ВЯЧЕСЛАВ ГОРДЕЕВ: «ЛУЧШИЕ ГОДЫ ЖИЗНИ Я ПРОВЕЛ В БОЛЬШОМ ТЕАТРЕ» — Балет 24

ВЯЧЕСЛАВ ГОРДЕЕВ: «ЛУЧШИЕ ГОДЫ ЖИЗНИ Я ПРОВЕЛ В БОЛЬШОМ ТЕАТРЕ»

ИСТОЧНИК: https://i-podmoskovie.ru/

Легендарный танцовщик, балетмейстер, педагог, худрук Московского государственного театра «Русский балет», народный артист СССР Вячеслав Гордеев отметил не только 70-летие, но и 50 лет творческой жизни. По этому поводу 3 ноября в его честь в Большом театре, где он прослужил почти 25 лет, состоится балет «Баядерка», и Гордеев лично будет принимать поздравления.

Танцевал в паре с женой

- Вячеслав Михайлович, восхищаюсь вами. В немалые лета вы столько работаете, что впору спросить – откуда черпаете силы?

- Когда речь идет о любимой работе, она не может надоесть, она может только радовать и придавать сил.

- У танцоров век короткий. Вы долго танцевали?

- Долго. Последний раз на творческом вечере, посвященном 55-летию. Если говорить о Большом театре – 23 года. В целом моя жизнь делится на несколько этапов: первый – Большой театр, где выходил на сцену со своей первой женой Надеждой Павловой, потом жизнь без Большого театра и с другой женой...

 

- Вторая жена тоже танцовщица?

- Она пианистка, у меня все жены, кроме Павловой – пианистки. Еще этап – это «Русский балет», которым руковожу до сих пор, ставлю спектакли. Был период - с 1995 по 1997 годы, когда являлся худруком балетной труппы Большого театра.

- Какой из периодов был самым счастливым?

- Когда танцевал в Большом. Это были лучшие годы, ни о чем другом я не думал. Только творчество – репетиции, выступления, гастроли.

- Не просто так критики на заре карьеры называли вас «золотым мальчиком»...

- И последним романтическим принцем. Статья вышла в «New-York Times» после нашего выступления с Павловой в балете «Ромео и Джульетта». Тогда американцы написали: «Они пришли, мы их увидели, и они нас победили!». Мне повезло: в Большом театре я танцевал весь репертуар в один период с такими выдающимися танцовщиками, как Васильев, Лавровский, Владимиров. Они были старше меня, а сзади наступало другое поколение - Годунов, Богатырев, Кондратов, Цивин. И в этом оазисе меня заметили, отметили и вывели на передовые позиции.

- И это несмотря на то, что в балет вы пришли чуть позже своих сверстников?

- В хореографическое училище при Большом театре я пришел в 12 лет, хотя принимали 10-летних. Но в тот год набирали курс «для особо одаренных детей». Я шел по Пушечной улице с мамой, и мы увидели объявление о приеме в хореографическое училище. Конкурс - 600 человек на три места. Одно оказалось моим.

- Когда в 26 лет вы порвали ахиллово сухожилие, многие решили, что это конец карьеры. А вы через полгода вышли на сцену...

- Для этого пришлось невероятно много трудиться. Каждый день в больнице с костылями стоял у окна, как у станка, разрабатывал ногу. Когда вышел на работу, все элементы стал переделывать на другую ногу - вращения, прыжки и т.д. И через 5 месяцев с Большим театром поехал на гастроли, поддержки делал, хотя толком ходить не мог.

Майя ни в чем себе не отказывала

- Несмотря на возраст, вы до сих пор занимаетесь у станка...

- Движение для меня - потребность, хотя усилия приходится прилагать, выносливость уже не та. Но я работаю с молодежью, и распускаться нельзя. Поэтому ежедневно вместе с артистами «Русского балета» делаю класс у станка, как минимум, полтора часа. Даже во время отдыха в Турции занимался в тренажерном зале, ходил на «качалки», обязательно вставал к станку. В море проводил от 3 до 5 часов. Активно плаваю на дистанцию брасом и кролем.

- Диет не придерживаетесь?

- Когда танцевал, придерживался, хотя мужчине особо диета не нужна. Женщинам – может быть. Плисецкая, например, всегда говорила, что «режимит». При этом я видел, что она себя не истязала, как другие девочки, всегда хорошо ела. Она себе ни в чем не отказывала – ни в еде, ни в удовольствиях. И была очень естественной в общении. У нас были замечательные отношения. Я гостил у нее на даче в литовском Тракае, она брала меня в свои поездки. Майя меня выделяла, уважала как танцовщика. Я отвечал ей взаимностью.

- В самом начале разговора я призналась, что восхищаюсь вами. Вдвойне потому, что на собственные средства на своей загородной земле достраиваете школу искусств, где будете заниматься с детьми. Невероятно!

- Больше скажу: я сам делал проект будущего здания, ровно также, как делал проекты своей квартиры и дачи, активно участвовал в строительном процессе. И еще на начальном этапе проектирования школы искусств купил в Китае четыре бронзовые статуи «Времена года» и скульптуру «Три грации». Планирую сделать интерьер, воспевающий красоту человеческого тела. Чтобы дети, которые будут ходить в эту школу, видели хоть и копии, но образцы высокого искусства.

- Большой участок отвели под школу?

- Порядка пяти соток. Земли у меня хватает, но разрешение у родственников всё равно спрашивал. У меня большая семья, четверо детей.

- К слову, о детях. Мужчина должен вырастить сына, построить дом, посадить дерево. Первые два пункта вы выполнили. А последний?

- У меня приличная часть участка была занята лесом. Но короед его загубил. Пришлось спилить сто десять деревьев. На месте уничтоженного леса посадил ели, много яблонь, груш и смородину. Пересадил три дуба, которые росли на месте, где будет строиться школа. Я люблю дубы, в них есть необъяснимая сила, и листья у этого дерева чистые. Вот клен – вроде красивое дерево, но когда листья опадают, превращаются в кашу. А у дуба лист висит до морозов, и падает уже на снег. Я люблю природу, много гуляю, и для меня природный интерьер очень важен.

Беседовала Наталья Анохина
Фото из личного архива Вячеслава Гордеева

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *