ОТ ПОПУЛЯРНОСТИ ДО ШИЗОФРЕНИИ: ТРАГЕДИЯ ГЛАВНОГО ФАВОРИТА СЕРГЕЯ ДЯГИЛЕВА — Балет 24

ОТ ПОПУЛЯРНОСТИ ДО ШИЗОФРЕНИИ: ТРАГЕДИЯ ГЛАВНОГО ФАВОРИТА СЕРГЕЯ ДЯГИЛЕВА

ИСТОЧНИК: https://www.eg.ru/

История великого артиста Вацлава Нижинского, который сделал балет таким, каким мы его знаем.

16-летний Вацлав Нижинский впервые вышел на сцену Мариинки в 1905 году. Это был невысокий (всего 160 см) и грациозный юноша, обладающий собственным стилем и собственными идеями. Вскоре все поняли, что в театре появился новый премьер, да и сам он, чувствуя неподдельный интерес к своей персоне, начал проявлять смелость и позволять себе некоторые вольности.

Нижинский — новатор

Мало кто знает, но появлением в балете мужчин, одетых в обтягивающие трико, мир обязан именно Нижинскому. В 1911 году в театре ставили «Жизель» и он вместо привычных для того времени широких штанов надел костюм, созданный по эскизу Александра Бенуа. Костюм состоял из трико и колета, что для строгих нравов начала 20-го века было нонсенсом.

 
 

Императрица, сидящая в ложе вместе с супругом, рассмеялась, увидев артиста в странной одежде, подчеркивающей его формы везде, где только было возможно. За кулисы в антракте ворвался великий князь Андрей Владимирович — будущий муж Матильды Кшесинской. Он заявил, что императрица сочла наряд неприличным, и потребовал, чтобы в следующем акте поверх трико Вацлав надел пышные штанишки, и в итоге добился его увольнения.

 

 

Фаворит Сергея Дягилева

В те годы Вацлав Нижинский уже был любовником первого в истории российского продюсера — знаменитого Сергея Дягилева. Сергей увез талантливого парня в Париж, где летом того же 1911 года он стал частью легендарных «Русских сезонов». Они позволили ему искупаться в овациях французской публики и тут же стать звездой мировой величины. Все только и обсуждали «Видения розы» с легендарным «прыжком Нижинского», «Послеполуденный отдых фавна» Дебюсси, «Петрушку» и «Весну священную» Стравинского, а также «Дафниса и Хлою» Равеля.

Вацлава с его откровенными па и неприкрытым эротизмом вожделел весь мир. Его выступления были настолько новы и непривычны, что вызывали один скандал за другим, и Дягилеву приходилось пускать в ход все свое влияние, чтобы выгораживать танцовщика.

Корабельная влюбленность

Отношения Нижинского и Дягилева продлились пять лет и закончились весьма неожиданно в 1913 году, когда Вацлаву пришлось отправиться на гастроли в Южную Америку без своего покровителя — из-за давнего предсказания гадалки Сергей панически боялся воды и плыть через океан никак не мог.

Там на корабле Нижинский вдруг сблизился с венгерской балериной Ромолой Пульски, которая давно была от него без ума и даже в труппу Дягилева пришла только ради того, чтобы быть ближе к своему кумиру. Прямо во время гастролей в Буэнос-Айресе пара обвенчалась, а дягилевский слуга Василий, который должен был присматривать за главной звездой балета, тут же отправил весточку шефу. Дягилев был вне себя от злости. Он посчитал своего любовника предателем, уволил Нижинского из труппы и больше не желал его видеть.

Семья и болезнь

У Вацлава и Ромолы родились две дочки. В семье артист был счастлив, но жизнь без сцены просто сводила его с ума. Он пытался создать свой балет, подключив старых знакомых. Но Дягилев вставлял ему палки в колеса и люди просто боялись работать с Нижинским, дабы не навлечь на себя гнев продюсера.

В 1916 году у бедняги начали проявляться симптомы шизофрении и вскоре он превратился в молчаливого меланхолика, вынужденного кочевать по швейцарским санаториям.

А Сергей, тем временем, не мог его забыть и ждал случая, чтобы поиздеваться над предателем. Однажды он приказал забрать Вацлава из клиники и доставить в театр, где давали спектакль. Главную роль там играл Серж Лифарь — новая звезда, взошедшая на небосклон после исчезновения Нижинского. Дягилев бахвалился, что заставит Вацлава заговорить и сказать, что думает по поводу Лифаря. Но он просчитался: тот молчал.

Зато сам Серж Лифарь был рад знакомству с легендой балета. После того вечера он неоднократно навещал больного в клинике в пригороде Парижа, разговаривал с ним и даже танцевал для него. В 1950 году, когда из Лондона пришла новость о смерти Нижинского, артист и балетмейстер Гранд-Опера очень горевал. Он купил на кладбище Монмартр в Париже место рядом с выдающимися деятелями французской культуры и останки Вацлава перевезли туда. Через полвека на могиле появилась скульптура грустного Петрушки из одноименного балета Игоря Стравинского.

 
 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *