О СБЫВАЮЩИХСЯ МЕЧТАХ И БОЛЬШИХ НАДЕЖДАХ. «БАЯДЕРКА» в Перми — Балет 24

О СБЫВАЮЩИХСЯ МЕЧТАХ И БОЛЬШИХ НАДЕЖДАХ. «БАЯДЕРКА» в Перми

ИСТОЧНИК: https://www.protanec.com/

ВЕРОНИКА КУЛАГИНА

Празднование 200-летнего юбилея Мариуса Петипа балетная труппа Пермского театра под занавес уходящего 2018 года отметила премьерой самого масштабного из дошедших до нас балетов хореографа – «Баядеркой». Спектакль в постановке Тамары Рамоновой шел в Перми на сцене ДК им. Свердлова в 1958 году, здание театра тогда было закрыто на реконструкцию. Однако, по объективным причинам – чужая сцена и практически походные условия плюс малочисленность труппы, – постановка не была переносом полномасштабной версии балета: оживить густонаселенный балет с двумя балеринами во главе тогда было задачей невыполнимой.

В дальнейшем театральным руководством неоднократно поднимался вопрос о постановке «Баядерки», профессиональные возможности труппы делали проект осуществимым, но дальше разговоров дело не шло, и для нескольких поколений замечательных исполнителей «Баядерка» стала заветной, но так и не осуществившейся мечтой.

С приходом в театр художественного руководителя балета Алексея Мирошниченко, который, подобно локомотиву, увлекает за собой труппу, а невозможное делает возможным, казалось окончательно перешедший в разряд мифов проект обрел плоть и кровь. Уральской зимой на сцене театра в декорациях Альоны Пикаловой и костюмах Татьяны Ногиновой засияла жаркая Индия.

Воспроизведен спектакль 1948 года в редакции Владимира Пономарёва и Вахтанга Чабукиани, с отдельными танцами Константина Сергеева (дуэт Никии и Раба во второй картине первого акта) и Николая Зубковского (он же – первый исполнитель партии Золотого божка), в этом варианте балет сохраняется на сцене Мариинского театра по сей день.

 Наталья Осипова – Никия, Владислав Лантратов – Солор. Фото Антона Завьялова

 

Премьерные показы представили несколько составов исполнителей, первый состоял из приглашенных звезд. Наталья Осипова (Никия), как показалось, строила партию по наитию. Нервный рисунок роли, предложенный балериной, местами выбивался за пределы «листа» партии то  неестественностью жеста, то чрезмерностью реакции, и сползшая раньше времени вуаль, по сюжету скрывающая красоту Никии для того, чтобы в определенный момент ослепить ею и Великого брамина (Марат Фадеев), и зрителя, выглядела скорее закономерностью, чем случайностью. Мария Александрова – Гамзатти и Владислав Лантратов – Солор привнесли на скромную по величине сцену пермского театра размах Большого театра. Артистам приходилось искусственно усмирять мощь прыжков и вращений, дабы не перелететь в партер. Великолепна была Александрова в сцене объяснения с Никией перед портретом Солора, предъявив ошеломленному зрителю всё мастерство владения драматическим жестом: она буквально смяла соперницу натиском продуманности партии, оттеснив влюбленную баядерку на периферию общего плана. Вспомнилась Джулия Ламберт из романа С. Моэма «Театр»: ни возраст героини, ни ситуация ни при чем, речь лишь о таланте большой актрисы.

Невозмутимый Владислав Лантратов, казалось, привыкший к любым капризам балерин и готовый к любым неожиданностям, возникни они в ходе спектакля, с уверенностью бывалого капитана вел корабль-спектакль нужным курсом. Галантный кавалер и надежный партнер, он уравновесил спектакль с двумя разными, яркими балеринами.

Во второй премьерный показ труппа продемонстрировала собственные силы: Полина Булдакова – Никия, Булган Рэнцэндорж – Гамзатти, Габриэл Лопес – Солор достойно переняли эстафету от именитых коллег.

Булдакова, год от года набирающая опыт и профессионализм, на глазах превращается в балерину с собственным видением сложнейших партий классического репертуара. Ее Никия покорила внутренней сосредоточенностью и подлинностью чувства, возведенного ею в абсолют. Недавно вошедшие в труппу выпускница Пермского хореографического колледжа и лауреат «Арабеска-2018» Булган Рэнцэндорж и выпускник Школы Большого театра в Бразилии и тоже дипломант «Арабеска-2018» Габриэл Лопес поразили широтой собственных перспектив. Вчерашние выпускники с блеском и уверенностью ведущих солистов без всяких скидок на юный возраст вели спектакль.

Наталья Осипова – Никия, Мария Александрова – Гамзатти. Фото Антона Завьялова

 

Труппа театра также оказалась на высоте, многочисленные танцы искрились блеском мастерства, а кордебалет Теней напомнил о знаменитой пермской ровности линий, лишь при спуске с пандуса присутствовала некая механистичность, она, надеюсь, уйдет с оттанцованностью спектакля.

Красочность декораций, сочность костюмов, многочисленность участников постановки (они умелой рукой Мирошниченко распределялись по сцене так, чтобы на ней все-таки оставался «воздух») еще и еще раз обнаружили катастрофически малое пространство подмостков Пермского театра. Каким бы умельцем ни был главный балетмейстер Театра, какими бы хитростями он ни пользовался, пытаясь зрительно расширить сценическое пространство, – от реальности никуда не деться: сцена перестала соответствовать масштабу труппы и требованиям современного театра. Остается надеяться, что строительство Новой сцены не превратится в эпопею, описанную в начале статьи, и пришедшие в этом году артисты будут танцевать на новой сцене, а не мечтать о ней.

Наталья Осипова – Никия, Мария Александрова – Гамзатти, Владислав Лантратов – Солор.

Фото Антона Завьялова

Наталья Осипова – Никия, Владислав Лантратов – Солор. Фото Антона Завьялова

Полина Булдакова – Никия, Габриэл Лопес – Солор.  Фото Антона Завьялова 

Булган Рэнцэндорж – Гамзатти.  Фото Антона Завьялова

 Габриэл Лопес – Солор. Фото Антона Завьялова

 

 

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *