ШВЕЙЦАРСКИЙ ПИРУЭТ — Балет 24

ШВЕЙЦАРСКИЙ ПИРУЭТ

ИСТОЧНИК: https://www.chitaitext.ru/

Новость о том, что балетную труппу пермского театра с окончанием сезона покинут сразу три солиста, ошеломила в мае зрителей и театральных критиков. Инна Билаш уезжает работать в Цюрих, супруги Никита и Евгения Четвериковы — в Прагу. Многие гадали: почему они захотели покинуть труппу одновременно и мог ли театр что-то сделать, чтобы удержать артистов?

Но решение об отъезде из Перми танцовщики принимали независимо друг от друга, и по времени оно совпало, можно сказать, случайно. «ТЕКСТ» попросил Инну Билаш рассказать, почему она захотела работать в другом театре, что ждёт её в Швейцарии и будет ли она ещё танцевать в Перми.

Я всегда хотела работать в европейском театре 

Моя история с предстоящим отъездом в Цюрих случилась, потому что я сама искала возможность поработать в другом театре. С самого детства я интересовалась театрами Европы и хотела попасть в один из них — такой, как Венская опера, где всё вокруг пропитано духом искусства. 

Но когда я начала искать варианты, то поняла, что сделать это будет не так-то просто. Я, может быть, и имею известность в Перми, но чтобы я могла просто приехать и где-то в другом месте меня взяли бы на хорошее положение — для этого нужно обладать всё-таки международной известностью. А когда ты уже проработал долгое время и имеешь какой-то статус в своём театре, сложно отказываться от тех привилегий, что у тебя есть, и полностью начинать сначала. В этом была самая большая сложность, из-за которой момент отъезда долго откладывался.

Кроме того, я была настолько увлечена работой здесь, в Перми, что это отводило меня от мыслей о поиске. Когда ты о чем-то мечтаешь, и тебе предоставляется другой шанс, не хуже твоей мечты, а он уже тут, рядом — зачем «журавль в небе», если ты можешь сейчас  сделать что-то, что для тебя тоже будет очень важным, полезным в карьере? 

И так было с каждым сезоном. Но полное увлечение работой иногда полностью тебя истощает. Ты, может, и хочешь что-то привнести в свою творческую деятельность, но тебе неоткуда взять новых эмоций и сил. Наверное, я возвращалась к мысли о новом месте работы в период спадов: при какой-то неудаче, не очень приятном повороте событий, во время болезни. В общем, когда появлялось время и я могла просто отвлечься. 

Инна Билаш
фото Марины Дмитриевой.

Я возвращалась к этой мысли и искала свободные контракты. Нашла в Цюрихе и решила попробовать. Самое интересное, что примерно за год до того, как у них появилась заявка, я думала: «Это интересный театр, хорошо было бы там поработать». В репертуаре много знакомых имён, например, среди хореографов я увидела Дагласа Ли, в Перми ставили его балеты «Когда падал снег» и «Сувенир». Я подумала, мне будет проще войти в этот репертуар, поскольку с многими хореографами я уже знакома. 

И потом я об этом забыла, поскольку тогда они не размещали заявки. А когда спустя год я отправила в театр резюме и получила приглашение, всё сложилось достаточно быстро. Я съездила в Цюрих и со мной заключили контракт. 

Для меня отъезд из Перми связан в первую очередь с тем, что я хочу попробовать что-то новое, поставить перед собой определённый вызов, доказать себе, что я могу где-то ещё о себе заявить и чему-то научиться. Я думаю, это будет новым шагом для меня как в творчестве, так и в жизни в целом.

О планах в Цюрихе

Насчёт предстоящего сезона я мало что могу сказать. Я не подписывала контракт только из-за того, что в театре поставят какой-то конкретный балет или мне дадут какую-то конкретную партию. Наоборот — я хочу выучить репертуар театра и попробовать себя во всём. Я просто приеду в Цюрих в августе и приступлю к работе.

В предстоящем сезоне там будет много премьер, в том числе «Щелкунчик» и «Ромео и Джульетта». Это меня очень радует. Но в каких спектаклях я буду задействована, кто будет мои партнёром — такие моменты, как правило, не оговариваются заранее. Тем более, что в театре небольшая труппа — около 60 человек, и, я думаю, будут обновления и могут взять кого-то из новых солистов. 

Классики в репертуаре театра на порядок меньше, чем у нас. Раньше я говорила: «Нет, ни за что я не буду работать с современной хореографией. Может, много лет спустя я займусь этим». А сейчас я думаю наоборот. Многие из известных балерин, поработав с современной хореографией, по-другому раскрывают себя в классике. Это идёт не во вред, а в помощь. Ты начинаешь лучше чувствовать тело и появляется больший контроль над ним. 

Насчёт языка — обычно в таких компаниях, как в Цюрихе, работают артисты из разных стран, и в основном они общаются на английском. Его я знаю.  А вот немецкий пока что нет. 

Это ещё не финал

Сейчас мне сложно как-то подытожить мой период в Перми. Не хочется подводить итоги, потому что получится, что это финальный момент, но это пока не так.

Я благодарна за то, что имела возможность поработать с очень многими педагогами. Мне всегда было интересно продолжать учиться и не успокаиваться, не останавливаться на достигнутом. 

С первого сезона в пермском театре мне начали доверять сольные партии, и у меня не было периода, который обычно случается после училища: когда хотелось бы выйти в какой-то роли, но тебя ещё не пускают. Мне сразу дали шанс проявиться, и за это я очень благодарна судьбе. При этом я некоторое время ещё танцевала в кордебалете, и это тоже была очень хорошая школа. 

То, что я работала с Алексеем Григорьевичем Мирошниченко, что была одной из тех, на кого он ставил балеты — бесценно. Во время репетиций мы могли добавить что-то от себя, и это оставалось прописано в хореографии, а значит, останется на годы, пока будет идти спектакль. В таких балетах ты можешь больше раскрыться и показать свою индивидуальность.

фото Марины Дмитриевой
Инна Билаш и Никита Четвериков. Фото Марины Дмитриевой

Я думаю, сегодня пермскую балетную труппу точно можно назвать той, в которую хотят попасть. Мне кажется, сейчас пермским балетом стали больше интересоваться, так как у нас очень оригинальный, авторский репертуар. Мы постоянно стараемся повышать планку. У нашей труппы есть своя харизма. Если мы действительно захотим, то можем показать высший класс, и не только в плане технических элементов, но и станцевать душой. 

Моя работа в пермском театре будет продолжаться до конца июня. Впереди ещё гастроли — в Екатеринбурге 8 июня и 26 июня во Франции, где пройдёт четыре очень ответственных концерта на фестивале балетов Джерома Роббинса.

Дальнейшее сотрудничество мы обсуждали с руководством с театра. Разговор шёл о том, что мы будем иметь возможность иногда приезжать, если у нас получится найти время в расписании и в Перми будет спектакль, где мы можем понадобиться. 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *