«Даешь приключение!» В Петербург везут балет по «Алисе в стране чудес» для взрослых — Балет 24

«Даешь приключение!» В Петербург везут балет по «Алисе в стране чудес» для взрослых

ИСТОЧНИК: https://calendar.fontanka.ru/

В апреле фестиваль Dance Open покажет в Петербурге балет по «Алисе в стране чудес» в постановке легендарного итальянского хореографа Мауро Бигонцетти. Почему на этот спектакль надо идти и как его смотреть, рассказывает критик Анна Гордеева.

Возможно ли вообще «Алису в стране чудес» сделать балетом?

Книжка Льюиса Кэрролла, впервые опубликованная в 1865 году, ждала своего воплощения в танце почти сто лет — впервые Алиса затанцевала в 1953-м, спектакль в London Festival Ballet поставил Майкл Чернли. Столь долгое невнимание хореографов к этому потрясающему сюжету объясняется, вероятно, тем, что классический танец для небалетных людей долгое время и так находился на территории абсурда. Ну, утопленницы, танцующие на дне моря, а затем счастливо возвращающиеся на землю; женщины, почему-то заламывающие руки над головой, как лебединые крылья. Добавлять к этому еще и математические шуточки оксфордского профессора казалось бессмыслицей — публика не поймет.

А вот когда после Второй мировой балет рванул на территорию драмы, стал всерьез говорить о войне и мире, на балетной сцене стал возможен показ газовой атаки — тогда-то балетмейстеры и вспомнили о территории абсурда как о месте, где можно укрыться — как ни абсурдно это звучит. И Майкл Чернли, танцовщик труппы знаменитого экспрессиониста Курта Йосса и его ученик, сделал первую «Алису в стране чудес» на музыку Йозефа Горовица.

А еще попытки были?

И немало. Американская балерина Рут Пейдж в 1970 году сотворила балет на музыку Исаака ван Гроува, но спектакль был безоговорочно детским. Первым всерьез воспринял историю Глен Тетли, когда ставил «Алису» в 1986 году для Национального балета Канады на музыку Дэвида дель Тредичи. Может быть, даже слишком всерьез — он не только представил восхитительный абсурд путешествия сквозь кроличью нору, но и соединил сказку с обстоятельствами жизни Алисы Лидделл — той самой девочки, которой Кэрролл посвятил свою книгу. Худрук English National Ballet Дерек Дин первым понял, что «Алиса» провоцирует использование современных технологий. В 1995-м в его спектакле розы меняли цвет на глазах у зрителя, а Алиса вырастала и уменьшалась в точности как в сказке. По этому найденному пути пошел и Кристофер Уилдон, сотворивший «Алису» на музыку Джоби Талбота в 2011 году для английского Королевского балета.

Что особенного в том спектакле, который привезут в Петербург?

Мауро Бигонцетти, сделавший ту «Алису», что в исполнении балета Дортмунда привозит в Петербург фестиваль Dance Open, безупречно скрестил танец и фантастическое оформление спектакля. Ни то, ни другое не оказывается «второстепенным» — танцы на сцене и мгновенно преображающиеся фантастические интерьеры одинаково важны и одинаково продуманны. Быть может, именно этот спектакль особенно понравился бы Льюису Кэрроллу — потому еще, что хореограф не пересказывает последовательно знаменитую историю, а фантазирует на тему. А именно способность к фантазии и ценил оксфордский гений.

Кто такой этот Мауро Бигонцетти?

Хореографу Мауро Бигонцетти нынче 58 — но в это невозможно поверить, когда смотришь его балеты. Вроде бы, время остепениться, образумиться, возглавить какое-нибудь жюри и начать поругивать молодежь — а он все выпускает спектакли, заставляющие публику вздрагивать, спорить, долго их обсуждать и возвращаться к ним снова и снова. На балетных форумах идут сражения, зрительница пишет администратору немецкого театра: «Мы с подругой смотрели ваш спектакль и ничего не поняли» — и администратор вежливо сообщает, что интернет-магазин театра может выслать почтой подробный буклет к постановке (а мог бы написать, как Маяковский в ответ на аналогичное заявление: «Надо иметь умных подруг!»).

Бигонцетти родился в Риме, в Риме же учился балету и первые десять лет карьеры танцевал в Римской опере. Потом ушел в компанию Aterballetto — и танцевал там все, от Леонида Мясина до Уильяма Форсайта. И далее его жизнь плотно связана с этой компанией — там он начал ставить спектакли, стал знаменит, и в конце концов возглавил этот театр. Труппа Aterballetto приезжала в Москву — и в «Сне в летнюю ночь» московских жителей поразил Пэк: роль исполняла девушка, на одной ноге которой был пуант, а на другой — армейский ботинок (так была обозначена двойственность персонажа). Впечатлило превращение одного из героев — по Шекспиру, он должен был стать ослом, в спектакле же на голову артиста опустился телевизор, эту голову поглотив.

Одна из важнейших черт Бигонцетти — при всей радикальности постановочных ходов он работает «на артиста». Бигонцетти — это изобретательность в танце, отчетливая эротика (никогда не переходящая тех границ, что устанавливает балетная традиция) и эффектная «картинка». Ну и постановки в 44 театрах, в том числе New York City Ballet, Ла Скала и Штутгарт, и премии (например, российская «Золотая Маска») — это тоже о нём.

Что в «Алисе» за музыка?

Бигонцетти для «Алисы» заказал музыку южноитальянской группе Assurd — при этом музыканты участвуют в спектакле, находятся на сцене. И как бы английская (а на самом деле давно уже принадлежащая всему миру) история приобретает итальянский темперамент и непосредственность. Отлично выученная дортмундская труппа с удовольствием кидается в эту музыкальную стихию — лозунгом театра становится: «Даешь приключение!», а зритель может запросто вообразить себя рассекающим на мотоцикле по Неаполю. То же ощущение свежего ветра и неожиданных поворотов сюжета.

Какие там костюмы?

Костюмы делала Элена де Медейруш — художница, в равной степени известная своим сотрудничеством с балетными театрами (она одевала героев Градимира Панкова и — уже не раз — Мауро Бигонцетти, Ричарда Уэрлока и Рикардо Фернандо) и своими живописными работами (персональные выставки де Медейруш проходили в главных залах ее родной Португалии, а география экспозиций, в которых она участвовала, включает Мадрид и Ватикан, Милан и Венецию).

Де Медейруш не стесняется в изобразительных средствах — запросто может как сочинить платье наисложнейшего кроя, так и надеть на героиню «лысый» парик, а от платья оставить только его скелет. Но даже если от одежды останется немного — все имеющееся будет на триста процентов работать на балерину.

Как подготовиться к походу на «Алису»?

Читать Кэрролла необязательно — но почему бы не сделать этого просто для удовольствия? Только не надо ожидать сюжетных соответствий — их очень мало. У писателя одна Алиса, и хотя она вырастает и уменьшается в размерах, все равно остается ребенком. У Бигонцетти Алис две — и одна из них взрослая, вполне способная всерьез влюбляться. Они вступают в диалог — так взрослые периодически разговаривают со своим «внутренним ребенком». И живность в балете если и носит те же имена, что в книжке, то ведет себя совсем иначе.

В общем, не надо пытаться представить себе карту этого волшебного мира — надо просто приготовиться к неожиданным поворотам и происходящим чудесам. Это не размеренная музейная экскурсия — больше похоже на американские горки, где после слегка меланхолической сцены балет вдруг на дикой скорости куда-то летит, а вы вскрикиваете и смеетесь одновременно.

Насколько это детский спектакль?

Вообще не детский. И сюжет рассказывается нелинейно, и мартовские коты ведут себя... ну, как мартовские коты. Это взрослое приключение, и именно взрослым не стоит его пропускать — а для детей на Dance Open найдутся другие увлекательные зрелища.

Анна Гордеева, специально для «Фонтанки.ру»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *