Книгопремьера: «Создатели и зрители. Русские балеты эпохи шедевров» — Балет 24

Книгопремьера: «Создатели и зрители. Русские балеты эпохи шедевров»

ИСТОЧНИК: http://культура.екатеринбург.рф/

Отзыв на книгу Юлии Яковлевой о русском балете из серии «Культура повседневности».
Издательство «Новое литературное обозрение» углубляет свою серию «Культура повседневности» частностями – видами искусства в соотношении с историческим, социальным и бытовым контекстом, явлениями и проявлениями человеческой натуры. Так, в этом году мы могли изучить историю меланхолии, каваии (мимимизации обыденности), неприятностей в физиологии супружеской жизни, быт российского города с 1917 по 1991 годы, а также свет увидел четвертый том «Истории частной жизни», о котором мы уже писали. Но мы, конечно, не могли пройти мимо книги об истории русского балета – великого из искусств в нашей стране.

Книга Юлии Яковлевой посвящена, главным образом, эпохе шедевров в русском балете, то есть главный герой книги – Мариус Иванович Петипа. Это человек, который создал русский балет таким, каким мы сейчас его знаем. Автор задает своей книгой главный вопрос: а знаем ли мы русский балет? Странице к 18 мы себе честно ответили, что нет.    

«Балет нужен был Людовику XIV для того, чтобы его подданные лицезрели «короля-солнце». Балет родился не как потеха. Это ритуал. Балет танцуют, чтобы показать государство. Людовик выходил впереди кордебалета придворных. Но они не противопоставлялись друг другу. Они были единым целым. Важная деталь: лица кордебалета в балете короля были закрыты масками. А впереди – король-полководец. Единственный, как солнце».

Если вы ждете от этой книги придыханий, велеречивых эпитетов и цепочки бесконечных ахов и вздохов в адрес русского балета, то проходите мимо этой книги. Автор словно очищает историю русского балета от культурных наслоений советского времени – времени создания мифов и удобных версий. Читатель погружается в быт театральной конкуренции, балетомании, условности закулисного мира, странного социального положения людей театра, темных историй о небескорыстном покровительстве.    

«В мемуарах и вообще «официальных» высказываниях о Чайковском Петипа сумел остаться дипломатичным. Но работать предпочитал – с Чайковским покойным. Парадокс в том, что именно музыка Чайковского, столь им не любимая, стала для Петипа «охранной грамотой» после 1917 года».

Но в книге нет ни грамма пошлости и «желтушности». Факты подаются в контексте истории здесь и сейчас и в контексте предназначения самого вида искусства. От этого восприятие становится объемным. Читателю как будто надевают очки виртуальной исторической реальности – от узнанного о прошлом и понимания культурной канвы, почему все случилось именно так, как случилось, происходит осознание современной ситуации, добавляется глубина восприятия. Так, к примеру, балет Вячеслава Самодурова «Приказ короля» воспринимается через такую призму прошлого куда более остро политично.    

«Мода на сюжеты могла меняться. Но главный смысл оставался неизменным. Балет показывал идеальную пирамиду идеального государства – мощного, цветущего, безупречно упорядоченного и сходящегося к царственной вершине: балерине, символизирующей фигуру монарха. Людовик XIV был гением политического пиара, а классический балет – его лучшей идеей. Она пережила и Людовика, и русских царей. Недаром советские руководители страны так любили водить своих высоких иностранных гостей на советский балет».

Самое большое очищение происходит в отношении истории Мариуса Петипа, чье 200-летие мы вот только закончили праздновать. Нет, не происходит принижение его заслуг, появляется трезвый взгляд на тех, кто сегодня пытается заработать на его имени, напечатанном в программке. Как правило, эти люди и говорят о Петипа и балете с придыханием.  

 «Классический русский балет есть – и в то же время его нет. Посмотреть их нельзя, а вот увидеть – попытаться можно. Для этого необходимо много чего знать и прямо на спектакле умело вчитывать эти знания в действие. То есть смотреть как бы сквозь линзу. Это и значит быть в наши дни балетоманом».

Материал подается автором легко, прорисовки характеров очень живые. Одно из главных достоинств книги – легкий юмор. С ним в небольшую по объему книгу (186 страниц) уместился весь мир русского балета, а также рассказ о переписывании истории балета в советское время. Кроме Мариуса Петипа, на страницах книги можно встретить сюжеты об Артуре Сен-Леоне, Вирджинии Цукки и Екатерине Вазем – людях, составивших славу русской культуры, но оставшихся лишь в учебниках по истории театра и балета.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *