КРИСТИНА ШЕВЧЕНКО О НОВОЙ ВОЛНЕ ФЕМИНИЗМА И РУССКИХ ТРАДИЦИЯХ В МИРЕ БАЛЕТА — Балет 24

КРИСТИНА ШЕВЧЕНКО О НОВОЙ ВОЛНЕ ФЕМИНИЗМА И РУССКИХ ТРАДИЦИЯХ В МИРЕ БАЛЕТА

ИСТОЧНИК: https://www.elle.ru/

Постоянный интервьюер ELLE Мария Байбакова встретилась с Кристиной Шевченко, примой-балериной Американского театра балета, чтобы поговорить о новой волне феминизма в классическом танце и культурных корнях, к которым мы все ежедневно обращаемся.

Искусство и спорт у нее в крови. Кристина Шевченко родилась в Одессе, в семье советского гимнаста. Ее мама пела и танцевала в театре. В «споре интересов» родителей победила дружба — четырехлетнюю дочь отдали в художественную гимнастику. «Ежедневная растяжка и тренировки сделали меня сильнее как личность. Я стала дисциплинированной, сильной и закаленной перед любыми трудностями», — вспоминает сегодня прима-балерина. В спортивной школе олимпийского резерва обязательными были классы хореографии — спорт­сменам нужно правильно отцентрировать тело.

Когда Кристине было шесть лет, семья эмигрировала в Филадельфию, куда к тому моменту уже перебрался ее дедушка. Продолжить занятия гимнастикой не получилось — лучшие школы находятся на Западном побережье. И вновь родительский компромисс — Кристина поступила в Rock School of Pennsylvania Ballet, где было много русских педагогов. В 16 лет она приехала в Москву для участия в Международном конкурсе артистов балета, который проходил в Большом театре, и завоевала здесь золото. Как говорит сейчас Кристина, «это был очень счастливый момент в моей жизни». Потом последовал триумф на премии фонда принцессы Грейс Келли и другие почетные гранты. После изматывающей конкурсной программы в 2007 году Шевченко решилась на межсезонные пробы в Американский театр балета — и не прогадала. Год назад она стала его примой-балериной и теперь с особым трепетом ждет начала нового сезона. В этом октябре он обещает стать особенным: в репертуаре — новые работы сразу трех женщин-хореографов.

МАРИЯ БАЙБАКОВА Вы эмигрировали в США в шестилетнем возрасте, но с советской школой балета отлично знакомы. Вы не могли бы доступным языком описать различия между русско-украинской школой танца и американской?

КРИСТИНА ШЕВЧЕНКО Русский балет известен во всем мире наряду со школой Парижской оперы, где, собственно, классический танец и зародился. Это большая часть культуры страны. Люди любят балет, живут им, ходят на спектакли так же часто, как другие — в кино. Стать балериной в России — очень взвешенное решение, это страсть на всю жизнь. В Америке тоже готовят основательно, но отличие в том, что к классическому танцу прибавляется репертуар Баланчинa, который начинают учить уже в раннем возрасте. Также много учащихся не выбирают балет как свое будущее, а занимаются ради удовольствия. Поэтому огромное значение играют педагоги, которые работают в том же ключе, что и ты. В свое время моя мама приложила много усилий, чтобы найти мне именно таких учителей.

Среди ваших педагогов и других наставников были женщины?

Да, конечно. Когда я в отпуске, встречаюсь со своим педагогом. Она всегда мне помогает, исправляет недочеты, работает над сценическим образом.

А что касается хореографов? Известно, что в этой области преобладают мужчины, но теперь появилось несколько сильных хореографов-женщин. И Американский театр балета целенаправленно старается включать больше таких работ в репертуар. Как эта новая феминистская волна ощущается в мире балета?

Меня, как женщину, это, конечно, обод­ряет. В детстве я хотела идти к своей цели самостоятельно, без посторонней помощи, за счет собственного труда. А сейчас в осенний сезон у нас будут идти новые работы практически одних женщин — Твайлы Тарп, Джессики Лэнг и Мишель Дорранс.

Вы признались, что очень хотели попасть в Американский театр балета. А нет ли у вас желания выступить в качестве приглашенного артиста в Мариинском или Большом театре?

Я думаю, что станцевать в Мариинском театре как гость — мечта любой ведущей балерины. Особенно с тех пор, как два года назад я получила грант от фонда Анненберга. Такие премии ежегодно вручают танцорам, чтобы они могли реализовать свои мечты. И я использовала его, чтобы поехать в Мариинский театр.

Кристина Шевченко — о новой волне феминизма и русских традициях в мире балета (фото 3)

Русский балет известен во всем мире. Это большая часть культуры страны

Я прилетала в Санкт-Петербург на две недели в ноябре, когда у нас в театре был перерыв. Я ходила на занятия с труппой, отрабатывала с педагогами партии, которые собиралась танцевать в Америке. Это потрясающий опыт! Даже просто находиться в стенах этого театра в компании выдающихся артистов — что-то невероятное!

Надеюсь, ваше желание обязательно сбудется. Американский театр балета вообще известен тем, что зажигает звезд мирового уровня. Наглядный пример — мой знакомый Дэвид Холберг, который стал первым американским премьером в составе Большого театра. Тем не менее как вы себя чувствуете в Америке? Я сама переехала из Москвы в Нью-Йорк, когда мне было десять. И снова попала в Россию только в шестнадцать. Разница между двумя странами была огромной, и переезд в США в детском возрасте оказал на меня большое влияние. Расскажите о своем опыте эмиграции.

Наша семья переехала в США, когда мне было без малого 7 лет. Будучи ребенком, я просто радовалась новой обстановке: об Америке тогда многие мечтали. Желания вернуться на родину насовсем никогда не возникало, но мне всегда хотелось туда съездить на время. Я приехала на Украину спустя два года, провела там целое лето и дополнительно занималась балетом. Но я до сих пор предпочитаю жить в США и реализовывать «американскую мечту».

Раз уж мы заговорили о ностальгии — у вас есть дома какие-то вещи, служащие напоминанием об украинских корнях? Например, я зимой всегда ношу русские шали, чтобы ощущать некую культурную связь со своим прошлым. А у вас есть нечто подобное?

Я очень люблю украинскую одежду. У меня в гардеробе есть украинские блузки, которые я ношу с джинсами. Да, как и у вас, дома хранится множество шалей. Мы едим украинские блюда — мама только их и готовит. Я довольно часто хожу в настоящую баню. Так что выросла я в русско-украинских традициях и не забыла эту культуру. Кстати, я училась в украинской католической школе. Там я научилась лучше говорить по-украински и по-русски. Это наследие всегда присутствует в моей жизни, я от него не отказалась.

В США такие танцоры, как Мисти Коуплэнд, обладают статусом звезд шоу-бизнеса. В Американском театре балета или «Нью-Йорк Сити балете» на каждую большую премьеру собирается множество селебрити. Как это отражается на вашей индустрии?

Балетные постановки в Америке анонсируются в более развлекательном ключе, чтобы привлечь аудиторию, которая мало знает об искусстве балета. С этой целью на премьеры и привлекают звезд и активно освещают факт их появления. В России о балете знают все, так что никого специально привлекать не нужно. Так что наличие знаменитостей на спектаклях приобщает больше зрителей к искусству балета.

Расскажите о вашем сотрудничестве с миром моды. Видные дизайнеры создавали костюмы для различных спектаклей Американского театра балета, «Нью-Йорк Сити балета» и других. А у вас, если не ошибаюсь, были совместные проекты с Dolce & Gabbana.

Обожаю моду с детства, всегда старалась сама подобрать себе новый наряд. Я внимательно слежу за трендами и стараюсь модно одеваться, получаю от этого большое удовольствие.

Да, я сотрудничаю с Dolce & Gabbana — осенью мы готовим большую благотворительную акцию.

В прошлом году я участвовала в мероприятии с La Perla, снималась для итальянского Vogue. А еще я дружу с замечательным стилистом, который держит меня в курсе всех событий и знакомит с дизайнерами.

И напоследок: борщ или гамбургер?

Пожалуй, борщ. Мне кажется, что я вообще ем больше украинских блюд, чем американских.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *