безумным количеством актов... И мы все в нем Артисты!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *