ЭДВАРД КЛЮГ: «МОЖЕТ БЫТЬ, Я НАИВЕН, НО Я ТОЖЕ ВЕРЮ В ЛЮБОВЬ. И ХОЧУ ГОВОРИТЬ О ЛЮБВИ СО СВОИМИ ЗРИТЕЛЯМИ» — Балет 24

ЭДВАРД КЛЮГ: «МОЖЕТ БЫТЬ, Я НАИВЕН, НО Я ТОЖЕ ВЕРЮ В ЛЮБОВЬ. И ХОЧУ ГОВОРИТЬ О ЛЮБВИ СО СВОИМИ ЗРИТЕЛЯМИ»

ИСТОЧНИК: http://www.rewizor.ru/

Словенский хореограф Эдвард Клюг представил две премьеры в Новосибирском оперном театре.

Эдвард Клюг окончил Национальную балетную школу в Клюй-Напока, Румыния, в 1991 г. В том же году был принят в труппу Slovenian National Ballet (SNG) в Мариборе в качестве премьера, где исполнял партии классического и современного репертуара. Первая полноценная постановка ("Танго") была показана на сцене SNG в 1998 г. С 2003 г он – художественный руководитель балета Словенского Национального театра в Мариборе, известный хореограф-постановщик, обладатель национальных и международных наград и номинант Российской театральной премии "Золотая Маска".

В 2017 году на сцене Новосибирского оперного театра поставил балет "Пер Гюнт". Эта постановка была удостоена премии "Парадиз" Новосибирского отделения Союза театральных деятелей РФ в номинации "Лучший спектакль в музыкальном театре" (2017).

Сейчас Эдвард Клюг ставит "Петрушку" на музыку Стравинского в Большом театре.

На сцене Новосибирского оперного театра прошла премьера одноактных балетов словенского хореографа Эдварда Клюга "Шёпот" (Ssss) на музыку Шопена и "Радио и Джульетта" (Radio and Juliet) на музыку культовой группы "Radiohead".

"Radio and Juliet" была задумана хореографом 13 лет назад под впечатлением музыки группы "Radiohead". И с успехом шла на разных сценах мира. Добралась и до огромной сцены нашего оперного.

Сцена из постановки "Radio and Juliet". Фото: Новосибирский театр оперы и балета

В глубине чёрной сцены, на каменной кладке идут документальные кадры – девушка на фоне огромной ванны, девушка на фоне окна, засыпающая девушка... Мёртвая Джульетта.

На фоне движущихся картинок появляются и герои: Ромео – Денис Матвиенко, Джульетта – Анастасия Матвиенко, Меркуцио – Никита Ксенофонтов. Героиня в странном нижнем белье образца сороковых годов и мужчины (Роман Полковников, Михаил Недельский, Евгений Басалюк, Василий Соболев) в классических современных синих костюмах…

Это очень странный балет, в котором такая знакомая история показана отрывками, обрывочными воспоминаниями Джульетты, резкими, ломаными движениями.

Сцена из постановки "Radio and Juliet". Фото: Новосибирский театр оперы и балета

Эти движения, так подходящие под культовую музыку, словно завораживают, гипнотизируют, дают возможность танцовщикам предельно откровенно делиться эмоциями, рассказывать историю трагической любви.

– Все знают, кто такие Ромео и Джульетта, – рассказывает Эдвард Клюг. – Много хороших хореографов делали красивые балеты по замечательной партитуре Прокофьева. Один из таких балетов идет и на сцене этого театра. Это знакомая всем история. Поэтому я позволил себе немного отойти от привычного. Отличие начинается и с музыки, и с самого названия. В балете мы транслируем историю глазами Джульетты, точнее, не саму историю, а её разрозненные обрывки, воспоминания через призму времени. Здесь больше предвкушения, ожидания трагедии. Джульетта не умирает в конце балета, потому что она уже была мертвой, в этом-то и была идея – вызвать ее дух, ее идею и поместить в наше время. Это как бы ретроспектива того, что произошло, воспоминания Джульетты. Это ее мечты, вспышки памяти, обрывки воспоминаний. Такова и была идея, что ее перебрасывает в разные моменты прошлого, которые оказываются как бы вне времени. Может быть, даже в другой реальности. Это подчеркивает и видеопроекция, и пластика – нервная, немного рваная. Этот балет не особо предназначен для визуального восхищения, хотя эстетика его очень свежа, и его движения исходят от конкретных ситуаций, в которых находятся исполнители.

Это позволяет вовлечь зрителя в диалог, иначе посмотреть на историю – через призму восприятия хореографа. Балету уже 13 лет, но он сохраняет особенную атмосферу, свежесть и эмоциональность, и это во многом благодаря музыке "Radiohead", которую я сам очень люблю. Эта музыка позволяет увидеть, раскрыть одиночество этого мира. Я хотел знакомый всем шекспировский сюжет и идею связать с нашим временем.

Сцена из постановки "Radio and Juliet". Фото: Новосибирский театр оперы и балета

Узнают ли зрители историю Джульетты и Ромео?

У нас в балете есть Ромео, Меркуцио, есть конфликт, здесь очень много узнаваемого. Но здесь есть и новые маски и смыслы. Здесь не столько акцент на Ромео, здесь рассматривается концепция мужчины в вакууме.

И, кажется, интереснее искать не совпадения, а исследовать нашу историю, наши размышления об одиночестве и любви.

Сцена из постановки "Radio and Juliet". Фото: Новосибирский театр оперы и балета

Ведь, согласитесь, любовь – это то главное, из-за чего развивались конфликты и совершались убийства. К сожалению, люди почти перестали верить в идеальную любовь. И хорошо, что у нас есть Шекспир, который нам о ней напоминает. Уже четыреста лет. Может быть, я наивен, но я тоже верю в любовь. И хочу говорить о любви со своими зрителями.

Второй балет – это "Шепот" (Ssss) на музыку Шопена. Впервые Эдвард Клюг поставил его в 2012 г. для Штутгартского балета, и тогда критики назвали автора "виртуозом и гением европейской хореографии", утверждая, что "переживать за будущее современного балета не приходится".

Сцена из постановки "Шёпот (Ssss)". Фото: Новосибирский театр оперы и балета

В глубине сцены стоит рояль, за которым пианист Лев Терсков играет ноктюрны Шопена. А три пары – Анастасия и Денис Матвиенко, Ольга Гришенкова и Роман Полковников, Екатерина Лихова и Евгений Басалюк танцуют истории взаимоотношений, любви, взаимопознания и поисков – себя, истины, любви.

Все мои постановки очень отличаются друг от друга, – говорит Эдвард Клюг, – хотя стиль немного похож в том, что касается движений. Во времена, когда я придумывал "Radio and Juliet", мне казались наиболее выразительными рваные, дерганые движения, это было на протяжении некоторого времени. Потом я изменился и очень надеюсь, что это не последняя стадия моего изменения. Пластика спектакля "Шепот" (Ssss) стилистически немного похожа на ту, которую я сочинил для "Радио и Джульетты", но в этом балете она смягчается наличием музыки Шопена.
Классическая музыка и современная хореография соединились, и получилась эмоциональная история про любовь.

Сцена из постановки "Шёпот (Ssss)". Фото: Новосибирский театр оперы и балета

Здесь очень интересные декорации – у нас на сцене стоят 150 стульев для рояля, на которых попеременно сидят три пары, сидят и смотрят на тех исполнителей, которые танцуют. Они как бы смотрят на себя, на свои эмоции. Такая личная арена, на которой ты одновременно и участник, и зритель эмоционального диалога, вечного конфликта мужчины и женщины…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *