БАЛЕРИНА ВИКТОРИНА КАПИТОНОВА О РОМАНЕ И БАЛЕТЕ «АННА КАРЕНИНА» — Балет 24

БАЛЕРИНА ВИКТОРИНА КАПИТОНОВА О РОМАНЕ И БАЛЕТЕ «АННА КАРЕНИНА»

ИСТОЧНИК: http://www.newsru.co.il/

С 26 по 30 июня на сцену Израильской Оперы выйдут герои великого русского романа "Анна Каренина". Новое прочтение Толстого представит немецкий хореограф Кристиан Шпук и швейцарский "Балет Цюрих". Израильский зритель увидит новую по стилю и образному решению постановку со смешанным лексиконом движений из элементов современного танца и классического балета.

В роли Анны Карениной появится Викторина Капитонова, которую в свое время хореограф Хайнц Шпёрли пригласил из Московского музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко в Цюрихский Балет. Викторина, безусловно, лучший кандидат на роль Анны – кто, как не русская балерина может наилучшим образом передать все эмоции и переживания главной героини?

Несколько лет назад в свой день рождения Викторина получила в подарок от Шпука роман "Анна Каренина" и с того момента начала вживаться в роль, стараясь максимально прочувствовать образ главной героини. Как призналась балерина, давалось ей это очень нелегко. И даже после блестящей премьеры, после которой Викторина около часа приходила в себя, а немало зрителей прослезились, растроганные ее мастерством, она призналась, что не может понять Анну, не одобряет ее, и сама бы так никогда не поступила.

 

Накануне израильской премьеры балета "Анна Каренина", поставленного по роману Льва Николаевича Толстого, организаторы гастролей поговорили с Викториной Капитоновой о том, как балет стал делом ее жизни и о ее роли в спектакле "Анна Каренина".

Текст подготовили Маша Хинич и Соня Нимельштейн.

Викторина, расскажите, как вы начали заниматься балетом, кто вас вдохновил, может быть, кто-то танцевал в семье?

В семье никто не танцевал. Когда мне было 5 лет, мама записала меня и мою сестру в самодеятельную школу при Доме искусств, а через 5-6 лет, когда мне было 11, мой педагог сказала маме, что у меня есть данные, и ей стоит отправить меня обучаться балету.

Викторина, когда вы поняли, что балет будет вашей профессией, что именно это и есть ваше призвание?

В тот момент, когда мама последовала совету моего первого педагога, и мы поехали искать, где лучше начать заниматься профессиональным балетом, я еще не думала о балете, как о деле жизни, конечно, мне очень нравилось, но осознание пришло чуть позже. Когда мы нашли балетную школу в Казани, и мама не хотела меня отпускать, вот тогда я почувствовала, что мне очень хочется танцевать и стать балериной. Думаю именно с этого момента мысль о том, что балет может стать моей профессией начала прорастать.

Какой был первый балет, в котором вы танцевали главную партию?

Это был "Щелкунчик", я танцевала Марию, в Казанском театре.

До того, как вы попали в "Балет Цюрих", вы танцевали в Московском музыкальном театре им. Станиславского и Немировича-Данченко.

Да, я проработала в театре Станиславского два сезона. На тот момент им руководил Сергей Филин.

Как вы попали в "Балет Цюрих"?

Получилось все неожиданно. Один из моих друзей танцовщиков в театре Станиславского решил попробовать продолжить карьеру в Европе, он поездил по европейским театрам и получил контракт в балете Цюриха, а через месяц позвонил мне и сказал, что им требуется балерина, и он подумал про меня.

Есть один очень трогательный момент, который связан с балетом "Анна Каренина", который будет впервые представлен в Израиле 26 июня, и где вы будете танцевать главную партию. Об этом написано совсем немного, но правда ли то, что этот балет был создан Кристианом Шпуком специально для вас?

Когда я начала работать в "Балете Цюрих", его руководителем был Хайнц Шпёрли. Потом ему на смену пришел Кристиан Шпук. Его стиль танца был менее классический, чем тот, к которому я привыкла на тот момент, и поэтому, возможно, у нас и не получалось более тесного взаимодействия, и я в течение трех лет мало что танцевала в его балетах, в общем, ничего серьезного. Прошло время, и мы присмотрелись друг к другу, притерлись? и он поставил для меня "Анну Каренину". Это более классическая версия балета, чем все другие его работы.

Можно ли сказать, что этот балет не совсем неоклассика, а ближе к настоящему классическому балету?

Да, можно сказать, что ближе к классике, но все равно это не полностью классический балет, потому что есть движения, но их невозможно увидеть, прочитать, из-за того, что у нас объемные длинные костюмы, стилизованные под ту эпоху. Только в картине, которая рассказывает о путешествии в Италию более отчетливо можно прочитать классический стиль.

Образ Анны Карениной очень непростой образ. Насколько вы смогли его прочувствовать, насколько он вам близок, может быть – это женский идеал для вас?

Если честно, то мне очень тяжело понять Анну. И стало еще более тяжело понять, после того, как у меня появился ребенок. Видимо, это связано с эпохой и другими общественными правилами, но я могу представить ее чувства, которые она испытывала, если бы вдруг у меня не было возможности быть рядом со своим ребенком. Именно в такой ситуации я могу ее понять, как это тяжело – разлука с ребенком, который для нее, как воздух. Пока что, только этот момент мне близок в образе Анны.

И, тем не менее, поскольку этот балет создан для вас, критики считают, что вы - идеальная Анна Каренина, что вы лучшая исполнительница этой партии, можно сказать вершина исполнения. Создается впечатление, что образ глубоко прочувствован вами до самых мелочей. Как вам удается при внутреннем несогласии с героиней так глубоко и искренне передать ее драму на сцене?

Я всегда иду от себя, из своего внутреннего состояния. Я представляю, что происходило бы со мной в данной ситуации, как бы я переносила одиночество, когда человек рядом с тобой тебя не понимает. Этот опыт и эти ощущения я беру из реальной жизни из похожих ситуаций, которые бывают у всех, и я это состояние переношу на сцену. И, если человек знает, как это тяжело, то это невозможно спрятать. Конечно, тяжело совместить хореографию со своими собственными чувствами в момент исполнения – ведь нужно контролировать движения, но, в то же время, с другой стороны, лучше не думать о движениях, а идти за чувствами, и тогда они проявляются в пластике, возникает нужный визуальный образ. Я очень много смотрю свои видео и продолжаю по ним учиться и совершенствовать какие-то моменты, чтобы они визуально воспринимались более достоверно.

Совсем недавно на сцене в Цюрихе вы исполнили главную партию в "Лебедином озере" в восстановленной постановке Алексея Ратманского. По вашему ощущению, какова сейчас основная тенденция, движение в классическом балете – к ремейкам прежних постановок, к их точному восстановлению, или к полному обновлению и новому их осмыслению?

Алексей Ратманский восхищается хореографией Мариуса Петипа. Сложность в том, что сейчас многое утрачено - балетная техника все время развивается. Конечно, Алексей постарался поставить ближе к оригиналу, ближе к первоисточнику, очень скрупулезно следую записям и стилистике – постановке корпуса и пантомиме, которые очень важны. Однажды он сказал, что балерина может быть высокотехнична, но если она не может выразить себя через пантомиму, то ничего не получится. Конечно, невозможно исключить те моменты, которые связаны с совершенствованием балета, но тенденция все-таки восстановить его первоначальный вид.

Два года назад вы уже выступали в Тель-Авиве в постановке "Ромео и Джульетта" Цюрихского балета. Какие у вас впечатления от израильской публики?

Мне очень понравилось выступать в Израиле. Был теплый и радушный прием – это как приехать домой. Очень жаль, что в этот раз я танцую всего одно представление, и я надеюсь, что не разочарую зрителей, а наоборот любители балета получат огромное удовольствие.

Викторина Капитонова родилась в России, училась в Казанском хореографическом училище и в Московской государственной академии хореографии. С 2005 танцевала в Татарском государственном академическом театре оперы и балета им. М.Джалиля, где исполняла сольные партии в "Лебедином озере", "Спящей красавице", "Дон Кихоте", "Баядерке", "Коппелии" и "Щелкунчике". В 2008 стала победительницей Открытого конкурса артистов балета "Арабеск" в Перми.

В сезоне 2008/09 танцевала в Московском академическом Музыкальном театре имени К. С. Станиславского и В. И. Немировича-Данченко, а в 2010 была приглашена в Балет Цюриха, где исполняет главные партии классического репертуара. Среди новых работ — заглавная роль в "Анне Карениной" Кристиана Шпука, которую хореограф создал специально для нее, а также партии Жизели и Мирты в "Жизели" Роберто Болле и Фридемана Фогеля.

Наряду с классическими партиями, в ее репертуар вошли роли в балетах Начо Дуато, Джорджа Баланчина, Матса Эка, Иржи Килиана, Уэйна Макгрегора и Мартина Шлепфера. В рамках программы поддержки молодых хореографов Балета Цюриха она представила свою собственную постановку "Два тела — одна душа". В 2015 году получила танцевальный приз "Друзей Балета Цюриха".

Викторина исполнила роль Одили/Одетты в воссозданном Алексеем Ратманским балете "Лебединое озеро", мировая премьера которого состоялась в Цюрихском оперном театре в феврале 2016 года.

Балетная труппа Цюрихской оперы – самая крупная в Швейцарии и одна из крупнейших в Европе балетных групп. С 1996 по 2012 год труппой руководил швейцарский хореограф Хайнц Шпёрли, превративший эту балетную компанию в ведущий европейский балетный ансамбль. Труппа эта славится гармоничным сочетанием современного абстрактного балета, классических традиций и уровнем профессионализма танцовщиков. Так что, неудивительно, что с Балетом Цюриха работали такие выдающиеся хореографы, как Уильям Форсайт, Иржи Килиан, Матс Эк, Охад Нагарин, Уэйн МакГрегор и другие.

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *