«Эти дни я не забуду никогда» — Нино Ананиашвили о войне, балете, новой Грузии и России — Балет 24

«Эти дни я не забуду никогда» — Нино Ананиашвили о войне, балете, новой Грузии и России

ИСТОЧНИК: https://www.apsny.ge/

Знаменитая балерина, художественный руководитель тбилисского Театра оперы и балета, Прима-балерина «Большого Театра» Нино Ананиашвили в эксклюзивном интервью автору проекта тбилисской телекомпании “Starvision” из Грузии на русском «Пограничная ZONA» Егору Куроптеву рассказала о становлении новой Грузии после «Революции роз», советских временах, войне 2008-го года и отношениях с Россией. Эксклюзивные истории из жизни балерины читайте в краткой версии интервью, а полную версию интервью можно смотреть в видео версии проекта «Пограничная ZONA».


Егор Куроптев: Сегодня у нас в гостях всемирно известная балерина, лицо и гордость Грузии госпожа Нино Ананиашвили. Спасибо, что нашли время для беседы с нами. Готовясь к этой беседе, я посмотрел разные ваши интервью. Тему балета обсуждали все. Мы поговорим о другом. Вы вернулись в 2004м году в Грузию. Какую Грузию вы увидели тогда и нравится ли вам тот путь, по которому развивалась Грузия последние 15 лет? 

Нино Ананиашвили: Я вернулась на постоянное место жительства в Грузию в 2004м году, потому что получила предложение возглавить балетную труппу театра и хореографическое училище. Это было очень трудное для меня решение, потому что, как вы понимаете у меня была очень активная карьера. Я танцевала в «Большом» и в Америке, и во многих других странах имела свои проекты. Но мне было просто неудобно ответить «нет», когда молодой президент мне сказал, что «нам нужна помощь», «театру нужна помощь»… 

Я согласилась. Не забудьте какой это был период. В Грузии не было ни газа, ни света, на улице не было машин. Театр тоже был пустой. Люди не могли ходить. Это просто герои те люди, которые без зарплаты, не смотря ни на что продолжали ходить и проводить спектакли. 

Даже отопления не было, как я знаю… 

Н. Ананиашвили: Не было отопления. Иногда только могли пускать, когда кто-то приезжал. Спустя 30 лет жизни я вернулась на постоянное место жительства в Грузию, но и до этого я все время приезжала с благотворительными проектами. Привозила много звезд из «Большого», «Мариинки», иностранцев, для того чтобы помочь театру. Благодаря этим концертам они собирали средства и потом давали, допустим, зарплаты артистам. Очень тяжелые периоды пережили люди, которые жили тогда в Грузии. И мне было очень трудно, потому что нужно было начинать все заново. У меня было условие, чтобы было финансирование, чтобы люди получали зарплату и для постановок. Можно сказать, что мы поставили рекорд «Гиннеса», просто нас не вписали почему-то. За три года мы сделали двадцать семь постановок. Когда я это озвучила в Америке, они были шокированы. Не забывайте, что это были спектакли такого уровня и масштаба, как «Лебединое озеро», «Жизель», «Дон Кихот», …. Постановки хореографов, которые видела только Америка и не видели в странах бывшего Советского Союза. 

В книгу рекордов вы действительно попали вместе с Грузией. Можно сказать, что театр стал неким символом развития страны с тех пор и до нынешнего момента. Вы сказали разные вещи про те времена. Вы видите, что страна сумела развиться и стать членом международного сообщества в плане уровня жизни людей, демократии и так далее? 

Н. Ананиашвили: Очень многое было сделано за очень маленький срок в тот период. Через три года, когда приезжали мои коллеги они не узнавали Грузию. Когда я была маленькой и только пришла в «Большой театр» у нас были гастроли в Париже. Я когда увидела улицы, так украшенные новогодними украшениями, я заплакала, потому что никогда мои родные, друзья и никто в Грузии не увидит, как это красиво может быть. Сейчас у нас красивей, чем где-либо. Это не случилось просто так. Это было сделано в тот период. Много реформ, которые были проведены, были огромным шагом вперед. 

Не жалеете, что остались и продолжаете играть важную роль в строительстве Грузии? 

Н. Ананиашвили: Жалеть я не могу. Я получила результат. За 15 лет мы сделали больше, чем 60 постановок. Артисты и хореографы со всего мира сами предлагают приехать сюда. Это большая разница. Мы были тогда в военной ситуации. Это был очень сложный период. Мое поколение в такое время попало… Я очень благодарна своей судьбе. Я знаю как было. Я знаю, что такое свобода и не свобода. Что было хорошее в советское время я тоже не буду забывать. Было бесплатное образование очень на высоком уровне. Кто хотел тогда учиться, все учились. 

Для Вас и вашей семьи Советский союз, его развал и выход из него Грузии - это что? 

Н. Ананиашвили: Счастье. 

Я скажу почему. Всю жизнь я слышала и читала, что когда-то Грузия была свободной. Мы жили в одной стране, но были очень разными. В плане культуры, языка, мышления. Стиль жизни и образ жизни другой был. Мы более семейные, уважаем и слушаем старших. Ценности другие. Но я и благодарна, потому что может я и понимала, что мы были нацменами, но ко мне всегда было уважение и хорошее отношение. Я ни одного своего педагога не могу вспомнить плохо. Они все были русские. У меня воспоминания только положительные, но это не значит, что я не хотела свободы для своей страны. Да, у нас не было газа. Отключили свет, потому что мы зависели сильно от России. Мы не могли письма послать. Было полное эмбарго. Было очень тяжело, но Грузия это пережила и получила свою свободу. Люди завоевали эту свободу. А что такое свобода? Мне отец рассказал такую историю. У вас есть птичка. Вы ее кормите, ухаживаете, очень любите. Но откройте маленькое окошко и что птичка сделает?! Вылетит. В страшный мир. Там птичку могут съесть. Она может не выжить, но свобода! Свобода, что ты сам принадлежишь себе. Это не значит не дружить и не общаться. Не значит не уважать друг друга. Это то, что мы хотим. Дружить, общаться, уважать друг друга и не иметь проблем. Это то, что мы хотим. Вот и все. 

Я не смог найти, почему вам не задавали этот вопрос… В 2008м году, во время российско-грузинской войны, ваша семья и вы лично где были и, учитывая вашу связь с «Большим Театром», Москвой как вы пережили и прочувствовали эту трагедию на территории вашей Родины? 

Н. Ананиашвили: В тот период у нас были гастроли в Эдинбурге. Мы танцевали «Жизель» и другие балеты. В это время случилось то, что случилось. В тот момент мой муж работал замминистра иностранных дел (Григол Вашадзе – экс-министр иностранных дел Грузии). Этот период был, наверное, самым ужасным в моей жизни. Моя трехлетняя девочка была вместе с няней у друзей в Коджори. Муж сидел целыми днями в офисе, потому что это было как кошмарный сон. Телефоны не работали. Связь была ужасная. Вдруг мы услышали, что бомбят. Бомбят именно Коджори, где по ложной информации находились какие-то военные… Я не знаю. Труппа, которая у меня должна была выступать вся плачет, потому что никто не может никому дозвониться. Мы смотрим кадры кошмарные и мы должны выступать. И я собираю труппу и говорю, дорогие друзья, у нас у всех есть семьи в Тбилиси. Мой ребенок трехлетний тоже там. Сын Григола с беременной невесткой тоже там. Все. Все наши родные сейчас в Тбилиси. Но мы сейчас на фронте. Мы должны выступить. Мы должны танцевать, чтобы всем показать кто мы есть. Мы не имеем права что-то провалить. Мы должны привлечь внимание к себе. 

Все мои интервью были не по поводу балета. Все включения были политические для BBC и так далее. Это был кошмар. Когда BBC задали мне вопрос, что я думаю, я сказала и повторю, что мы танцуем сейчас балет Юрия Посохова – ведущего артиста «Большого Театра» (ныне американского хореографа), поставленный на грузинскую музыку. Мы выступаем в Эдинбурге. Я сама балерина «Большого». Мы дружим и общаемся, но никто не хочет, чтобы бомбили нашу территорию. Мы шагу не сделали никуда. Это наша территория. Никому не нравится, когда на твоей территории такие проблемы. 

Вдруг ко мне забегает администрация театра и говорит «что нам делать в зал рвутся русские с букетами цветов?». Я говорю, что, наверное, они зрители и пропустите их. И вдруг молодые люди, которые, видимо, посмотрели телевизор, потому что весь мир тогда освещал информацию о Грузии… 
Они после спектакля бросают нам цветы на сцену. У них на куртках было большими буквами написано «Россия» специально. И они открыто перед публикой извиняются. Говорят «браво», «мы вас любим». Мы все плакали. И они плакали и мы плакали. Эти дни я не забуду никогда в своей жизни. 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *