«В БАЛЕТЕ ВЫЖИВАЕТ СИЛЬНЕЙШИЙ» — Балет 24

«В БАЛЕТЕ ВЫЖИВАЕТ СИЛЬНЕЙШИЙ»

ИСТОЧНИК: https://www.irk.ru/

Профессиональные травмы, конкуренция и изнурительные диеты? Так ли страшен балет, как его показывают в кино, рассказала ведущая балерина Иркутского музыкального театра имени Н.М. Загурского, бывшая солистка Новосибирского академического театра оперы и балета, лауреат всероссийского и международного конкурсов Татьяна Горохова.

Об училище

Сколько я себя помню, с самого детства все время танцевала. Когда мне было три года, нас с сестрой родители отдали в ансамбль «Солнышко». Потом стала посещать танцевальные кружки рядом со школой: народные, современные, бальные танцы — ходила на все. На уроках была неусидчивой: ждала, когда они закончатся и я побегу на танцы.

Татьяна на репетиции

 

Как-то раз я увидела случайно объявление о наборе в балетную школу и решила попробовать. Через два года педагог сказала маме, что у меня хорошие физические данные для профессионального балета. И в 11 лет, поддавшись моим уговорам, мама отправила меня в Новосибирское государственное хореографическое училище. Ей непросто далось это решение, но об этом я узнала только спустя много лет.

«Ноги это твой хлеб» — только и слышала я. После поступления в училище я больше не каталась на лыжах, коньках, роликах, велосипеде. Я избегала любой активности, которая могла привести к травме ног.

Мне нужно было нагнать программу, так как в училище поступают с 10 лет, а мне было уже 11. В течение года я усиленно занималась с репетиторами и через год поехала поступать. Прошла вступительные экзамены, и меня приняли. Вначале было очень тяжело: вдали от дома и семьи — это я переживала особенно тяжело.

В интернате, где я провела шесть лет, жили в комнатах по 4-5 человек. Мы занимались в течение всего дня: с утра — школа, после — репетиция в театре, урок по классической хореографии, потом появились предметы — классический танец, дуэтный, историко-бытовой, народно-сценический и современный танец. Изучали историю театра, балета, музыки, мировую и художественную литературу, игру на фортепьяно. А вечером делали домашнее задание. Времени на развлечения не было. До 18 лет в город выходили только по разрешению и запискам от преподавателей.

У нас был блок мальчиков и блок девочек. Нянечки следили, чтобы после отбоя в 21:30 никто не бегал друг к другу. Жестко боролись с вредными привычками, например с курением. Мальчишки, да, у нас чудили, а девочки были спокойные: все мы болели балетом.

Татьяна на репетиции

 

Я тяжело привыкала к коллективу, к девочкам, с которыми жила в комнате. Ведь они к тому времени уже проучились два года вместе и успели подружиться. Если у меня получалось что-то лучше других, то это вызывало недовольство. Но со временем я смогла найти с ними общий язык.

Нас объединила тоска по дому и родителям. Каждый вечер мы собирались за столом и рассказывали о своих семьях. Тогда мы не думали о конкуренции, в такие моменты мы были обычными детьми, которые нуждались в теплоте и заботе. Постепенно стали поддерживать друг друга, подружились и почувствовали себя одной семьей.

"Кармен", балетмейстер Ролан Пети

"Кармен", балетмейстер Ролан Пети

В балете с самого детства существует конкуренция. Именно она подталкивает детей на свершения и на то, чтобы становиться лучше. Нам при этом она не мешала дружить и сохранить теплые отношения с девочками до сих пор. Я всегда старалась избегать общения с очень завистливыми людьми, просто отгораживаюсь от них. Для меня важно добиваться результата своим трудом и упорством, а не интригами.

Нам всегда говорили: балетный век короткий, а потому нужно каждый день доказывать, что ты лучше других. Нужно уметь выбиваться. Например, разучиваем танец, на который выбирают трех девочек-солисток. Всем показывают одинаковые движения. А на следующий день каждая должна прийти и сделать лучше других. Кто хочет танцевать, не будет спать, а только стоять и отрабатывать у зеркала движения часами перед просмотром.

О характере

Чтобы стать балериной, нужно иметь твердый характер и, самое главное, большое желание танцевать. Я знала многих девочек, которые обладали отличными физическими данными, но у них не было силы воли, желания быть первой. Такие быстро уходят из профессии. А были и те, кто только за счет своего трудолюбия, постоянной работы над растяжкой, гимнастикой смогли стать ведущими балеринами.

"Одинокий вальс" в постановке Людмилы Цветковой

"Одинокий вальс" в постановке Людмилы Цветковой

Однако если у тебя нет природных данных, то шансов на успех мало. Красивая высокая стопа, подъем, выворотность, прыжок, гибкость суставов — стандартный набор данных, которые должна иметь каждая балерина. Очень важен и внешний вид: девушка должна быть стройной, иметь длинные руки, ноги.

В первый год я не могла заучить многочисленные формы кадрилей, и педагог по историко-бытовому танцу то и дело выгоняла меня из балетного класса. Помню, как в коридоре я продолжала повторять движения, а слезы текли градом.

Нас с самого начала учили преодолевать трудности и не сдаваться. Представьте, ждешь выступления, готовишься, чувствуешь, что готова блестяще исполнить партию, а на сцене поскальзываешься и падаешь. От этого никто не застрахован. «Падения неизбежны как в жизни, так и на сцене, — говорили нам педагоги. — Главное, вы должны всегда уметь подняться». И мы поднимались.

О театре

В 18 лет я выпустилась. Уже на последнем курсе меня стали приглашать в Новосибирский театр оперы и балета как стажера. Я танцевала в «Лебедином озере» танец маленьких лебедей, исполняла небольшое вставное па-де-де в балете «Спящая красавица». А на выпускных экзаменах меня заметили и предложили место в театре.

"Щелкунчик" в постановке Василия Вайнонена

"Щелкунчик" в постановке Василия Вайнонена

В театре были разные случаи. Помню, мне дали партию в балете «Жизель», и параллельно я готовилась к конкурсу в Австрию. И на одной из репетиций я поскользнулась и упала. Оказалось, что вся стелька намазана пластилином. Тогда пуанты были на вес золота, выкинуть их я не могла. Преподаватель посоветовала положить пуант в морозилку. «Пластилин застынет, и ты его отдерешь», — сказала она. Мы так и не выяснили, кто это сделал.

Сольный стаж балерины — 15 лет, кордебалетный — 20. В 18 ты пришел в театр, в 38 наступает пенсия.

Если в училище что-то случалось, воспитатели старались выяснить, кто виноват. В театре — нет. Здесь выживает сильнейший. Мне повезло с моим преподавателем в училище. Однажды она мне сказала, что в любой ситуации нужно вести себя достойно, доказывать свою правоту работой, молча, без конфликтов.

О травмах

От травм, к сожалению, никто не застрахован. Но, если ты работаешь с головой и правильно распределяешь нагрузку тела, травм можно избежать или сократить их количество. Однако к этому я пришла не сразу.

Представьте, у вас мозоль, она кровит, кровь просачивается через пуанты. А вам танцевать вечером спектакль. И если вы не хотите , чтобы вас заменили другой девочкой, вы начинаете все заклеивать. Иногда мы вырезали дырку в пуанте, чтобы ничего не давило, и выходили на сцену. Специальных гелевых прокладок, таких как сейчас, не было, и мы заклеивали раны пленкой, а сверху — пластырем. Но кровь все равно просачивалась через пуанты.

Подвернутые ноги, надорванные связки заливали охлаждающим спреем. Перед выходом на сцену пили обезболивающее. Но так делали не все, только те балерины, которые хотели чего-то добиться. Те, кто жалел себя, как правило, в театре надолго не задерживались.

"Лебединое озеро" в постановке Мариуса Петипа

"Лебединое озеро" в постановке Мариуса Петипа

Сейчас я уже знаю: если что-то болит, но в запасе есть еще несколько дней, лучше два дня полежать, протанцевать свою партию в голове. Когда я стала понимать это, травм стало меньше и разочарований, соответственно, тоже. Конечно, приходилось танцевать и с болью, но результат намного хуже. Когда чувствуешь боль в ноге, начинаешь ее страховать, что-то недоделывать, в глазах стоит страх. И ты думаешь не о том, как красиво прыгнуть и взлететь, а как приземлиться после прыжка.

На выпускном курсе перед заключительными экзаменами у меня начала болеть нога так, что я не могла на нее наступить. Я пила обезболивающее, мазала ногу всевозможными кремами, но тренировки не оставила. Станцевала все экзамены, отчетный концерт, но после передвигаться могла уже с трудом. В город тогда приехала мама, которая и настояла на том, чтобы я сделала снимок. В итоге шесть суставных переломов на ноге. Плюс деформация ног, постоянные нагрузки и старые переломы дали о себе знать.

От постоянной боли настолько расшатывается нервная система, что в голове появляется только одно желание — избавиться от нее.

Однажды перед спектаклем «Жизель» на репетиции у меня разорвалось сухожилие. Я глушила боль таблетками и продолжала тренироваться. Только позднее поняла, что нужно было остановиться и дать ноге отдохнуть. Я выступила, потерпела боль, но нога потом болталась как тряпочка.

О диетах

В училище нам не говорили, как правильно питаться. Только повторяли: не есть. Например, после вечерних тренировок мы даже воду не пили, иногда наутро пропускали завтрак, боясь поправиться.

Три раза в неделю проходило контрольное взвешивание. Неважно, какой у тебя рост, вес балерины не должен превышать 50 килограммов, иначе она не допускается к верховым поддержкам с партнером (подъем балерины на вытянутые руки вверх). Были случаи, когда отчисляли из-за веса. Сейчас я понимаю: нет смысла сидеть на жестких диетах, нужно питаться сбалансированно, чтобы были силы танцевать.

"Золушка" в постановке Кирилла Симонова

"Золушка" в постановке Кирилла Симонова

У нас не было диетолога, только медсестра, которая могла помять ногу за кулисами, если она спазмировалась, дать таблетку от головной боли, предложить мазь. Но вот врача или массажиста при театре тогда не было.

О балете

Когда я пришла в театр, важно было быть универсальной балериной: стоять в кордебалете, быть корифейкой и солисткой. Мне говорили: хочешь выступать сольно, тогда танцуй и все остальное. Ведущих балерин всегда хватало, а вот девочек для других партий — нет. Я могла вечером танцевать все кордебалетные партии в «Щелкунчике», а утром выйти и станцевать принцессу.

Корифейки — танцовщицы кордебалета, занимающая первые места в группе танцующих.

В балете любят разноплановых балерин, которые могут выступать в разных амплуа. Страстная Кармен, романтичная Жизель. Есть балерины, которые с точки зрения техники исполняют все безупречно, но зрителя не цепляют.

Я танцевала сольные партии в балетах «Лебединое озеро», «Щелкунчик», «Жизель», «Кармен», «Дон Кихот», «Казанова» и «Спящая красавица». Исполняла вставные па-де-де голубой птицы и принцессы Флорины по сказкам Шарля Перро в «Спящей красавице» и в балете «Жизель».

В Новосибирске работала с американскими педагогами. Принимала участие в постановке «Who cares?» знаменитого американского хореографа Джорджа Баланчина. Танцевала в современном балетном спектакле от постановщика Твайлы Тарп под музыку легендарного Фрэнка Синатры с мировой звездой балета Игорем Анатольевичем Зеленским. С этим проектом мы ездили в Лондон и Париж.

Татьяна с Игорем Зеленским

Татьяна с Игорем Зеленским

С гастролями я была во Франции, Германии, Испании, Англии, Китае, Корее, Таиланде. Сейчас с Музыкальным театром я езжу больше по Иркутской области. Скоро предстоит поездка на фестиваль в Москву с балетом «Пиковая дама». Это «пластический фарс» — неклассический балет, а модерновое направление, когда танцуют босиком.

О семье

Я всегда очень скучала по своим родным: по маме, сестре. Я хотела увидеть, как родится племянник. А потом произошел один случай, который перевернул мое сознание. Мы сидели с подругами в ресторане, и к нам подошла официантка. Я подняла голову и увидела балерину, которая танцевала, когда я только пришла в театр. А ведь она была примой. Все это меня огорчало и не давало спокойно работать. Тогда я решила получить дополнительную профессию и отучилась на педагога-хореографа.

Прима-балерина — балерина, занимающая первое положение в театре, ведущая солистка труппы, исполняющая главные партии в спектаклях.

Век балерины короткий, и с каждой полученной травмой я понимала это все больше и больше. Тогда-то я и вернулась в Иркутск. Сейчас танцую в Музыкальном театре и преподаю балет детям. Здесь я встретила свою судьбу: рядом со мной замечательный мужчина, который разделяет мою любовь к искусству. А летом я встала на водные лыжи. Было нереально страшно, но вместе с тем я испытала восторг, как маленький ребенок. Для себя я выбрала такой путь. Да, балет — это прекрасный период, но он не должен стать длиною в жизнь.

Зимнее адажио из балета "Щелкунчик" в постановке Мариуса Петипа

Зимнее адажио из балета "Щелкунчик" в постановке Мариуса Петипа

В том, что я достигла, заслуга моей мамы. Она поверила в меня и дала возможность сделать свой выбор. А я знаю, как ей было тяжело не только эмоционально, но и материально. Балетная форма очень дорогая: купальники, балетки, колготы. Раньше ведь одной пары пуант хватало на несколько репетиций. Мама рассказывала, что месяц после моего отъезда она не могла спать. Ей стоило больших усилий, чтобы не забрать меня. Она позволила моей мечте осуществиться — за это я ей благодарна.

Фото — из личного архива Татьяны

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *