ИВАН КУЗНЕЦОВ: «Я СТАРАЮСЬ ВСТРАИВАТЬСЯ В ОПРЕДЕЛЕННЫЕ ЖИЗНЕННЫЕ ПОТОКИ!» — Балет 24

ИВАН КУЗНЕЦОВ: «Я СТАРАЮСЬ ВСТРАИВАТЬСЯ В ОПРЕДЕЛЕННЫЕ ЖИЗНЕННЫЕ ПОТОКИ!»

ИСТОЧНИК: http://kprodukt.ru/

В ноябре 2017 балетную труппу Ростовского государственного музыкального театра возглавил 29-летний Иван КУЗНЕЦОВ – коренной москвич, к моменту приезда в Ростов имевший солидный послужной список: после окончания одного из лучших балетных вузов России – Московской академии хореографии (класс заслуженного артиста РФ Юрия Васюченко) Кузнецов работал в Венской опере, в Московском музыкальном театре им. К.С. Станиславского и Вл.И. Немировича-Данченко и 8 лет в Новосибирском театре оперы и балета.

 

Парадоксально, но факт: Иван никогда не грезил о карьере балетного артиста - увлекался автоспортом, мечтал быть спортивным журналистом, работал пресс-атташе в одной из спортивных команд и намерен был поступать на журфак МГУ.

Но в жизни каждого из нас рано или поздно встречается человек, которому суждено изменить нашу жизнь. Для Ивана Кузнецова таким человеком стал хореограф с мировым именем Дьюла Харангозо, который увидел его на выпускном экзамене в Академии хореографии и пригласил в труппу Венской оперы. После ухода Ивана и его супруги балерины Елены Лыткиной из Новосибирского оперного «в никуда» случай свёл Кузнецова с худруком Ростовского музыкального театра Вячеславом Кущёвым, который предложил молодому танцовщику возглавить балетную труппу РГМТ. Мы встретились с Иваном Кузнецовым накануне открытия II Международного фестиваля балета имени Ольги Спесивцевой.

- Иван, раз уж вы наш несостоявшийся коллега, позвольте узнать, что, по-вашему, есть общего в работе журналиста и балетного артиста?

- Различий, на мой взгляд, больше, чем общих черт. На сцене мы воплощаем образ того или иного героя, а журналист об этих героях рассказывает. Но журналист тоже может выступать в роли героя, когда ответственно готовится к каждому интервью, когда он задаёт Герою не какие-то общие вопросы, а ясно представляет, С КЕМ он говорит и О ЧЁМ. Занятия журналистикой очень помогли мне расширить кругозор и научиться коммуницировать, потому что балетные артисты - люди достаточно закрытые, привыкшие выражать себя посредством тела, а не слов.     

- В одном из интервью вы сказали: «Людей, способных поставить классический балет, сейчас можно пересчитать по пальцам». Почему вы так считаете?

- Поставить классический балет С НУЛЯ, я уверен, могут действительно немногие. Классический не только в лексике, а в понимании сценографии, развития сюжета, формы. Я бы назвал Алексея Ратманского, Юрия Посохова, Юрия Смекалова, Алексея Мирошниченко. В Европе, конечно, Джона Ноймайера.

- При каких обстоятельствах вы попали в Ростов? Что повлияло на ваше решение?

- Осенью 2017 года ушел главный балетмейстер Ростовского музыкального театра Марк Владимирович Перетокин, и художественный руководитель РГМТ Вячеслав Митрофанович Кущёв активно искал ему замену. На тот момент у меня уже был небольшой багаж балетного менеджмента, и я не смог отказаться от предложения Вячеслава Митрофановича: Судьба давала мне невероятный шанс, который я упустить не мог. У меня были необычайно сильные предшественники на поприще худруков ростовского балета, и поначалу я был не очень уверен в своих силах. Но посмотрев «Щелкунчика» и «Лебединое озеро» в Ростове, я понял, что смогу быть полезным этой труппе. 

- Как вы оценили состояние ростовской балетной труппы на момент вашего прихода в театр?

- Отвечу кратко: потолок еще не близко. И в ноябре 2017 года, и сейчас. (Улыбается). Когда я пришел сюда, балетная труппа находилась в несколько потерянном состоянии, оставшись без своего лидера. Первый год мы провели в плавающем состоянии, и только сейчас можно сказать, что мы начали узнавать друг друга и идти в одном направлении. Что касается вашего вопроса о состоянии балетной труппы и об ее уровне, скажу: для театра в статусе «Музыкальный» это лучший уровень балетной труппы, какой только возможен. Сегодня я считаю, что ростовская балетная труппа на втором месте в России – после труппы Музыкального театра им. Станиславского в Москве. Если говорить о театрах оперы и балета, там, конечно, своя «табель о рангах»: Большой театр; Мариинский и Михайловский театры в Петербурге; Новосибирск, Пермь, Казань, Екатеринбург, Приморская сцена Мариинского театра.

- Есть расхожее выражение, которое «пустили в народ» балетные артисты: «В балете невозможно солгать». Вы согласны?

- Если отвечать коротко, скажу НЕТ. Если шире, однозначно на этот вопрос ответить невозможно. Я знаю достаточно примеров, когда не очень, мягко скажем, благородные в жизни люди создавали на балетной сцене убедительные образы самых положительных героев.  Есть другая сторона медали: артист выходит на сцену, у него в жизни произошло какое-то печальное событие, а на сцене предстоит веселиться. Или наоборот. Это будет ложью? Конечно, нет: это вопрос профессионализма, актерского мастерства, которое никоим образом не основано на лжи, - это умение существовать в предлагаемых обстоятельствах своей роли. Что считать ложью? Многое зависит и от того, КТО смотрит, то есть, от зрителя – от его представлений о добре и зле, говоря шире - от его системы ценностей.

- Какие сюрпризы ожидают ростовчан на предстоящем фестивале балета имени Ольги Спесивцевой?

- В этом году мы расширили формат фестиваля, добавив приглашенную труппу «Балет «Москва» и лекторий. Откроется фестиваль 31 мая премьерой балета Ц. Пуни «Эсмеральда». Балетмейстеры-постановщики – народная артистка СССР Маргарита Дроздова и народный артист России Михаил Крапивин (Москва). 1 июня в «Эсмеральде» главные партии исполнят приглашенные звезды – заслуженная артистка России Ирина Перрен и Марат Шемиунов. Педагог-репетитор балетной труппы Пражской национальной оперы Андрей Клемм даст открытый мастер-класс 2 июня. Готовится премьера «Вечер современной хореографии», где труппа «Балет «Москва» покажет одноактные спектакли «Эквус» и «Транскрипция цвета». Кроме того, я попросил Марата Шемиунова сделать выставку его картин (Марат не только артист балета, но и художник). Завершится фестиваль 7 июня грандиозным гала-концертом с участием приглашенных звезд и солистов нашей балетной труппы.

- Кто ваши ориентиры в балете – среди танцовщиков-мужчин?

- Список будет внушительным. Это артисты, в разное время танцевавшие в Большом театре, - Александр Годунов, Ирек Мухамедов, Николай Цискаридзе, Сергей Филин; американский танцор Фернандо Бухонес; представители петербургской балетной школы Константин Заклинский, Игорь Зеленский, Игорь Колб, Адриан Фадеев, Леонид Сарафанов. У артистов любого жанра я ценю прежде всего органику. Для меня органика – синоним естественности. Это изнутри рожденный жест – не вычурный, не заученный. Чтобы не было ни слащавости, ни мужланства, ни ложного пафоса.

- Несмотря на ваш молодой возраст, Судьба посылала вам немало испытаний – взять хотя бы серьезную травму колена, после которой вам пришлось оставить сцену в качестве солиста. Как вы относитесь к жизненным урокам? Считаете ли себя фаталистом?

- Моя мама, которую я считаю очень мудрым человеком, говорит: «Если что-то случилось, то это не зря: значит, жизнь тебе что-то подсказывает. Посмотри на ситуацию по-другому!» Мне нравится плыть по течению, но это вовсе не состояние бездействия, как многие привыкли считать. Я стараюсь встраиваться в определенные жизненные потоки. Как объяснить тот факт, что в юности я был полностью поглощен автоспортом, поступил в Академию хореографии больше по желанию родителей, а потом на выпуске появился Дьюла Харангозо, встреча с которым кардинально изменила мою жизнь? Из Новосибирского театра оперы и балета, где я проработал 8 лет, я ушел не из-за травмы колена. А потому, что внутренний голос подсказал: здесь мы исчерпали всё, надо уезжать! И мы с Еленой, моей супругой и прекрасной балериной, быстро собрались и уехали в мою родную Москву, не имея никакой работы. Раньше для меня были очень важны чужие мнения. Сейчас я к другим людям прислушиваюсь, но не слушаю их так, как прежде.

Моё кредо: «хорошо делать свою работу, не думая о заработке». Я уверен: удовлетворенность человека жизнью во многом зависит от того, насколько он умеет доверять себе. Иногда в голове как бы фоном мелькают разные мысли. Среди них бывает немало мусора. А бывают по-настоящему ценные идеи и подсказки Судьбы, которые потом помогают человеку пройти путь, предназначенный именно ему.

 

                                                                                                   НАТАЛИЯ КРАСИЛЬНИКОВА

 

Не пропустите самое важное из жизни балета - подпишитесь на наш телеграм канал - https://t.me/balet24

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *