Илья Демуцкий: «Серебренников забросил меня в мир балета» — Балет 24

Илья Демуцкий: «Серебренников забросил меня в мир балета»

ИСТОЧНИК: https://www.classicalmusicnews.ru/

Центральное событие 2018-2019 сезона Балета Джоффри – мировая премьера балета «Анна Каренина» в постановке одного из самых известных мировых хореографов Юрия Посохова.

Настоящей сенсацией стало то, что Джоффри Балет впервые за свою историю не воспользовался существующей музыкальной партитурой, а сделал заказ на оригинальную музыку к балету.

Заказ этот получил молодой русский композитор Илья Демуцкий.

 

35-летний Илья Демуцкий – композитор, работающий во всех жанрах академической музыки, автор нескольких балетов, опер, музыки к церемонии открытия Паралимпиады в Сочи, лауреат всероссийских и международных конкурсов. За музыку к фильму Кирилла Серебренникова «Ученик» был удостоен звания премии Европейской киноакадемии «Лучший композитор 2016».

В 2017 году получил самую престижную российскую театральную награду «Золотая маска» за музыку к балету «Герой нашего времени», в 2018 году – приз Международной ассоциации деятелей хореографии «Benois de la Danse» за музыку к балету «Нуреев» .

«Это большая редкость, когда балетная компания заказывает музыку к полнометражному балету. И это была настоящая удача – получить согласие Демуцкого, одной из ярчайших звезд в сегодняшнем музыкальном мире. Илья – Чайковский этого балета»,

– сказал Скотт Спек, музыкальный руководитель Балета Джоффри.

— Балет «Анна Каренина» ставился на мировой сцене не раз. Мы помним «Анну Каренину» на музыку Чайковского, Рахманинова, Щедрина, целый ряд постановок. Илья, как вы думаете, почему выбор Балета Джоффри сейчас пал на «Анну Каренину»? Это желание поставить на американской сцене русскую классику на новую оригинальную музыку в современной хореографии?

— Действительно, мировая сцена знает множество балетов по роману Льва Толстого «Анна Каренина». Но справедливости ради следует уточнить, что на оригинальную музыку до недавнего времени существовал только один балет – это «Анна Каренина» Щедрина, балет, выросший из музыки к одноименному фильму 1967 года (где супруга Щедрина – гениальная Майя Плисецкая – исполняет роль Бетси Тверской). Остальные балеты в музыкальном плане представляют собой калейдоскоп шедевров классической и эстрадной музыки.

Насколько я знаю, Балет Джоффри, заказывая новую версию «Карениной», дал хореографу Юре Посохову карт-бланш на выбор музыки. Изначально, например, Юра интересовался у меня, смог бы я оркестровать или сделать какие-то новые версии избранных произведений Скрябина. Но, к счастью, в результате мы остановились на идее создать новую оригинальную музыку.

Тут надо отдать должное смелости художественного руководства Джоффри, потому что заказ новой музыки к  полнометражному балету – явление нечастое, рискованное и дорогое. Это первый заказ Балета Джоффри музыки к полнометражному балету.

Интерес к русской литературной классике и конкретно к этому роману я могу объяснить тем, что Лев Толстой затронул здесь вопросы общечеловеческих ценностей и морали, облекая их в пронзительную многослойную историю о страсти и любви, измене и верности, общественном порицании и, наконец, идиллии семейного счастья. То есть те вопросы, которые понятны абсолютно любому человеку вне зависимости от национально-культурного бэкграунда.

А в истории с балетом этот многомерный роман становится понятен и вовсе без слов – на языке хореографии. Добавлю также, что Эшли Уитер (худрук Балета Джоффри) прекрасно знает русскую литературу, искренне её любит и восхищается.

— «Анна Каренина» – не первая ваша работа в Америке. В 2017 году вы выпустили балет «Оптимистическая трагедия» в Сан-Франциско. Кроме того, вы – выпускник консерватории Сан-Франциско, вас там знают много лет. Но в Чикаго вы будете представлять свою работу впервые. Как произошло знакомство между вами и руководством Балета Джоффри?

— Как правило, к написанию новой музыки в балете приглашает не та или иная компания, а непосредственно хореограф-постановщик. Компания может поддержать этот выбор или предложить кого-то другого, но это бывает редко и для этого должны быть какие-то особые причины, так как в постановке нового балета именно хореограф – царь и бог. Опять же зависит от степени именитости хореографа.

 

В моем случае на момент заказа «Карениной» я сделал уже два балета с Юрой Посоховым («Герой» в Большом и «Оптимистическая трагедия» в Сан-Франциско, велась подготовительная работа по «Нурееву» снова для Большого).

Оба балета прошли с успехом, в них я заявил о моей достаточной композиторской компетентности. Поэтому у Балета Джоффри не было сомнений на мой счет, но было огромное желание сделать что-то новое, ведь это их первый опыт заказа большого оригинального полотна. Это важный шаг для балетной компании.

— Видели ли вы какие-нибудь спектакли этой труппы, какое у вас впечатление от этого театра?

— До работы над «Карениной» я не был на спектаклях Балета Джоффри и в Чикаго вообще. Разумеется, слышал, видел какие-то записи. И только в конце 2017 года побывал на замечательном «Щелкунчике» Кристофера Уилдона.

Осенью 2018 года я был в Чикаго на нескольких репетициях (на тот момент была поставлена большая часть сцен) и был очарован труппой, самоотдачей артистов и тем, с какой искренностью и блеском в глазах они создают новый спектакль.

— С Юрием Посоховым, который является хореографом-постановщиком «Анны Карениной», вы работаете уже не первый раз. Вместе вы выпустили балеты «Герой нашего времени» и «Нуреев» в Большом театре, а также «Оптимистическую трагедию» в театре Сан-Франциско. У вас, наверное, уже выработался какой-то совместный стиль сотрудничества, не так ли? Расскажите о нем.

— Я счастлив, что судьба свела меня с таким потрясающим художником как Юра. Несомненно, он выдающийся хореограф, и я каждый раз, видя, как воплощается в его хореографии моя музыка, блаженствую. Это и есть композиторское счастье.

Но тут, помимо профессиональных, немаловажны и человеческие качества. Когда мы созвучны во взглядах на жизнь, умеем вместе искать и находить, когда доверяем друг другу – это и способствует рождению искреннего спектакля.

— Как обычно происходит работа композитора с хореографом и с балетной труппой?

— Всё начинается с либретто. У нас либреттистом выступил известный московский драматург Валерий Печейкин. Разумеется, мы несколько раз перечитали и сам роман.

Когда четко прописана структура балета, я сажусь писать музыку. Сначала балет создается в виде фортепианного клавира (то есть, версии для фортепиано), которая позволяет хореографу и другим членам постановочной команды (сценографу, художникам по костюмам и свету) услышать музыку в черновом виде и начать придумывать балет.

В фортепианную версию можно с легкостью внести какие-то изменения, что-то переделать, добавить, укоротить и так далее. Внося эти изменения, я одновременно оркеструю музыку. И часто к тому моменту, когда заканчиваю оркестровать, большая часть хореографии уже поставлена.

— Участвуете ли вы в репетиционном процессе?

— Я предпочитаю писать музыку в Петербурге, процесс репетиций начинается в то время, когда я еще работаю над произведением, поэтому мне сложно посещать  репетиции на больших расстояниях. Впрочем, этого и не требуется. Я не вмешиваюсь в хореографию, хотя мне регулярно отчитываются, любезно присылают видео с прогонов каких-то отдельных сцен.

В октябре я всё же вырвался в Чикаго и зарядился энтузиазмом. Как говорится, I am really excited.

— Вы – обладатель премии «Золотая маска» за музыку к балету «Герой нашего времени», титула «Лучший композитор Европы 2016» за музыку к фильму «Ученик» и приза Международной ассоциации деятелей хореографии «Benois de la Danse» за музыку к балету «Нуреев». Режиссером этих работ был Кирилл Серебренников. Как вы нашли друг друга, с чего началось ваше сотрудничество?

— Кирилл – тот человек, который и забросил меня в мир балета. Именно он, увидев несколько моих симфонических произведений, пригласил меня писать музыку к «Герою нашего времени» в Большом. Написал мне в фейсбуке примерно следующее:

«Илья, меня зовут Кирилл Серебренников, я режиссер, не хотите ли вы написать музыку к балету?»

Мой ответ был краток:

«Хочу».

Работа над «Героем» продолжалась около полутора лет, за это время я успел написал музыку к спектаклю Кирилла «(М)ученик», позже спектакль перевоплотился в фильм «Ученик»…

— Что вы думаете о ситуации с его домашним арестом, который длится уже больше года? Хотели бы вы и в дальнейшем принимать участие в его проектах?

— Ситуация с арестом мне отвратительна. Я чувствую бессильную злобу. И восхищаюсь тем, как Кирилл доказывает, что внутреннюю свободу не отнять. Он продолжает ставить потрясающие спектакли. Я уверен, когда этот происходящий с ним бред закончится, мы много чего сделаем. Тем более что намеченных творческих планов у нас масса, их никто не отменял.

— Чем все это может закончиться, на ваш взгляд?

— Я не буду сочинять, чем это ситуация закончится, я не умею гадать. Но по натуре я оптимист. Всё будет хорошо.

— В конце 2018 года в Москве состоялась премьера оперы «Для «Черного квадрата» на вашу музыку. Идея оперы принадлежит Игорю Конюхову – американскому промоутеру, текст либретто звучит на английском языке. Как вы думаете, есть ли вероятность, что мы сможем увидеть эту оперу на американской сцене и как скоро? Расскажите об опыте работы над этой оперой.

— Идея оперы «Для Черного квадрата» принадлежит Игорю Конюхову, а выросла она из адаптации и перевода на английский существующей футуристической оперы 1913 года «Победа над солнцем» композитора Матюшина и поэта Крученых.

В декорациях к единственной постановке этой оперы в черновом виде впервые и появился знаменитый «Квадрат» Малевича. И если сначала мы хотели воссоздать произведение с тем же текстом (но на английском), но с новой моей музыкой (так как музыка Матюшина практически не сохранилась), то вскоре отказались и от этой идеи.

К нам примкнула замечательный драматург Оля Маслова и мы стали создавать новое произведение, взяв общую сюжетную канву «Победы над солнцем», оставили нескольких персонажей и самые яркие поэтические строки Крученых, добавили линейный сюжет, отказались от алогичности…

Workshop по первому акту оперы состоялся силами вокального факультета Университета Иллинойса в Урбана-Шампейн в декабре 2017 года. Здесь же планируем показать и второй акт (или оперу целиком) в том же формате. После нашумевшей премьеры в Третьяковской галерее в ноябре прошлого года, где главным зрителем выступил сам оригинал картины «Черный квадрат», у нас есть и дальнейшие планы на эту оперу. Также работаем на гастрольным планом оперы, в том числе в США.

— Что для вас как для композитора представляет больший интерес – сочинять музыку на произведения русской классики или к таким вещам, как «Для «Черного квадрата» или «Нуреев»? Что вам доставляет большее удовольствие – писать музыку для сценических постановок (балет, опера, спектакль) или писать музыку к фильмам?

— Я должен признаться, что я счастливый человек, потому что могу позволить себе выбирать для работы только тот материал, что мне интересен. И мне не важно, балет это или опера, фильм или драматический спектакль. Если сама идея и, что тоже немаловажно, команда, желающая её воплотить, меня вдохновляют, – я с удовольствием за это берусь.

— Ваши творческие планы на ближайшие годы уже определены?  

— Сейчас я дописываю одноактный балет по заказу одной, не побоюсь этого сказать, уже великой нашей с вами современницы-балерины для её новой программы. Премьера состоится в июле в Большом театре и затем поедет по всему миру. Увы, более рассказать об этом проекте пока что не могу. Но уверен, что это будет нечто очень яркое.

Также мне поступил заказ на большую серьезную оперу от Большого театра. Премьера состоится через сезон. Это будет «Блистающий мир» по фантастическому роману Александра Грина. Активно работаю над ней.

Есть планы и на другие балеты (в Европе и США), и на музыку к фильмам, и другие оперы, но пока говорить о них рано.

До встречи на премьере «Анны Карениной»! Всего будет показано 10 спектаклей с 13 по 24 февраля. Расписание спектаклей и заказ билетов на официальном сайте.

Татьяна Васильева, russianchicagomag.com

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *