«БОЛЬШОЙ БАЛЕТ» ПО ГРИБОЕДОВУ. МНЕНИЕ ЗРИТЕЛЯ О ПРОЕКТЕ ТВ — Балет 24

«БОЛЬШОЙ БАЛЕТ» ПО ГРИБОЕДОВУ. МНЕНИЕ ЗРИТЕЛЯ О ПРОЕКТЕ ТВ

ИСТОЧНИК: https://www.facebook.com/

Ирина Милютина

Посмотрела я, по долгу зрителя, два выпуска нового блока телешоу "Большой балет". Пока зрелище навевает уныние и тоску. Если это "большой балет", то где тогда "малый"? В Усть-Урюпинске? Я очень люблю российскую провинцию, знакомые подтвердят - уехала бы туда давно из собянинской Москвы, если бы не мама, считающая, что Москву терять никак нельзя. Но провинция в профессии - любой! - для меня неприемлема. Нынешний "Большой балет" же демонстрирует смешение французского с нижегородским: во главе жюри сидит француз (о-ля-ля!), а перед ним пляшут танцовщики с нижегородским качеством.

Вот пара из дружественной нам Чехии - Радка Приходова и Адам Звонар. Понятно, что к друзьям "оттуда" мы всегда проявляем снисхождение. В первом выпуске они станцевали непонятный дуэт отечественного производства, их похвалили, умились тому, что они и в жизни пара. Но какая для них "Раймонда"? Откуда? Зачем? Это же профанация "Раймонды"! У них нет возможностей ее станцевать так, как должно. А члены жюри сидят и пытаются что-то в них отыскать, чтобы похвалить. Семеняка вспомнила Семенову. Можно представить, что бы сказала Марина Тимофеевна, увидев эту беспомощность вместо "Раймонды"?

Влюбленная пара из Новосибирска Ксения Захарова и Николай Мальцев демонстрирует средний провинциальный набор. В первый выпуск они выбрали конструктор для детского сада в виде дуатовского "Щелкунчика", в который от души играется вышедший в тираж хореограф. Что стар, что мал - игрушки одинаковы! Несуразный набор движений под музыку Чайковского было тяжело смотреть. Во втором блоке ребята тоже отличились, со своими скудными возможностями выбрав виртуозного "Дон Кихота". Их "Дон Кихот" тянет только на уровень училища, а Ксения на полном серьезе расплакалась после выступления - жюри низко его оценило. Я бы ей "тройку" поставила (за старание), а жюри выставило "семерку". В частности, блистательная Китри Людмила Семеняка. Радоваться нужно, прыгать от счастья, что высоко оценили, а девочка плачет - ведь она так хорошо станцевала!

Николай Мальцев тоже продемонстрировал уровень среднего ученика, а ему поставили "9". Надо сказать, что молодой человек не вызывает у меня симпатии вовсе своей суетностью в целом и подвижностью лица в частности. Он кажется навязчивым во всех компонентах и очень этим утомляет.

Конечно, глаз отдыхает на Светлане Захаровой - нереальной красавице в нарядах нереальной красоты. Суперлюкс вместе с супершиком! И на Андресе Жагарсе - порода есть порода. Но ведь шоу идет два с половиной часа, на кого-то еще нужно смотреть, кроме ведущих! Пока уровень участников значительно слабее предыдущих лет, Большой и Мариинка отсутствуют, а в победительницы прочат новоявленную приму из милого "Стасика" Ксению Шевцову. В жюри сидит худрук театра Лоран Илер и судит свою подчиненную. Это еще более мило! Владимир Андреевич Атлантов перед тем, как дать согласие на участие в жюри какого-либо конкурса, всегда спрашивает: "Ученики есть?" В смысле - ученики членов жюри. Если есть, то сразу отказывается. Он считает это неприличным. У француза с головы до пят Лорана Илера, видимо, свои представления о приличиях. Не помню, чтобы Филин или Зеленский ранее сидели в жюри "Большого балета"? Но дорогому Лорану по-грибоедовски всё позволено, ничего у нас не изменилось со времен "Горя от ума". Владимира Васильева из Большого театра выгнали, а памятник Нуриеву поставили. Чтим и помним "собственные" иконы!

- Как европейское поставить в параллель 
С национальным? – странно что‑то! 
Ну как перевести мадам и мадмуазель? 
Ужли сударыня!!» – забормотал мне кто‑то…

Ксению Шевцову я бы никогда не увидела, если бы не телевизионный проект. Специально на данную балерину я не ходила, а сейчас, после того, как узрела ее в телевизоре, не пойду подавно. Ее индивидуальность характеризуется наглостью, которую я органически не переношу. Есть зрители, которые обожают молодых да наглых, но меня это качество отвращает.

Однако вот на что я обратила внимание: "Стасиком" руководит Лоран Илер, а Большим театром Махар Вазиев. Люди разных национальностей и балетного опыта, тем не менее очень похожие по внешнему типажу: высокие, худые и длинноносые. И вкус на фавориток у них одинаков - высоких, худых и длинноносых. Себе подобные в женском обличье. Ксения Шевцова один-в-один похожа на Антонину Чапкину. а Антонина Чапкина на Ксению Шевцову. Близнецы-сестры! Конечно, одна танцует в Большом театре каждый день, но небольшие партии, а другая в "Стасике" не каждый день, но партии большие. Однако суть от этого не меняется - зрители остаются страдающей стороной в ходе реализации вкусовых пристрастий худруков. Обе девушки имеют специфический типаж, трудно соотносимый с типажом классических героинь "красавица-богиня-ангел". Однако с типажом худруков они соотносятся лучше некуда. Красавицы-богини-ангелы, имеющиеся в труппах, остаются за героическим бортом, на скамейке запасных, а девицы с характерной внешностью Злюки и Кривляки активно продвигаются в Золушки.

В первый день состязаний Ксения Шевцова рвалась сплясать "убийственный" (по ее словам) дуэт из "Майерлинга" Макмиллана, которого сняли с репертуара к ее великому несчастью. Судя по всему, партия гормонально озабоченной девицы, жаждущей самоубийства, особенно близка артистке. Я спектакль "Майерлинг" видела в МАМТе всего один раз, его философия мне антипатична. Но чем отличается телевизор от театра? Тем, что в любой момент можно встать и пойти на кухню за чаем, что я и сделала во время "убийственного" дуэта. Тем более, что Дмитрий Соболевский в партии Рудольфа показался мне персонажем картонным и карикатурным со своими накладными усами, а их поцелуи с Шевцовой на камеру фальшивыми и претенциозными. Но во второй выпуск они выбрали не менее убийственный дуэт - па де де на музыку Обера в постановке Гзовского.

Предусмотрительная Ксения, правда, его таковым не назвала, а зря. Они с Соболевским убили это па де де (или оно убило их?) совсем не потому, что сорвали какие-то элементы, хотя их техника была посредственной. В конце знаменитой диагонали на одной ноге Шевцова буквально встала на месте вместо продвижения вперед, фуэте были слабенькими, Соболевский тоже блеска не показал, дежурно оттанцевав "матчасть". Однако главным было не это - в их исполнении па де де Гзовского было абсолютно бессмысленным. Как говорила Плисецкая: "Это о чем?" Шевцова с Соболевским танцевали абсолютно ни о чем, там не было ни истории мужчины и женщины, ни истории королевских особ, ни примы с премьером, ни флирта, ни кокетства, ни изящества, ни величия, ни победных фанфар, ни внутреннего диалога - там не было ни-че-го! Пустота. Зачем танцевать то, что тебя не волнует?

Данное па де де я видела-перевидела с детства множество раз, последний раз в сентябрьском гала "Звезды ХХl" века в исполнении "однокашницы" Шевцовой Оксаны Кардаш и Артема Овчаренко. Оно тоже было никакущим, "стасиковские" примы зачем-то выбирают его для исполнения, оставаясь безучастными и к самому па де де, и к своему партнеру. С Кардаш мне тоже не везет: как не почитаю отзывы, все ставят высший балл. В точности, как ставят его члены жюри "Большого балета" Ксении Шевцовой. Как ни посмотрю собственными глазами - обычный середняк. Что Кардаш и продемонстрировала в Гзовском, Овчаренко к ней прилагался (безрадостно, по долгу службы). Шевцова тоже недалеко ушла от своей "подруги" - лишь хищноватый взгляд порой разнообразил ее безразличие.

Между тем два года назад это затанцованное до дыр па де де исполнили в Гала на Новой сцене Большого театра Ольга Смирнова и Семен Чудин, выстрелив им словно шампанским из бутылки прямо в голову зрителям. Зал вопил как сумасшедший. Это было блистательно! Это было роскошно! Это были шик-блеск-красота! Они вышли не в дежурных белых костюмах, а в королевских синих, специально сшитых к этому королевскому па де де. И оно было таковым в их исполнении - королевским. Король и королева устраивали торжество для себя и для своих подданных.

Как можно после шампанского пить газировку без сиропа от Шевцовой и Соболевского? Но еще более неприятно видеть, как члены жюри, уважаемые люди, жмутся-мнутся, делают замечания и всё равно ставят высший балл. Шевцова сама удивилась, когда Малахов, после собственной критики, выставил ей "десятку". Это же шоу, игра, всё должно быть легко, непринужденно, непредсказуемо как на маскараде. К чему же этот кондовый фаворитизм опять же в духе "Горя от ума"?

- Как станешь представлять к крестишку ли, к местечку, 
Ну как не порадеть родному человечку!..

В предыдущих шоу тоже были свои фавориты. В первом было понятно, что дадут "золото" Смирновой. Из середины таблицы в финале вытащили на первое место Тихомирову с Овчаренко. Но появились Кристина Андреева и Олег Ивенко из Казани, блистательно станцевав "Дон Кихота" (Захарова с Мальцевым там рядом не стояли!), и жюри тут же поставило им "десятки". В следующем шоу фаворитами были Шакирова и Ким, однако жюри не могло демонстративно "задвинуть" уникальную пару из Перми Инну Билаш и Никиту Четверикова. Не могли в силу своего высокого профессионализма! И разделили первое место между двумя парами.

Хочется ошибаться, но пока подобных тенденций у жюри не видно. Есть ли у Шевцовой реальные соперники? Конечно, есть, ее уровень весьма средний. У нее есть обаяние наглости (для определенной части телезрителей), но нет большой индивидуальности, которая к наглости не имеет отношения. У нее нет того, что называется духовностью и с чем всегда ассоциируется русский балет. Наверное, Ксения - девушка не без таланта, но без выдающегося таланта точно. Возможно, из нее получилась бы характерная актриса, даже наверняка получилась бы, но она метит в героини. В Жизели и в Одетты.

Дмитрий Соболевский - это "потолочный" артист, ему не быть "звездой", он уже достиг своего потолка рядового артиста "Стасика". Как говорит Николай Максимович - если ты не стал "звездой" сразу, то уже не станешь никогда! Соболевский - это крепкий средний уровень, на котором он и останется, какие баллы ему не выставляй. Ну как можно после Чудина серьезно оценивать Соболевского в Гзовском? Возможно, у него есть какая-то своя неповторимая ниша в балете, но в репертуаре, выбранном для шоу, она пока для зрителей закрыта. Когда-то я видела его в партии Леско в "Манон", это было посредственно. Так же посредственно, как его Классическое па де де.

Альтернативу Шевцовой представляют три девочки, милые, робкие, но имеющие безусловное обаяние. Жюри пока их жестко задвигает, хотя это обаяние находит путь к сердцам зрителей быстрее, чем ее холодный напор.

Елена Свинко из Красноярска обладает замечательными внешними данными для классической героини, точеной фигурой и удлиненным лицом, от которого не хочется отрывать взгляда. Оно притягивает к себе, в особенности, ее глаза, живущие на лице своей трепетной жизнью. Она удивила точным исполнением Дианы в па де де "Дианы и Актеона", которое было гораздо точнее, чем исполнение Шевцовой Классического па де де. В партии Фригии во втором выпуске меня смутила улыбка, с которой Елена исполнила монолог и адажио с начала до конца. Возможно, она была вызвана напряженностью форс-мажорных репетиций? Но ее замечательные данные, конечно, очень подходят к этой партии.

Восприятие ее партнера Георгия Болсуновского у меня более неоднозначное, хотя в партии Спартака он показал замечательную душевную наполненность и трагизм образа, которых не было у партнерши. Однако артисту нужно преодолевать свои внешние данные простака, с чем он пока не вполне справляется. Нужно искать адекватную прическу, грим, осанку, для того, чтобы танцевать героев. Его Актеона я не могу оценить так же высоко, как члены жюри. Какая может быть "девятка"? Конечно, он делал трюки, но все они были из серии "секонд-хенд". Все их я видела ранее в исполнении блистательном, с которым Болсуновский не может сравниться. В этой партии ему нужно не только тренировать трюки, но и полетность (которая неочевидна с его короткими ногами), амплитуду движения и особенно то качество, которое в пении называется "легато": связность одного движения с другим, плавность и невидимость переходов от одного к другому.

Миси Нисигути из Екатеринбурга в первом выпуске совершенно очаровала своим исполнением Бурнонвиля. Душевным обаянием она напомнила мне знаменитую японскую киноактрису Комаки Курихара, которая играла юную балерину в фильме "Москва, любовь моя" с Олегом Видовым. Нисигути - готовая Жизель для 1-го акта, ничего не нужно наигрывать. Это теплая балерина, излучающая, открытая для партнера и зрителей. Неоклассическая "Увертюра" во втором выпуске показалась вторичной постановкой, там не было отдельных вариаций для танцовщиков. Екатеринбуржцы выбежали, побегали и убежали. Это пошло им в "минус", хотя Нисигути и здесь очаровала своим изяществом. Увы, впечатление портили ее пуанты, черные снизу, что на телевидении очень заметно. За такими вещами артистам тоже необходимо следить.

Партнер Алексей Селиверстов для такой девочки слишком простоват. Чтобы танцевать классического героя, ему нужно много работать с гримом, костюмом и преодолевать свою природу, которая оказалась щедра к Джулиану Маккею из Михайловского театра.

В нынешнем проекте это единственный танцовщик-герой: Зигфрид, Альберт, Дезире. Его юная внешность пока отмечена некоторой кукольностью, отсутствием мужества, что со временем поправимо. Мне очень понравилось, что в "Жизели" он подобрал нестандартную редакцию вариации - с ранверсе в заключительной диагонали, как делал Владимир Васильев. Конечно, Маккей не может сравниться с Владимиром Викторовичем в одаренности (никто не может!), но само желание искать, делать то, что делают не все, выбирать неизбитые варианты, очень привлекают в молодом танцовщике.

В нем чувствуешь работу души, живой темперамент, стремление к образности, а не к голой технике. В этом ему помогает прекрасная партнерша Скайла Брандт, которая буквально вытянула на себе фрагмент из "Маргариты и Армана" Аштона. Она сыграла его как замечательная киноактриса, нигде не сфальшивив на крупных планах. И очень деликатно направляла своего юного порывистого партнера в русло естественности. Я бы с удовольствием "рокирнула" Маккея на Тисси в труппу Большого театра, потому что в нем, в отличии от Тисси, виден актер, темперамент и мысль.

Наверное, самую большую симпатию у меня все же вызывает бразилианка Аманда Гомес из Казани, которая в первом выпуске была совершенно очаровательной Авророй. Живой, юной, лучезарной, влюбленной, прямо из музыки Чайковского. Порой темпы были замедлены, как и вращения в центральной диагонали адажио, но в целом Аманда оказалась замечательной Авророй.

Однако покорила она меня своей Джульеттой, выйдя после статичной, претенциозной, колючей Шевцовой и буквально затопив сцену своим душевным трепетом и юным сиянием. Я воспринимала ее как настоящую Джульетту и сопереживала этой девочке всей душой. Она очень напоминала мне Оливию Хасси из знаменитой экранизации Дзеффирелли. И когда члены жюри в лице моей любимой Людмилы Ивановны Семеняки обрушили на нее поток негатива, я растерялась так же, как сама Аманда. Я была неготова к такой реакции, тем более после того, как Людмила Ивановна ни за что ни про что выставила "десятку" ходульной Шевцовой. Я чуть не заплакала вместе с Амандой и еще больше прониклась к ней.

Надо отдать должное этой девочке: она стоически выдержала критику, хотя ее глаза кричали от боли. К тому же ведущий - совершенно не к месту, на мой взгляд - стал расспрашивать ее партнера Вагнера Корвальё про его девушку. После того, как он только что был Ромео для Джульетты, стоявшей рядом. Честно говоря, в этот момент мне захотелось стукнуть Жагарсу по голове чем-нибудь тяжелым. Еще потом за кулисами эта самая девушка повисла на "Ромео" на глазах у свежеиспеченной Джульетты. Телевизионщики словно делали всё, чтобы сразу разрушить романтическую картинку, которую только что сами создали с помощью замечательной Аманды Гомес.

Надеюсь, что в следующих выпусках они проявят к ней сопереживание, как и члены жюри. Грибоедовский вопрос: "А судьи кто?" кажется неуместным, учитывая их высокие регалии и заслуги, однако возникает сам собой при просмотре шоу "Большой балет" нынешнего года выпуска.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *