ЗАПИСКИ БАЛЕТНОЙ МАМЫ часть 6 — Балет 24

ЗАПИСКИ БАЛЕТНОЙ МАМЫ часть 6

ЧАСТЬ 6.

Что делать - поступать в балетку или нет, какой дорогой пойти? Я чувствовала непомерную тяжесть выбора; ответственность за судьбу сына давила и изматывала, ведь за себя решать не легко, а уж за другого человека и подавно. Осложняло положение отсутствие у Шурика интереса к какому-то занятию, он не подвал никаких знаков и намеков на то, где же изюминка его натуры, в чем своеобразие? Мы с ним многое перепробовали, и везде он проявлял способности, занимался с удовольствием, подавал надежды, но предпочтения ни одной деятельности не отдавал. Мучительные выборы пути развития родного дитяти - состояние естественное для всех родителей, но обычно вопрос профориентации встает в семьях намного позже, а нам эту задачу надо было решать именно в тот момент, учась в начальной школе.

Если выбирать училище, то очевидные плюсы я уже реально видела на примере Ильки. Во-первых, это раннее приобретение профессии, ведь уже в 18 лет балетный ребенок становится самостоятельным, может работать по специальности или учиться дальше (здесь почему-то фоном шла мысль, которая оказалась провидением: мало ли что со мной может случиться). Во-вторых, это мощная нагрузка, которая уводит от проблем переходного возраста, когда у подростка не остается ни времени, ни сил для возрастных глупостей. В-третьих, это достойна окружающая среда сверстников. Да и само искусство – очень интересная сфера нашей жизни.

Плюсов много, но у Шурика есть одна особенность, которая в балете вряд ли будет полноценно задействована – необычное интуитивное мышление и ясная голова. Что же делать??? Решили отодвинуть проблему на год - походить на подготовительное отделение, послушать, что о балетных перспективах Шурика скажут педагоги, а потом и выводы делать. Ну и… полетело все по второму кругу. Карусель закрутилась: утром - подъем и выпроваживание всех на работу и учебу; днем – школа французская Шурика, балетка Илюшина, моя работа и хозяйство; вечером – поездка на Фрунзенскую на уроки подготовишек, и полудохлое возвращение к ночи домой. И еще проклятая стирка… ведь мальчишкам каждый день надо было давать чистую свежую форму – белые носки и майки.

Стиральной машины тогда у нас не было, и я приспособилась так: накупала по 10 комплектов маек, носков и плавок на каждого из ребят, и раз в неделю одним махом все стирала-кипятила. Вываливала балетную форму и заодно постельное белье в ванну, замачивала. А затем залезала туда и долго топтала эти тряпки. Похожу-похожу полчасика, передумаю кучу мыслей, а потом выбираюсь из моей стиральной машины на личной тяге и ставлю это белье кипятить. Хорошо, что мы жили в сталинском доме, где в квартирах были длинные коридоры, поэтому проблем с сушкой я не испытывала. Развесишь белые флаги и ходишь довольная, ведь у мальчишек теперь на неделю есть запас чистой формы. И ничего, безо всяких стиральных машин белье получалось идеально белым, да и ноги… чистыми. В воскресенье вечером я все гладила и раскладывала по пакетам. Ребята по утрам, не задумываясь, просто кидали в портфели готовые пакетики с формой и бежали в училище. Но я с тех пор жутко не люблю воскресенья – постирай, погладь, накорми, выкупай и спать уложи. Хорошо, хоть Ленчик уборку квартиры взял на себя.  

Намного труднее было с балетками, ведь в то время достать их было крайне сложно. Когда удавалось нарваться на них в театральном магазине, я старалась купить упаковку. А потом каждый вечер штопала и латала, ведь после дня занятий на них появлялись дырки. Выбрасывать было жалко, да и накладно, поэтому приходилось рукодельничать. Так я растягивала жизнь балеток до трех, четырех дней. Легче стало, когда Илька сам начал портняжничать. Штопать у него получалось лучше, чем у меня - стяжки такие одинаковые, аккуратные, прямо какая-то художественная штопка выходила.

Опять воспоминания увели меня в сторону, возвращаюсь к Шурику. Походили мы с ним год на подготовительное отделение, а весной успешно преодолели все три тура и были зачислены в первый класс. Вот проблема!!! У меня не было никакой радости, вернулись сомнения и тревога, ведь в глубине души сидела надежда на то, что его не примут, и все само собой решится. Но, не тут-то было, судьба отошла в сторонку и, хихикая, предоставила мне право мучительного выбора. Переложить ответственность не удалось, пришлось решать самой, включила рассудок и постаралась идти по пути здравомыслия. Итак, Шурик прошел огромный конкурс, значит, у него есть способности к балету; да и целый год на него смотрели профессиональные педагоги, не отчислили, как некоторых детей, а часто хвалили. Значит, решено - поступаем.

Весь первый класс мы прилежно учились, Шурик стоял на средней палке, педагоги по классике и общеобразовательным предметам его хвалили. Но меня так и продолжала беспокоить какая-то внутренняя заноза, что это не его дело, что в училище он только потеряет время, что надо давать Шурику другое образование. В итоге внутренний голос победил, и я забрала документы из МАХУ. Нас с радостью приняли в нашу старую французскую школу.

Прошло много лет, Шурику уже за тридцать перевалило. Теперь очевидно, что решение было верным. Балет – слишком узкая сфера, в ней он не смог бы реализовать весь свой потенциал. Иногда он встречает своих одноклассников, танцующих в Большом, вспоминает детство, но сожаления о разрыве с балетом не испытывает.

А меня все это наводит на мысль об ответственности родителей за судьбу своих детей. Ведь мы должны не только дать ребенку здоровье, воспитание и образование, но и помочь ему определиться в жизни, вывести на верную дорогу. И, чтобы не ошибиться и не навредить, в этом деле надо опираться не на свой опыт, не на существующие в социуме штампы. Точкой отсчета должен стать сам ребенок, его индивидуальные особенности, своеобразие и потенциальные задатки.      

Часть 1   http://balet24.ru/?p=20901

Часть 2   http://balet24.ru/?p=20905

Часть 3  http://balet24.ru/?p=20907

Часть 4  http://balet24.ru/?p=20909

Часть 5  http://balet24.ru/?p=20911

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *