Граф против всех — Балет 24

Граф против всех

Сергей Полунин о роли в "Убийстве в Восточном экспрессе" и недовольстве положением дел в современном балете.

Для российского зрителя вышедший в прокат фильм Кеннета Браны "Убийство в Восточном экспрессе" примечателен еще и тем, что роль венгерского графа Андрени там исполнил не чужой нам человек - танцор Сергей Полунин. Бывшего солиста лондонского Королевского балета и театра имени Станиславского и Немировича-Данченко, ныне танцующего в Баварском балете, регулярно сравнивают с Рудольфом Нуреевым, а про его сложный характер и неоднозначную репутацию ходят легенды.

В интервью "РГ" Полунин рассказал, чем его привлекает карьера драматического артиста и в каком возрасте он планирует окончательно завязать с балетом.

Помимо "Убийства в Восточном экспрессе" в прокат выйдет еще один фильм с вашим участием - шпионский триллер "Красный воробей". Плюс вы снимаетесь в байопике про Рудольфа Нуреева у Рэйфа Файнса. Вы решили переключиться с балета на кино?

Сергей Полунин: Поначалу так и хотел сделать. Но потом нашел в себе силы балансировать между кино и балетом. Перед тем как приехать в Москву, например, я работал у Рэйфа Файнса на съемках в Сербии и параллельно танцевал в Мюнхене пять спектаклей. Конечно, это заставляет совершенно по-новому организовывать жизнь. Иногда приходится прямо с трапа самолета ехать в театр и танцевать. А как-то раз я сразу после спектакля девять часов ехал в Сербию, чтобы успеть к началу смены в 6 утра. Но если вот прямо очень захотеть, можно все успевать.

Что для вас на первом месте прямо сейчас - кино или балет?

Сергей Полунин: Все-таки балет - главное. Я получаю удовольствие от того, что делаю в Мюнхенской опере. А кино - это направление, в котором я хочу двигаться.

Но, судя по интервью, был момент, когда вы разочаровались в балете. Что заставило изменить точку зрения?

Сергей Полунин: В 2014 я действительно хотел все бросить. Я тогда танцевал в Take me to church (музыкальное видео Дэвида Лашапеля на поп-хит ирландского певца Хозиера. - Ред.), и у меня было девять часов, чтобы подумать и сравнить, как все устроено в театре и в более продуманной индустрии. Это была последняя капля, я сказал себе: все, ухожу. Если ты актер, то набираешь агентов, которые работают на тебя, делают рекламу, организуют интервью, фотосессии и участие в ток-шоу. В балете ни у кого нет ни агентов, ни менеджеров. Театр всегда будет выше тебя, это совершенно сознательная позиция. Театру не нужно, чтобы танцор шел на фотосессию для обложки журнала, ему это не интересно.

Отказаться от личного гонора ради коллективной работы - вообще не проблема

Иными словами, вам не хватало медийности?

Сергей Полунин: Не хватало. Я видел, как становятся большими звездами спортсмены, актеры, музыканты... Чем танцовщики хуже? Особенно если учесть, сколько мы работаем для того, чтобы танцевать на высоком уровне.

И что же с тех пор изменилось?

Сергей Полунин: Сейчас ничего не изменилось. Но я понял, что мой уход ничего не изменит. Что если хочешь, чтобы в балетном мире поменялось отношение к танцорам, нужно действовать самому. Так появился Project Polunin, проект, который современным языком рассказывает публике про балет, подает его в современном виде. Мы будем кино делать про балет, клипы, шоу... А дальше я хочу организовать агентство для танцовщиков. Это революция, и я хочу быть ее организатором.

Какие подводные камни киноиндустрии обратили на себя внимание?

Сергей Полунин: В кино все оказалось даже лучше, чем я думал. Та же подготовка к премьере "Убийства в Восточном экспрессе" - это какая-то недостижимая пока вершина для балета. Нам организовали фотосет в Альберт-Холле, а лучше "красной дорожки", чем была у нас в Лондоне, я в жизни не видел.

А если говорить про рабочие актерские моменты?

Сергей Полунин: "Убийство в Восточном экспрессе" - мой дебют, и мне не могло повезти больше. В первый день я сел напротив Уиллема Дефо, между Джуди Денч и Мишель Пфайффер. Посмотрел на моих партнеров по съемкам и все понял про качество и уровень притязаний этого проекта.

А вы не комплексовали на фоне всех этих артистов?

Сергей Полунин: Не то чтобы комплексовал, но было страшно. Я вдруг перед началом съемок понял, что вообще не знаю, как и что делать. Не знаю, как вести себя. Такое состояние паники в первые секунды. Пополам с радостью и желанием никого не подвести. Но в процессе обо всем этом забываешь, потому что в кино мозги у тебя работают на максимальном количестве оборотов, и ни о чем, кроме конкретной сцены, даже не успеваешь думать. То есть физически это легче, чем балет, конечно. Но из-за волнения съемки очень нагружают эмоционально. И еще я понял, что самое сложное - это не произносить длинный монолог перед камерой, а вставлять маленькую реплику. Потому что из-за того, что не справился только ты, все остальные должны делать еще массу дублей.

Не страшно, что в какой-то момент непростой нрав может вашей актерской карьере помешать?

Сергей Полунин: Балет - это по большому счету индивидуальный вид искусства. В балете нет команды, ты всегда один. Кино - как раз групповая история. И мне это понравилось. Да, я индивидуалист, но выясняется, что если что-то делать вместе, это может быть намного интереснее и приятнее. Так что отказаться от личного гонора ради коллективной работы - вообще не проблема. Только бы рядом были люди, в окружении которых было бы счастьем работать.

Проект Рэйфа Файнса, ради которого вы постоянно ездите в Сербию, - это фильм о Нурееве "Белый ворон". И вам в нем досталась не главная роль, хотя как раз с Нуреевым вас постоянно и сравнивают.

Сергей Полунин: Да, я играю Юрия Соловьева (танцор Мариинки, трагически погибший в 1977 году. - Ред.). А Нуреева играет Олег Ивенко, мы с ним знакомы со времен телешоу "Большой балет".

Вашу активность на съемочных площадках некоторые связали и с тем, что век драматического артиста куда длиннее, чем у танцора балета. Нужно ли понимать, что после, например, 35 лет, вы целиком сосредоточитесь на ролях в кино?

Сергей Полунин: Я всегда знал, что если не брошу балет до 26 лет, то буду потом танцевать до 50. Скоро мне исполнится 28, так что... Просто будут этапы определенные, когда станет сложнее, они у всех одинаковые. Но тот же Барышников ведь до сих пор танцует.

Помимо всего прочего вы известны как большой поклонник татуировок. Сколько у вас их, кстати, сейчас?

Сергей Полунин: Семнадцать вроде бы. Я давно новых не набиваю - где-то год. Но уже хочу.

Уже решили, что это будет за тату?

Сергей Полунин: Что вы, я никогда заранее не планирую. Просыпаюсь утром, что-то быстро придумываю и иду в салон - спонтанность в данном случае решает.

Источник: https://rg.ru

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *