БЕЗ СЛЕЗ. БЕЗ ЖИЗНИ, БЕЗ ЛЮБВИ. «РАЙМОНДА» В БОЛЬШОМ 30 ноября. ГОВОРИТ ЗРИТЕЛЬ — Балет 24

БЕЗ СЛЕЗ. БЕЗ ЖИЗНИ, БЕЗ ЛЮБВИ. «РАЙМОНДА» В БОЛЬШОМ 30 ноября. ГОВОРИТ ЗРИТЕЛЬ

ИСТОЧНИК: https://www.facebook.com/

ИРИНА МИЛЮТИНА

"Раймонда", Большой театр, 30 ноября, Ольга Смирнова-Якопо Тисси-Михаил Лобухин; дирижер Павел Сорокин

Увы, "Раймонду" нынче вечером я пила без удовольствия. Хотя предвкушала. Пусть не коньяк, но красное вино. Вина не было и ничего красного тоже. Всё без градуса и без цвета.

Пошла из-за наличия билета, который покупался вслепую, и из-за интриги с дуэтом Ольги Смирновой и Якопо Тисси. Жгучий итальянский красавец если и не представлялся столь же жгучим артистом и партнером, то завлекал контрастом с неприступной Раймондой-Смирновой. "Завлекуха" быстро потеряла прелесть тайны. Собственно, никакой тайны в дуэте Смирновой и Тисси не было вовсе, лишь дежурное рядомстояние. На лицах обоих преимущественно наблюдалось напряжение перед поддержками и подкрутками (простите за фигурнокатательный сленг!). Подкрутки были так себе - на три оборота с хвостиком, финал адажио из "Грез" 1-го акта был закончен раньше музыки. Поддержки наблюдались того же качества, но без срывов. Лишь в финальной поддержке спектакля Смирнова, поднявшись в воздух, схватилась за руку партнера, державшего ее за талию. Скорее инстинктивно, через пару секунд она его руку отпустила.

Увы, Ольга Смирнова не продемонстрировала в этом спектакле развития образа своей героини (от радостной девочки на празднике, через испытание чувств и взросление души, до замужней женщины с характером победительницы), каковое она явила в дебюте два с половиной года назад. Отчасти тогда ей помогло падение во 2-м акте, выбившее у артистки внутренние тормоза и отпустившее ее темперамент на волю. В нынешнем спектакле ничего подобного не наблюдалось, всё было чистенько-аккуратненько. В роковой вариации 2-го акта, правда, она не совсем уверенно выполнила роковые вращения, опускаясь на пятку, но зато финальную диагональ усложнила, сделав подскоки, которых не делала в дебюте. Однако внутреннее состояние ее Раймонды от начала до конца спектакля было неизменно ровным, с оттенком снисхождения к своему жениху. - раз уж придется выйти замуж, то жениха нужно уважать. Ни о любви, тем паче о страсти там речи не было.

Лучше всего технически Смирновой удался 3-й акт - замечательная фортепианная вариация, королевская кода - но как было жаль ее прежнюю Раймонду, у которой в коде искры летели из-под пуантов!

Якопо Тисси в партии Жана де Бриена разочаровал. Технически он остался почти там, где был, всё очень осторожно, старательно, напряженно, без темперамента и размаха. На коленку в начале вариации 3-го акта не опустился, его любимые жете выглядели тяжелыми, хотя он разнообразил их прыжками с поджатой ногой. Главное, что разочаровывает в Тисси - его нулевой артистизм. Там просто не за что зацепиться, кроме его очаровательной внешности. Всё остальное однообразно, пусто, без мысли и понимания того, что он танцует. Мне кажется, ему просто этого не дано от природы. У него совершенно не было рыцарского апломба, значительности жеста, мастерства позы. Есть понятие актерской подачи - ничего не сделал, только вышел!! С этим у Тисси беда, потому что он не понимает: зачем вышел, зачем встал, зачем сюда, а не туда? Его это вообще не занимает, главное - не уронить балерину и не упасть самому. Откровенно говоря, Тисси-Бриен - это очень беспомощное зрелище.

На это очень скучно смотреть, я проскучала весь спектакль, вспоминая Людмилу Семеняку и Ирека Мухамедова в "Раймонде". Когда на сцену выбегала Раймонда-Семеняка, то начиналась весна. Воздух Большого театра наполнялся ее ароматом: запахом сирени, жасмина, яблонь - всего, что цветет. Она излучала непрерывное счастье жизни, просто ни одного движения не было без сияния. Ни о какой сирени, ни даже о сосне, не было речи в спектакле Смирновой-Тисси. Ни слез, ни жизни, ни любви! Только кондовое напряженное партнерство. Даже на торжественный свадебный выход в 3-м акте они умудрились опоздать. Кордебалет воздел руки в приветствии, но жениха с невестой видно не было. Потом они выбежали с левой стороны и приступили к антре с его середины.

С подобными героями главным триумфатором вечера стал Абдерахман-Михаил Лобухин. Он, конечно, не делал прыжки в кольцо и сальто через голову как Иван Васильев, но создал яркий образ восточного грозного страдальца. Он единственный любил в этом спектакле, страдал и умирал от любви. Ему же досталась самая восторженная овация зала, поскольку танцы героев таковой не вызвали ни разу, реакция зала на танцы якобы влюбленных была вялой.

Подружек Раймонды весьма резво станцевали Ксения Жиганшина и Анастасия Денисова, однако они обе казались простушками рядом со Смирновой. Хотелось подружек, близких к ее стати.

Два трубадура - Клим Ефимов и Дввид Мотта Соарес - танцевали в той же паре тех же трубадуров два с половиной года назад. Худенькие, щупленькие, без апломба. Видимо, это тоже их амплуа, потому что на Бриенов они не тянут даже в перспективе. В трансляции 2012 года с Марией Александровой и Русланом Скворцовым трубадуров танцевали Владислав Лантратов и Денис Родькин. Вопросы есть? Вопросов нет.

Вариации в "Грезах Раймонды" станцевали Маргарита Шрайнер и Елизавета Крутелева - весьма недурственно, только Крутелева смазала конец.

Одними из немногих порадовали в Мазурке 3-го акта бело-золотые Кристина Карасева и Виталий Биктимиров. Однако я так люблю Биктимирова в Венгерском танце, который следует за Мазуркой (как он пятками щелкает одна о другую!), что расстроилась из-за несовпадения. В Мазурке предстали белокурая Янина Париенко и Александр Водопетов с серьгой в ухе. Но поскольку Биктимиров не мог раздвоиться и станцевать до кучи еще и Венгерский танец, то я сразу расстроилась, и Париенко с Водопетовым мне "не пошли".

Четыре кавалера - Денис Захаров, Фуад Мамедов, Егор Хромущин, Марк Чино - моё расстройство усугубили, поскольку решительно не совпадали друг с другом. Каждый слушал собственные "наушники", а не музыку Глазунова, прыгали и вертелись под свой собственный ритм, а был он у всех разным. Потому получилась иллюстрация поговорки "кто в лес, кто по дрова". Когда спектакль увлекает главными героями, то такие накладки проходят незамеченными. Когда же сидишь и тоскливо ждешь финала, то все недостатки укрупняются до катастрофы, каковой и предстала вариация четырех кавалеров.

На поклонах Ольге Смирновой вынесли много букетов роз, а Якопо Тисси один. Он тут же отдал свой скромный букет партнерше, чем вызвал у нее улыбку благодарности и в какой-то части компенсировал отсутствие эмоций во время спектакля. А мне остается, за неимением Семеняки и Мухамедова, ждать завтрашней Раймонды и гениального Ивана Васильева-Абдерахмана. Уж это у него шедевр так шедевр! Надеюсь, что все же испытаю, как

"сердце бьется в упоении 
и для него воскресли вновь

И БОЖЕСТВО, И ВДОХНОВЕНИЕ,
И ЖИЗНЬ, И СЛЕЗЫ, И ЛЮБОВЬ!

Фотография https://www.instagram.com/i_gla_/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *