Юбилейный сезон «Стасика» завершают вечера одноактных балетов — Балет 24

Юбилейный сезон «Стасика» завершают вечера одноактных балетов

ИСТОЧНИК: https://vm.ru/

Свой юбилейный сезон Музыкальный театр имени Станиславского и Немировича-Данченко заканчивает вечерами одноактных балетов, программа которых составлена столь изобретательно, что соседство трех непохожих произведений разных хореографов («Прогулка сумасшедшего» Йохана Ингера, «О сложная» Триши Браун, «Свадебка» Анжелена Прельжокажа) оказалось на удивление гармоничным.

Множество раз повторяющаяся ритмическая фигура в «Болеро» Мориса Равеля вот уже несколько десятков лет не только гипнотически завораживает зрителей, но и вдохновляет хореографов сочинять на эту колдовскую полную эмоционального напряжения музыку балеты — от классических до супермодерновых.

Вот и швед Йохан Ингер, ученик знаменитого Иржи Килиана, создал собственную версию равелевского шедевра, назвав свой пародийно-ироничный балет Walking Mad/«Прогулка сумасшедшего» — возможно, по аналогии с Walking Dance, названием одного из молодежных «уличных танцев».

Перед нами — калейдоскоп встреч и расставаний в «этом безумном, безумном, безумном мире», о котором провидчески написал поэт Валерий Брюсов: «Здания — хищные звери с сотней несытых утроб! Страшны закрытые двери: каждая комната — гроб!»

Балет Йохана Ингера о тех стенах отчуждения, которыми люди отгораживаются от жизненных проблем, от себя и себе подобных, а иногда за ними собираются и тусуются группы по интересам: клоуны, уставшая от безделья «золотая молодежь», маргиналы разных мастей…

В спектакле участвуют девять виртуозных и драматически одаренных танцовщиков «Стасика» и постоянно двигающаяся стена — десятый образ спектакля. В нарастающем ритме «Болеро» меняются по воле хореографа композиции пар, солистов, ансамблей на фоне серой стены с калитками, которые время от времени открываются, выпуская одиночных персонажей и целые компании — то в разноцветных клоунских колпачках, то в серых под цвет стены плащах — чем не молодежные тусовки в подмосковном коттеджном поселке, где птички поют и собаки лают.

Болеро завершается на невероятном пике симфонического крещендо (тотальный обвал звуков) «салютом» из прикидов раскрепостившихся персонажей, а спектакль — финальным танцем под рояль Мужчины и Женщины (Иван Михалев и Оксана Кардаш), который из-за постоянного выяснения отношений так и не стал их любовным адажио.

 Три новых старых балета несомненно разнообразят афишу Музыкального театра. Фото: Пресс-служба Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко

Перед танцовщиками «Стасика» стояла непростая задача — освоить непривычную для них почти каскадерскую систему движений. Многое из показанного сегодня уже не выглядит абсолютной новацией, как это было двадцать лет назад, когда состоялась мировая премьера «Прогулки сумасшедшего», но все еще удивляет и восхищает изобретательностью постановщика, эмоциональным содержанием выстроенных композиций, бешеной энергетикой, которая передается зрительному залу.

К чести московских артистов, они блестяще справились с поставленной задачей, доказав, что «классическая школа» универсальна, ей «по ногам» любые танцевальные изыски.

Свою танцевальную композицию «О сложная», названную по первой строчке стихотворения польского поэта Чеслава Милоша «Ода птице», известная американская танцовщица и хореограф Триша Браун поставила на музыку Лори Андерсен для трех этуалей Парижской оперы в декабре 2004-го — за два года до собственного семидесятилетия.

С апломбом непререкаемого авторитета г-жа Браун выдала идеи многолетней давности, когда она увлекалась «бессознательным элементом» в классике, за свежую премьеру, убедив себя и своих приверженцев, что самоповторы — это и есть художественная позиция постмодернизма. К тому же процесс создания очередного произведения с более чем замысловатым названием всегда был для Триши Браун намного важнее результата.

«О сложная» оказалась для профессиональных исполнителей «со школой» (Наталья Сомова, Георги Смилевски, Евгений Поклитарь) не такой уж сложной и напоминала больше однообразную разминку перед спектаклем. Радует другое: за время, прошедшее со дня первых выступлений г-жи Браун в Москве, изменилось наше отношение к ее танцам в целом, мы многое повидали — есть с чем сравнивать.

Сочиняя тридцать лет назад свою «Свадебку» на музыку Игоря Стравинского, французский албанец Анжелен Прельжокаж решил удивить почтенную публику, представив вместо традиционного свадебного обряда борьбу двух природных начал: мужского и женского, с преимуществом первого.

Хореограф смело соединяет классическую технику с экспрессионистской пластикой. Пять пар танцоров-гимнастов поочередно взлетают по диагонали сцены, по скамейкам, чтобы потом с грохотом приземлиться… Однообразные движения исполняются почти синхронно. Артисты работают с большой самоотдачей, совершая рискованные трюки и травмоопасные прыжки. Но, как это не покажется странным, все происходящее, включая игру с куклами-манекенами в свадебных нарядах, завораживают не столько силой гимнастического танца исполнителей, сколько накалом их пародийного юмора на складывавшуюся столетиями традицию свадебных обрядов… 

В танцах Прельжокажа нет сюжетной линии, но есть образ эмоционального состояния мужчин и женщин накануне и в момент важного жизненного события. Это своеобразный энергетический коктейль из виртуозной пластики, эротики и поэтики под волшебную музыку Стравинского с пением.

Три новых старых балета несомненно разнообразят афишу Музыкального театра. Теперь самое время задуматься и о мировых премьерах на этой сцене — нынешней балетной труппе это по силам.

Валерий Модестов

 

Не пропустите самое важное из жизни балета - подпишитесь на наш телеграм канал - https://t.me/balet24

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *