АНДРЕЙ ШИШКИН РАССКАЗАЛ О ТАЙНАХ ЗАКУЛИСЬЯ ЕКАТЕРИНБУРГСКОГО ТЕАТРА — Балет 24

АНДРЕЙ ШИШКИН РАССКАЗАЛ О ТАЙНАХ ЗАКУЛИСЬЯ ЕКАТЕРИНБУРГСКОГО ТЕАТРА

Источник: https://rg.ru

Текст: Валерий Кичин

Фото: Татьяна Андреева

Когда-то в опере главными персонами были примадонны - они рулили. В ХХ веке театр примадонн сменился театром режиссерским, костюмированные концерты - полноценными спектаклями. ХХI век стал эпохой театра директорского. Один из выразительных примеров - Екатеринбургский оперный дом, который теперь называется "Урал. Опера. Балет". За 12 лет после своего прихода его директор Андрей Шишкин не просто извлек один из старейших театров из затяжного кризиса, но и сделал его полем талантливых экспериментов. На его премьеры слетаются со всей страны.

За 12 лет определилась ваша стратегия: театр кормят кассовые названия, но имидж театру дает эксперимент.

Андрей Шишкин: Я бы сформулировал прозаичнее. Успех, за которым мы не гонялись, но который пришел, был связан с тем, что с 2008 года мы стали получать грант. До этого была катастрофа - безденежье. Дирижера Михаэля Гюттлера хористы буквально гнали из театра: мол, его месячная зарплата равна годовому заработку всего хора! Мы просто финансово не были готовы к серьезному качеству. Сейчас, если считать грубо, из 500 миллионов 400 дает министерство культуры, сто мы зарабатываем сами. И это позволило нам отказаться от старомодных спектаклей с живописными декорациями: опыт "Любви к трем апельсинам" и "Графа Ори" показал, что можно ставить иначе. И что эти спектакли могут вызывать интерес у критики и хорошо продаваться.

 И тогда возник этот очень интересно сбалансированный репертуар…

Андрей Шишкин: Да: кассовые названия - и принципиально новые российские или мировые премьеры. Слава Самодуров, придя к руководству нашим балетом, заявлял, что пора уходить с берегов "Лебединого озера", - но оно идет, собирая полный зал. Как и "Баядерка", и "Жизель", и "Пахита", и "Тщетная предосторожность". В то же время появились постановки Самодурова, которые в разы менее эффективны для кассы, но привлекают ценителей и прессу. То же и в оперных спектаклях: с одной стороны, успешные "Кармен" и "Турандот" - они хорошо продаются в любое время года при любой погоде. Второй эшелон: "Волшебная флейта" Моцарта и "Русалка" Дворжака, тоже востребованные публикой. А с другой стороны - "Сатьяграха" - минималистская опера Филипа Гласса, "Греческие пассионы" Богуслава Мартину, "Пассажирка" Мечислава Вайнберга, впереди "Три сестры" современного венгерского композитора Петера Этвеша.

Но я слышал, что у "Сатьяграхи" тоже нет проблем с публикой.

Андрей Шишкин: Это случай уникальный и необъяснимый. Идея зрела давно. В сезоне 2011 - 2012 годов театр отмечал столетие, и мы к ней вернулись, но до последнего не верили, что публика это воспримет: все вокруг были убеждены, что спектакль выдержит два-три показа - и все. А он идет и идет, молва о нем ползет и ползет по городу и стране. Это название оказалось для нас ключевым.

Оно тоже стало кассовым?

Андрей Шишкин: Конечно, не таким, как "Турандот". Но зал заполняется на 92- 94 процента - это очень неплохо. Все знают, что балет продается лучше, чем опера. Если "Лебединое озеро" дает миллион двести - миллион пятьсот, то опера - максимум миллион. На балет можно повышать цены - с оперой сложнее. С ценообразованием вообще нужно быть аккуратным: если держать высокие цены - могут не пойти. Надо ловить такой уровень цен, чтобы зал был заполнен.

 У вас авторитетный попечительский совет - он помогает?

Андрей Шишкин: Да, конечно, но не в тех объемах, которые кардинально влияли бы на бюджет. Только ведь помощь не всегда измеряется в рублях. Нам бесплатно предоставляют ангары для хранения декораций. Через попечительский совет налаживаются нужные связи и т.д.

У вас балетная труппа теперь не только сильная, но и международная: кроме русских танцовщиков - японцы, бразильцы, итальянка, киргизы… Им всем нужно создавать бытовые условия - город помогает?

Андрей Шишкин: В советские времена строители часть жилья должны были отдавать городу, и определенное число квартир предоставляли театру. Но шли годы, и был упущен момент, когда можно было оформить их в собственность. И к моменту моего прихода в театр город требовал отдать квартиры обратно. Мы бились невероятно - все бесполезно: уже был составлен график освобождения квартир. И тогда нам очень помогли губернатор и вице-губернатор - мы получили 42 квартиры, это очень много! Сегодня проблема решена.

Семь лет назад вы пригласили худруком балета мировую звезду - Славу Самодурова. Это тоже выглядит чудом: театр рванул вперед, труппа из небытия вышла в лидеры жанра, за премьерами следит вся страна. А Самодуров стал фигурой, жизненно важной для имиджа театра и города.

Андрей Шишкин: Да, он увлечен делом, и тем, что очень многое - получается. Театр - коллективная институция: не было бы Самодурова - не было бы человека, остро ставящего вопрос о квартирах, и не появились бы у нас в балете люди совсем другого качества.

Ваши премьеры хотят видеть и в Москве - что с гастролями?

Андрей Шишкин: Мы постоянно участвуем в театральных фестивалях в Санкт-Петербурге. Показывали "Сатьяграху" в Александринском театре. Если все получится, в будущем году состоятся обменные гастроли с Театром Станиславского и Немировича-Данченко. Идея замечательная: мы могли бы показаться в Москве более широко - 3-4 названия за неделю. Гастрольный репертуар наших гостей, увы, определят габариты нашей сцены.

Да, у вас прекрасное здание, но небольшая сцена, давно не отвечающая требованиям жанра.

Андрей Шишкин: Здесь ничего нельзя сделать: сценическая коробка - основа, ее не расширишь. Мы боялись капитальной реконструкции: театр пришлось бы закрыть года на два-три, и труппа будет потеряна. Особенно пострадает балет: артисты не могут ждать, их век на сцене невелик. Но в министерстве культуры выработали подобие дорожной карты с указанием, что и в какой год делается. И процесс пошел: отремонтировали фасад, сейчас заканчивается реконструкция подвалов - там гардероб, инженерия, все коммуникации. Ближайшие два года - капитальный ремонт этажей и фойе, готовится проект реконструкции сценической части. Счастье, что все это делается без остановки театра.

Лучшим спектаклям давно пора появиться на мировых телеканалах, на дисках. Есть перспективы?

Андрей Шишкин: Идут переговоры о прямой трансляции "Ромео и Джульетты" и "Пахиты" весной будущего года на канале Mezzo с перспективой изготовления DVD. Контракт уже подписан. Институт Адама Мицкевича профинансировал выпуск на DVD оперы "Пассажирка" польской компанией DUX. Венгры собираются снимать будущий спектакль по опере Петера Этвёша "Три сестры". "Приказ короля" будем писать без зрителей, несколько дней с нескольких камер - профессионально.  После реконструкции подвала там появится театральный магазин, где можно будет все это купить.

Но мы забыли об опере. Между тем там сдвиги тоже внушительные. Как проявилась ваша стратегия в этом жанре?

Андрей Шишкин: Опыт с "Сатьяграхой" был первым и самым удачным. Сделав такой шаг, мы должны были не провалить второй - нужна опера, которая была бы открытием либо партитуры, либо композитора, либо темы. Так мы пришли к "Пассажирке" Вайнберга, к "Греческим пассионам" Мартину. Но теперь у меня есть ощущение, что мы начинаем делать кальки с самих себя - идем слишком прогнозируемым путем. Наш оперный цех доказал, что готов петь хоть на санскрите, но артисты хотят петь и "Риголетто", и "Аиду"… Их нужно время от времени подогревать, стимулировать, да и кассе нужны такие названия. Так возник план заново поставить "Риголетто". С предыдущей версией возникли сложности: громоздкое оформление, для его установки нужен день, так что играть ее в самые востребованные вечера уикэнда мы не могли. Решили пригласить режиссера, с которым еще не работали, - Алексея Франдетти. Будем работать и с Романом Феодори - он поставит детскую оперу "Алиса в Зазеркалье".

Всех интригует проект постановки "Трех сестер" - расскажите о нем.

Андрей Шишкин: Эта идея витала в воздухе - и мы смогли ее поймать. К нам на премьеру "Пассажирки" приехало много людей - в частности, представители театральных агентств из Берлина, и все они только и говорили про "Трех сестер". Меня это заинтересовало. Я послушал все существующие версии оперы, потом выяснилось, что Оливер Дохнаньи, наш главный дирижер, знаком с композитором Петером Этвёшем, у которого в 2019 году юбилей - 75 лет. И стало ясно: звезды сошлись, первая в России постановка оперы будет наша! Этвёш приедет в Екатеринбург, и, возможно, будет дирижировать одним из двух оркестров.

Два оркестра?!

Андрей Шишкин: Один в оркестровой яме, второй - в арьере сцены со своим дирижером. Музыка современная, трудная для исполнения, много речитативов, но сложно - значит интересно. В Нью-Йорке я встретился со знаменитым режиссером Кристофером Олденом - на него сильное впечатление произвел опыт постановки "Сна в летнюю ночь" в Театре Станиславского и Немировича-Данченко, когда кто-то из зрителей поднял скандал, обвинив его в педофилии. Он до сих пор с горечью рассказывает эту историю. Но согласился поставить у нас "Трех сестер". То, что режиссер такого масштаба будет с нами работать, очень важно для театра. На днях он представил свое видение спектакля, в апреле снова прилетит для работы над постановкой, в мае выпустим премьеру. Но в целом мы продолжим эту политику сбалансированности наших сезонов: у нас появилась "Турандот" - и будет "Дон Кихот".  С другой стороны, есть "Приказ короля" - и будут "Три сестры". То есть стремимся держать баланс классики, современности и авангарда…

У вас нет самой репертуарной оперы Верди - "Аида". Почему?

Андрей Шишкин: Вы сняли это название у меня с языка - я давно мечтаю об "Аиде". И хочу в процессе постановки "Трех сестер" завести разговор о ней с Олденом. Но вы же понимаете: он не будет ставить "Аиду" в египетских декорациях. Он великий интерпретатор и сделает что-то свое.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *