ТООМАС ЭДУР – О ДЕТСТВЕ, ПЛАНАХ И ПРОЕКТЕ «БОЛЬШОЙ БАЛЕТ» — Балет 24

ТООМАС ЭДУР – О ДЕТСТВЕ, ПЛАНАХ И ПРОЕКТЕ «БОЛЬШОЙ БАЛЕТ»

ИСТОЧНИК: https://tvkultura.ru/

Грандиозный проект «БОЛЬШОЙ БАЛЕТ» продолжает радовать зрителей! Впереди – новые творческие сюрпризы и неожиданные подарки. Художественный руководитель балетной труппы Национальной оперы Эстонии и член-жюри проекта «БОЛЬШОЙ БАЛЕТ» Тоомас Эдур встретился с нашим корреспондентом Алиной Артес. Он рассказал о том, как получить высший балл и поделился воспоминаниями из детства. 

А.А. – Вы не в первый раз принимаете участие в проекте «БОЛЬШОЙ БАЛЕТ». Что этот проект значит для Вас?

Т.Э. – Для меня это огромное счастье! Конечно все сезоны очень отличаются друг от друга. В этом году - огромное количество артистов из-за рубежа. Я чувствую невероятный интернациональный интерес к этой передаче.

Кроме того, меняется и сама программа. Мы нашли идеальную формулу, которая работает, и здорово, что проект «БОЛЬШОЙ БАЛЕТ» закрепился и занял свою нишу в телевизионном пространстве. 

А.А. – А как Вы оцениваете конкурсантов?

Т.Э. – Мне важно, чтобы конкурсанты могли показать и технику, и артистизм. Мне кажется, что об артисте можно судить лишь в комплексе.

Пожалуй, похожим образом раньше судили в фигурном катании. Там тоже, с одной стороны, нужно было показать набор элементов, а с другой – раскрыть образ. Я вообще склонен считать, что балет – это такой синтез спорта и искусства. Но, конечно, идеальный артист в моем понимании должен быть многоликим, технически точным, артистичным. И здесь, на проекте «БОЛЬШОЙ БАЛЕТ», мы ищем идеал!

А.А. – В поисках идеала находитесь не только Вы, но и другие члены жюри. Ваши оценки, по большей части, совпадают?

Т.Э. – Практически всегда. У нас, у членов жюри, профессиональный взгляд очень похож. Мы знаем, что такое ошибка, что такое неправильное положение рук. Особенно часто мы совпадаем во мнениях с Азарием Михайловичем Плисецким.

Но мне все же кажется, что наша главная задача в проекте – не оценить, а помочь. Хочется что-то подсказать этим молодым людям, дать им возможность развиваться. И если мы критикуем, то это, конечно, от любви, потому что для развития необходима здоровая порция критики. Поэтому мы стараемся рассмотреть их с высшей технологический и артистической точки зрения. Мы хотим держать планку классического балета на высшем уровне.

https://cdn-st1.rtr-vesti.ru/vh/pictures/o/182/394/3.jpg

А.А. – «БОЛЬШОЙ БАЛЕТ» - интернациональный проект. Глядя на артистов из разных стран, чувствуете ли Вы разницу в их подготовке и образах?

Т.Э. – С одной стороны, есть азы и база, причем в разных странах она разная. И если говорить о классике, то за основу обычно берется русская школа. С другой стороны, глобализация диктует свои правила. И благодаря обменам, появляются какие-то новые прочтения, и в этом я не вижу ничего дурного. Мир всегда развивался, сама Ваганова говорила, что нужно развиваться, и что «ничего не остается на месте». 

Причем артисты, которые поднимаются на действительно высокий уровень, уже диктуют свой стиль. Васильев танцует как Васильев, Барышников танцует как Барышников, Полунин - как Полунин. И здесь нельзя сказать, что это за школа. Потому что каждый из них добавил к балету что-то свое.

А.А. – Тоомас, Вы помните, когда впервые влюбились в балет?

Т.Э. – Конечно! Мне было 4 года, и мама привела меня смотреть спектакль. Я помню, что увидел балет на сцене и стал кричать, потому что не мог понять, кто передо мной – куклы или балерины. Тогда это был балет «Коппелия», а через год я увидел «Спящую красавицу», и меня поразило, как танцевали мальчики из балетной школы. Тогда я сказал маме, что хочу точно также. 

По началу я был очень стеснительный и даже не любил что-то рассказывать на детских утренниках. Но после я понял, что по-настоящему чувствую себя собой только в танце. Когда я выходил танцевать, я менялся, и мне казалось, что я сильнее, смелее и лучше, чем я есть на самом деле.

Не менее важную роль в моей жизни сыграл… Марис Лиепа. Меня считали болезненным ребенком, и я почти похоронил мечту о балете, но прочитав одну из его книг, понял, что смогу справиться со своими проблемами. И после этого я поступил в балетную школу, и там уже моя жизнь стала совсем иной.

https://cdn-st1.rtr-vesti.ru/vh/pictures/o/182/395/9.jpg

А.А. – А как Вам давались Ваши первые выступления?

Т.Э. – Я жадно брался за работу, а после спектакля устраивал … еще один спектакль, но уже в классе. У меня была какая-то невероятная жажда и желание побеждать.

А на репетициях я обожал, когда мне хлопали, и высшим наслаждением было, если после какого-то тяжелого упражнения, мне начинали аплодировать. Мне так хотелось сделать все точно, музыкально, чисто. И надо сказать, что очень часто это получалось.

А.А. – А чем Вы больше всего гордитесь?

Т.Э. – Наверное тем, что я наслаждался балетом всем время, пока им занимался. И наслаждаюсь им сейчас! Мне были даны талант и энергия, и здорово, что у меня был шанс развить это.

При этом я никогда не хотел быть знаменитым, мне просто нравилось танцевать и делать что-то важное на сцене. И мне приятно, что у участников проекта «БОЛЬШОЙ БАЛЕТ» я наблюдаю нечто схожее. 

А.А. – Что в Ваших планах?

Т.Э. – Я ставлю спектакли. Один из них – «Ромео и Джульетта» – будет показан в марте 2019 года. 

Другой мой проект - балет о Модильяни. Причем мне давно хотелось что-то абсолютное новое, я всячески выступаю за новые названия! И в скором времени будут гастроли в Большом театре, и для меня это большая честь. Так что впереди много интересного! 

 https://cdn-st1.rtr-vesti.ru/vh/pictures/o/182/396/1.jpg

Фото: Вадим Шульц 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *