ПУЗЫРЬ ИНФОРМАЦИОННЫЙ: ПУСТОЙ, НО ОПАСНЫЙ — Балет 24

ПУЗЫРЬ ИНФОРМАЦИОННЫЙ: ПУСТОЙ, НО ОПАСНЫЙ

ИСТОЧНИК: https://www.newsko.ru/

Как штатная ситуация в театре стала российской сенсацией

Готовя материал, посвящённый открытию в Перми российского Года театра, я поинтересовалась у пермских театров их планами. В разговоре с директором по развитию Пермского театра оперы и балета Аллой Платоновой я спросила, как обстоят дела с оперой Альбана Берга «Лулу», которую должен поставить в этом театре режиссёр Максим Диденко. «Не факт, что премьера будет в следующем году, — ответила Алла Валерьевна. — Мы пока ищем деньги на эту постановку». Нет так нет. Пришлось «Лулу» не анонсировать, и я упомянула оперу «Лючия ди Ламмермур» с Надеждой Павловой и балет «Шахерезада» с Дианой Вишнёвой.

Алла Платонова не сказала мне ничего суперординарного: переносы постановок в этом театре случаются ежегодно, иногда проекты и вовсе отменяются, и, как правило, по финансовым причинам. Та же «Шахерезада» должна была быть представлена на Дягилевском фестивале 2018 года, но была перенесена, и фестиваль остался без балетной премьеры. Была отменена постановка Missa Solemnis Бетховена, которую театр планировал представить в полноценной сценической версии. Сценическая премьера оперы для хора Tristia, написанная по заказу театра французским композитором Филиппом Эрсаном, переносилась неоднократно, и вот уже три года так и идёт в концертном варианте. Есть ещё множество примеров...

Так что я не стала придавать значения этому событию: оно вполне рядовое.

Но на следующий же день перенос постановки «Лулу» стал российской сенсацией. Социальные сети взорвались: в Перми цензура! Чиновники ограничивают доступ к культурным ценностям!

Виной всему сайт журнала «Театр», который выдал новость под заголовком «Чиновник запретил Пермскому театру оперы и балета ставить «Лулу». Дальше можно уже и не читать — заголовка достаточно. Но вот основной текст:

«Как сообщил журналу ТЕАТР. режиссёр Максим Диденко, вчера ему стало известно, что премьера оперы Альбана Берга «Лулу» в Пермском театре оперы и балета, режиссёром которой он является, в 2019 году не состоится.

«Дело в том, что министерство культуры отказалось засчитывать постановку «Лулу» в госзадание по итогам текущего сезона, поскольку, по мнению министра, данная опера сложна для репертуарных показов. Отказ утвердить постановку «Лулу» в госзадании закономерно повлёк за собой то обстоятельство, что театр был лишён бюджетных средств для финансирования данного проекта. При этом театр планирует осуществить постановку оперы «Лулу» в 2020 году».

При этом министр заявил, что не будет против, если театр осуществит постановку этого произведения на деньги спонсоров, если таковые найдутся».

В финале интернет-издание услужливо напоминает читателям о том, что «Конституция РФ содержит статью 44, которая гарантирует как свободу творчества, так и право каждого на доступ к культурным ценностям. В том числе — сложным и не подходящим для частого показа. Было бы странно предполагать, что для реализации своих конституционных прав — в частности, чтобы послушать оперу Берга в театральном исполнении — тонкие ценители музыки должны всякий раз отправляться в Петербург или Москву».

Согласитесь, одно дело — перенос премьеры по финансовым соображениям, другое дело — запрет на постановку. Две большие разницы, как говорится!

Вот он, отличный пример того, как «фейк ньюс» формируют общественное мнение. Пример настолько характерный, что можно разобрать его поподробнее.

Что же произошло на самом деле?

За три недели до премьеры балета «Баядерка» (состоялась 14 декабря — ред.) министр культуры Пермского края Вячеслав Торчинский узнал, что премьера под угрозой срыва: не хватает средств. Стали разбираться вместе с руководителями театра — директором Андреем Борисовым и художественным руководителем Теодором Курентзисом (благо, он был в Перми), и оказалось, что предыдущие постановки нынешнего года — оперы «Жанна на костре» и «Фаэтон» — оказались более затратными, чем планировалось. Театр перерасходовал бюджетные средства по статье «новые постановки», и единственным способом закончить «Баядерку» стал отказ от какой-либо из премьер будущего года.

Да, при обсуждении кандидатов на секвестр звучали соображения о том, что опера «сложна для репертуарного показа». Но — обратите внимание! — не для восприятия, а именно для показа. Мы знаем, что это значит: в Перми есть, например, «Травиата» Верди, опера, которую никак не заподозришь в сложности для зрителей, но в репертуаре она не идёт, потому что собирать солистов надо по всему миру, а на установку декораций требуется пять дней. Такие вот сложности.

Исходя из всех этих соображений, руководство театра решило «Лулу» отложить. Само решило, без указаний со стороны министра, хотя Вячеслав Торчинский принимал участие в обсуждении.

Как же новость оказалась в журнале «Театр» в столь искажённом виде? Судя по беседе с представителем издания, дело было так. Информацию донесло в журнал некое лицо из окружения Теодора Курентзиса, которое не присутствовало при описываемом событии, да и вообще в Перми. Журналисты связались с режиссёром Максимом Диденко, получили подтверждение, что премьера переносится и режиссёр этим огорчён, и выдали новость со ссылкой не на первоначальный источник, а на режиссёра. И процитировали Конституцию РФ.

Учитесь работать, коллеги.

Это даже не скандал. Это желание устроить скандал на пустом месте.

Сегодня историю с информационным «пузырём» разбирали директор театра Андрей Борисов и руководитель пресс-службы Василий Ефремов. Последний сказал, что в действиях театра есть прокол: надо было самим сообщать о переносе «Лулу». Театр задержал эту информацию, чтобы выдать её вместе с решением о том, что будет показано на открытии Дягилевского фестиваля 2019 года вместо заявленной оперы. Пока такого решения нет.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *