РУССКИЙ БАЛЕТ ГЛАЗАМИ ХУДОЖНИКОВ — Балет 24

РУССКИЙ БАЛЕТ ГЛАЗАМИ ХУДОЖНИКОВ

ИСТОЧНИК: https://golos.io/

Балет – это какой-то особый мир, лишь малую часть которого мы видим. Нашему взору предстаёт уже завершённое действо – феерический танец, захватывающий наше воображение своими немыслимыми па и фуэте:

Анна Павлова в роли вакханки. Джон Лавери, 1911 г.
Сколько труда вложено в это грандиозное зрелище, разворачивающееся пред зрителем на сцене?! С малых лет дети походят строжайшую школу дисциплины, тренировок и ограничений. Определённый тип питания, многочасовые занятия, физические нагрузки – всё ради блистательного танца!

Но и за славу приходится платить. В 1858 году две ведущие балерины: одна – московского Большого театра – Прасковья Лебедева, другая – Петербургского – Марфа Муравьёва, были отправлены за границу восстанавливать пошатнувшееся в результате частых выступлений здоровье. Да, вот так заботились о своих примах, тем более, что некоторые из них были поистине национальным достоянием, принесшим славу русскому балету.

Восьмилетней девочкой Анна Павлова (1881-1931 гг.) увидела постановку «Спящая красавица» Мариинского театра и заболела балетом. Но только через два года её приняли в Императорскую балетную школу. Кто мог тогда предположить, что имя бледной худышки будет когда-нибудь блистать на афишах по всему миру.

Екатерина Оттовна Вазем (1848-1937 гг.) – балетный педагог и сама в прошлом достаточно известная балерина…

Вазем Екатерина Оттовна. Рисовал П. Ф. Борель, гравировал К. П. Вейерман, 1876 г.
… отпаивала девочку рыбьим жиром. И ученица не подвела. Уже после выпускного спектакля ей были предложены сольные партии в таких престижных постановках, как «Жизель», «Спящая красавица», «Эсмеральда».

Павловой восхищались. Пресса писала хвалебные оды. Её сравнивали с парящим облаком – так лёгок и воздушен был её танец:

Русский балет. Павлова и Нижинский в «Павильон д'Армида». Сергей Судейкин, 1907 г.
А постановка-миниатюра балетмейстера Михаила Фокина (1880-1942 гг.)…

Портрет Михаила Фокина. Валентин Серов, 1909 г.
… на потрясающую музыку композитора Сен-Санса навеки вписала её имя в историю балета.

В 1886 году Камилем Сен-Сансом была создана великолепная сюита «Карнавал животных», в которую была включена пьеса «Лебедь». В его собственной трактовке трагедия не предполагалась, и музыка была написана в тональности соль мажор, а прекрасная птица и не думала умирать. Но задумка балетмейстера родилась как экспромт и, видимо, дала волю импровизации.

Михаил Фокин стремился к новаторским элементам в балете, а Павлова смогла понять его задумки и внести экспрессию в танец, одухотворив его:

Театр дю Шателе. Русские сезоны. Май-июнь 1909. Опера и балет. Париж. Валентин Серов, 1909 г.
Именно «Умирающий лебедь», как теперь его называли, утвердил имя балерины в числе знаменитостей и стал её неизменной визитной карточкой. Впервые он был исполнен в 1907 году на сцене Мариинского театра на одном из благотворительных вечеров. Позднее в Париже – в Дягилевских Русских сезонах. Афишу к выступлению писал Валентин Серов. Чтобы художнику удалось запечатлеть неуловимое движение, балерине приходилось постоянно застывать в одной и той же позе. Когда Сен-Санс увидел постановку, он воскликнул: «Благодаря вам я понял, что написал прекрасную музыку!»

А благодаря Павловой европейское сообщество смогло лицезреть и по достоинству оценить русское балетное мастерство, так как выдающийся импресарио Сергей Дягилев изначально не верил в то, что балет сможет завоевать симпатии избалованной парижской публики. И как же он ошибся!

Анна Павлова. Джон Лавери, 1910 г.
Говоря о Павловой, невозможно не упомянуть о её партнёре, с которым она периодически выступала в паре: о Вацлаве Нижинском (1889-1950 гг.). Он появился на свет в семье профессиональных балетных танцоров и, видимо, их мастерство было у него в крови:

Вацлав Нижинский. Жак-Эмиль Бланш, 1910 г.
Пятнадцатилетнего ученика балетной школы Санкт-Петербурга балетмейстер Михаил Фокин пригласил участвовать в экзаменационной постановке выпускников – «Ацис и Галатея», где Вацлав должен был танцевать фавна. Его танец так поразил зрителей и критиков, что был даже отмечен в прессе как великолепный:

Вацлав Нижинский в балете «Послеобеденный отдых фавна». Леон Бакст, 1912 г.
Нижинскому принадлежит заслуга смещения акцентов в балетном танце. До этого считалось, что балет – это женское поприще, и изначально мужские роли в нём танцевали тоже женщины. Затем стали появляться мужчины, правда, скорее как поддержка для партнёрши. Но танцы Нижинского были столь захватывающи, пластичны и эмоциональны, что некоторые зрители шли уже на него:

Вацлав Нижинский в «Павильон д'Армида». Джон Сингер Сарджент, 1911 г.
Чем и пользовался Дягилев до тех пор, пока его протеже не проявил своеволие, тайком женившись на румынской аристократке, после чего был изгнан из Русских сезонов.

Не менее знаменитой была и наперсница и, в общем-то, соперница Анны Павловой – Тамара Карсавина (1885-1978 гг.):

Тамара Карсавина. Альфред Эберлинг, около 1917 г.
Её отец был танцовщиком императорской балетной труппы, а мать была племянницей известного русского философа-славянофила – Хомякова А. С. Балерину отличал не техницизм исполнения танца, а мягкость, плавность, нежное перетекание из одного состояния в другое. Вот это и восхищало зрителя: не темперамент, а мимолётная нега и очарование, исподволь захватывающие в свой плен…

Тамара Карсавина в роли Жар-птицы. Жак-Эмиль Бланш, 1910 г. Автор снимка: gaetanku
Карсавина разительно выделялась в балетной среде. Во-первых, ходили почти легенды о её неприступности. Кто только не ухаживал за девушкой: Карл Маннергейм – видный финский государственный деятель, Сергей Боткин – лейб-медик императорского двора, балетмейстер Михаил Фокин, в постановках которого она также выступала, французский писатель Марсель Пруст, но тщетно. Во-вторых, она слыла интеллектуалкой, была весьма начитана и образована. С неё писали портреты: Валентин Серов, Зинаида Серебрякова, Лев Бакст, Савелий Сорин, Константин Сомов.

Анна Ахматова посвящала ей свои стихи:

Как песню, слагаешь ты лёгкий танец –
О славе он нам сказал, –
На бледных щеках розовеет румянец,
Темней и темней глаза.
И с каждой минутой всё больше пленных,
Забывших своё бытиё,
И клонится снова в звуках блаженных
Гибкое тело твоё.
(1914 г.)

Тамара Карсавина в балете «Сильфиды». Савелий Сорин, 1910 г.
К сожалению, все эти звёзды русского балета после революции оказались за границей, где и продолжили свою деятельность с разным успехом.

 


Автор статьи — @seagull15

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *