«Баядерка» в репертуаре Театра оперы и балета Удмуртии — Балет 24

«Баядерка» в репертуаре Театра оперы и балета Удмуртии

 

 Роман Володченков

Автор фото: Вячеслав Бакулев.

Государственный театр оперы и балета Удмуртской Республики имени  П.И. Чайковского – один из молодых культурных центров России. Организованный в 1993 году, он ориентируется на лучшие традиции мировой классики и является средоточием музыкально-художественной жизни крупного российского региона – родины великого русского композитора Петра Ильича Чайковского. Однако выбор и тяготение в сторону классики, ее академической направленности определились здесь намного раньше. Еще в 1930-е годы при Удмуртском драматическом театре в Ижевске работала оперная труппа, а в 1973 образовался республиканский Музыкальный театр. Сегодня Театр оперы и балета Удмуртии живет насыщенной творческой жизнью и стремится обдуманно и последовательно развивать свой репертуар, совмещая образовательно-воспитательную линию с развлекательно-зрелищной.

Одна из последних премьер театра – трехактный балет Людвига Минкуса-Мариуса Петипа «Баядерка» в постановке главного балетмейстера Удмуртского театра оперы и балета, заслуженного деятеля Удмуртской Республики Николая Маркелова. Этот спектакль (премьера 17 марта 2017 года) уже два сезона проходит с аншлагами и неизменным зрительским успехом. Постановка Маркелова привлекает внимательным отношением к наследию классического танца, драматургической целостностью и яркостью художественного решения (декорации, свет, костюмы).

Главным ориентиром для балетмейстера стала ныне идущая на сцене Санкт-Петербургского Мариинского театра постановка «Баядерки» в редакции  В. Пономарёва и В. Чабукиани, благодаря которой в ижевскую версию балета перешли лучшие фрагменты хореографии Петипа и его последователей, стремившихся к сохранению стиля великого мэтра.

Оригинальная хореография Маркелова тактично входит в канву режиссерско-танцевального действия балета Петипа, не нарушая его логики. Так, в первом действии балетмейстер разнообразил танцы факиров над священным огнем, усилил пантомимную роль Великого брамина (Роман Петров), четко расставил акценты в партии Солора (Сергей Мануйлов), постоянно сомневающегося в правильности своих решений. Знаменитый воин, смелый на охоте и в опасном сражении, предстает романтическим, переживающим героем, метущимся между клятвенной любовью к храмовой танцовщице Никии (Эйми О`Донохью) и помолвкой с дочерью раджи Гамзатти (Аои Танака). 

Отдельное внимание у Маркелова к радже Дугманте, чей яркий и незабываемый образ до мелочей выверен талантливым и опытным актером Владимиром Морозковым. Его никак нельзя назвать балетным мимом, действующим на сцене по наработанной схеме. Чуткая актерская природа Морозкова позволяет ему уходить от бытовой, «конкретной» драмы. Но, будучи актером представления, а не переживания, он берет определенные краски для создания типичного восточного деспота – милостивого и щедрого с одной стороны, коварного и беспощадного – с другой.

Стремясь создать большой спектакль классического наследия балетмейстеры отдельных региональных театров не всегда способны воспроизвести его на своей сцене в должных форме и масштабе. Из-за чего они вынуждены идти на разные сокращения (в составах исполнителей и отдельных номерах). И в результате теряется ощущение значимости воссозданного произведения. Такого ощущения в «Баядерке» Маркелова не возникло, а все сомнения о правильности тактики балетмейстера окончательно ушли по завершении второго действия спектакля. Здесь Маркелов не пошел на предсказуемые сокращения и сохранил все основные танцы, составившие дивертисментное зрелище близкое императорским театрам. Буквально в каждом номере этого танцевального акта чувствовалось тяготение к академическим образцам.

Пускай не везде форма исполнителей безупречна, но само стремление и старательность артистов убеждали, что и балетмейстер, и педагоги вложились в эту работу основательно, без скидок на провинциальность и бюджетные ограничения. Особая культура танца проявилась в Гранд па, где артисты (ведущие солисты и корифеи) синхронно и музыкально выполнили все свои задачи. Технически точно исполнил партию Золотого идола Роман Владимиров.

Картина «Тени» – большое испытание для балетной труппы, которой важно не только технически безупречно выполнить все па, но и создать поэтический образ романтического потустороннего мира возвышенных душ. В этой сцене женскому кордебалету со многим удалось справиться. Начиная с выхода теней, до их симметричных построений в перпендикулярные рампе линии, артистки сохранили единство «широкого дыхания», а уже выстроившись вдоль кулис, удержали и строгие линии с выворотной опорной ногой. Исполнительница партии Никии – Эйми О`Донохью удивила мягкими и бесшумными приземлениями после прыжков, кантиленой движений и особым драматически наполненным состоянием. 

На отечественной сцене с советских времен «Тени» традиционно завершали «Баядерку», из которой в послереволюционные годы выпала финальная картина свадебного обряда Солора и Никии. В 1980 году эту картину в своей версии вернула Наталья Макарова, поставившая «Баядерку» специально для Американского балетного театра. Примеру выдающейся балерины решил последовать и Николай Маркелов, сделавший более зрелищную постановку свадебного ритуала главных героев и землетрясения, разрушавшего дворец. Свою «Баядерку» Маркелов завершает возвышенным апофеозом, где на вершине Гималаев Солор склоняется к ногам Никии.   

«Тени» и свадебный ритуал в ижевской постановке являются частью третьего действия и именно здесь происходит окончательная драматическая развязка балета: стойкая и мужественная Никия, чья смерть произошла во время второго действия, теперь уже в образе бессмертной души становится вершителем справедливой кары за отступничество Солора от клятвенной любви. Но буквальному обрушению (рушащийся дворец – как символ кары небесной) предстоят великолепные изобретательные танцы, составляющие целую хореографическую церемонию. Особый эффект от ее восприятия увеличивается за счет хорового сопровождения [артисты хора в этот момент выходят на противоположные стороны балкона и своим пением (фрагмент из оперы Л. Делиба «Лакме») «озвучивают» происходящее на сцене]. От чего создается ощущение, что не только артисты, но и зрители стали частью единого грандиозного священного обряда.

«Баядерка» в Театре оперы и балета Удмуртии – красивый, масштабный и очень профессиональный спектакль. Это результат объемной творческой работы всего театрального коллектива: администрации, постановщиков (балетмейстера, дирижера, художников), балетной труппы, хора, хореографической школы при театре, педагогов-репетиторов, работников разных цехов. Но, главное, в Ижевске появилась и радует зрителей не «еще одна из многих похожих друг на друга» «Баядерок», а свой, оригинальный спектакль из великого наследия Мариуса Петипа.  Его главный создатель – Николай Маркелов – не пошел по пути столь модной сегодня реставрации-реконструкции, а предложил свой, принципиальный авторский взгляд на классическое произведение. При этом его перо не коснулось лучших танцев и композиций родоначальника балетного академизма. Этот спектакль также показал, что за время работы в Ижевске Маркелов сформировал профессиональную балетную труппу, способную качественно развиваться и достичь еще не малых художественных результатов в классике и, возможно, в современном репертуаре.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *