В Музыкальном театре воцарились слухи, сюр и тотальная инсталляция. На сцене МАМТа показали гала-концерт из лучших работ мастерской молодых хореографов «Точка пересечения» — Балет 24

В Музыкальном театре воцарились слухи, сюр и тотальная инсталляция. На сцене МАМТа показали гала-концерт из лучших работ мастерской молодых хореографов «Точка пересечения»

ИСТОЧНИК: https://www.mk.ru/

Павел Ященков

В Московском музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко — тотальная инсталляция… В огромном атриуме театра — бамбуковый лес с большущим зеленым носорогом на опушке. У его золотого рога фотографируются зрители. Рядом на полу разбросаны гигантские хрустальные люстры, напротив — такая же огромная, как носорог, черепаха, а на потолке крутятся десятки пропеллеров, и тут же бесконечно вращаются мобили.

 

Все это элементы декорационного оформления оперных и балетных спектаклей (носорог, к примеру, из «Влюбленного дьявола» — оперной новинки этого сезона, люстры — из «Войны и мира», а мобили — из «Щелкунчика»), выставленные к юбилею главного художника театра Владимира Арефьева.  На основной же сцене театра, только в танцевальном формате, на гала-концерте «Точки пересечения» рядом друг с другом также соседствуют классика и эксперимент, провокация и перформанс… Словом, творческая жизнь в театре кипит…

 

А в фойе и кулуарах «Стасика» обсуждаются бродящие последнее время все с большей интенсивностью слухи о том, что контракт у гендиректора театра Антона Гетьмана заканчивается и новый с ним могут не заключить. Артисты огорчены. Ведь в таком случае театр ждут «темные» времена: в отставку неминуемо подаст, как он уже и намекает в своих интервью, балетный худрук театра, экс-этуаль Парижской оперы Лоран Илер — и тогда скандала, причем уже международного, не избежать. И все это не пойдет театру на пользу.

За прошедшие несколько лет (с момента, когда у театра в качестве гендиректора появился Антон Гетьман) МАМТ уверенными темпами становится все более и более продвинутой по-европейски компанией. При этом театр осуществляет хорошо сбалансированную политику, не забывая при всей своей актуальности и современности и про классику. Сейчас можно констатировать, что «Стасик» постепенно становится первой в России по части современного репертуара труппой, что, кстати, и подтвердил прошедший гала-концерт.

Сцена из балета Эяля Дадона "То, да не то". Фото: instagram.com@dionisiymus.
 

Итак, «Точка пересечения»… Это название удачного экспериментального лабораторного проекта, по сути — творческой мастерской современного танца, что уже несколько лет ежегодно осуществляется в театре на Малой сцене. «Двадцатиминутный балет, минимальный бюджет — и никаких творческих ограничений» — таковы условия. Перед нами воркшоп — распространенная на Западе форма поиска талантливых хореографов, когда театр предоставляет площадку и артистов, а молодые балетмейстеры делают с ними новые работы, лучшие из которых показываются публике.

 

Впервые у нас в стране такие своеобразные полигоны для демонстрации работ молодых авторов ввел Алексей Ратманский, еще в пору своего руководства балетом Большого театра. Хотя в самом Большом такие показы постепенно заглохли (последний раз на сцене главного театра страны работы начинающих хореографов показывал Сергей Филин почти два года назад), начинание подхватили — такие творческие лаборатории впоследствии появились в Мариинском и Екатеринбургском театрах, но лучше всего прижились они именно в «Стасике».

Начались такие экспериментальные мастерские тут еще до Илера, при Игоре Зеленском, а француз не только одобрил проект, но всячески ему способствовал. Для гала-концерта он отобрал семь балетов от семи хореографов, созданные в первые три года проекта. Однако показать из них получилось только шесть: во время антракта стало известно, что танцовщик Евгений Поклитарь, занятый в двух балетах второго отделения, получил довольно тяжелую травму — порвал мениск. После перерыва к зрителям вышел Илер и сообщил о том, что заявленного третьего балета «Чай или кофе» по причине травмы танцовщика показать не смогут, а в другом балете англичанина Соломона Беррио-Аллена «Жонглируй» хореограф сделал несколько изменений. Закончил он свой спич словами «Show must go on», то есть «Шоу должно продолжаться». Оно и продолжилось как раз балетом «Жонглируй».

Жалко, конечно, что публика не увидела один из самых удачных балетов этого проекта «Чай или кофе», в результате чего смазался финал программы, поскольку несколько сумбурный балет «Дежавю» албанского хореографа Эно Печи для этой цели явно не подходил. Поставленный два года назад балет «Чай или кофе» сразу был номинирован на «Золотую маску». А вскоре хореографа этого балета Андрея Кайдановского пригласили в театр для постановки балета «Пижамная вечеринка», уже вошедшего в репертуар компании, который, в свою очередь, получился настолько удачным, что Илер уже объявил о своих планах показать его в следующем сезоне во время намеченных им гастролей Музыкального театра в Париже.  

 

 Но и балет «Жонглируй» оставил совершенно сюрреалистическое впечатление: на фоне страстно обнимающихся и танцующих друг с другом мужчин на верхнем подиуме прогуливалась фигура, одетая в костюм, но без головы. А в самой композиции движения, как во сне или в состоянии невесомости, были плавные, тягучие и нарочито замедленные. Балет напоминал какой-то «открытый космос», а все пять артистов, исполнявшие эту тягучую современную хореографию, казались нереальными. Тем не менее и на этом фоне своей невероятной сосредоточенностью и концентрацией из них выделялись Юрий Выборнов и Евгений Поклитарь, танцевавшие в этом «открытом космосе», словно сомнамбулы. При этом травмированный Евгений Поклитарь в результате некоторых изменений в хореографии (по-моему, они пошли балету даже на пользу) выйти на сцену все-таки смог. Он танцевал на «заморозке», после укола, и не просто проявил при этом героизм, но в дуэте (вместе с Юрием Выборновым) танцовщики показали настоящее мастерство слияния с медитативным музыкальным материалом балета и были прочувствованно самозабвенны.

«Мы часто держимся за вещи, которые не всегда служат нам. Иногда мы должны отпустить эти якоря, чтобы развиться». «Что потеряно — найдено» — такой смысл, по словам хореографа Соломона Беррио-Аллена, он вкладывал в этот опус. И артисты в нем действительно «отпустили якоря», державшие их в рамках классической балетной традиции, и нашли новую интонацию и пластику, так интересно смотревшуюся в этом балете.

Выигрывал на основной сцене не только балет «Жонглируй», дополнительное пространство для классических движений и «воздух» получил построенный в стиле слегка модернизированной классики балет на музыку Баха, Пизенделя и Чайковского «Вариации и квартет», поставленный танцовщиком «Стасика» Константином Семеновым. А такие яркие танцовщики труппы, как Оксана Кардаш, Иннокентий Юлдашев, Елена Соломянко, Ольга Сизых и Сергей Мануйлов, при этом своим исполнением талантливую хореографию еще и украсили.

Балет «Песочные часы» хореографа Ксении Вист, открывший гала-концерт, хотя и невнятен с точки зрения композиции и драматургии, потрясает пластическим совершенством солиста «Стасика» Алексея Любимова, а также завораживающей пластикой тел таких талантливых танцовщиков, как Анна Окунева, Иннокентий Юлдашев, Леонид Блинков, Наталья Клейменова и Георги Смилевски-младший.

Уже не как хореограф, а как главный герой вступил Константин Семенов и в балете «Мы», посвященном «историям жизни обычных людей». Этот балет, так же как и балет израильского хореографа Эяль Дадона «То, да не то», к сожалению, потерялся на большой сцене. Китаянка Диша Жанг, работающая в молодежной компании Гамбургского балета Джона Ноймайера, рассказала в нем истории из жизни офисных работников, которые показаны в ее балете в забавных ситуациях на работе и дома. В качестве отвязного офисного работника можно было видеть здесь и превосходного классического принца этой труппы Дениса Дмитриева. Этот артист, как и его жена, прима Музыкального театра Эрика Микиртичева, которых мы знаем как первоклассных классических танцовщиков, кажется, отлично существуют и в новых, созданных специально для них ролях, прекрасно чувствуя, например, ироничную интонацию балета «То, да не то».

Показывавшиеся до этого в рамках эксперимента на крошечной Малой сцене театра разные балетные постановки по-разному смотрелись на основной сцене. Одним такая трансформация очень пошла, другие, наоборот, подпортила. Но и те и другие двигают развитие театра и его артистов вперед. И будет очень жаль, если непродуманное решение чиновников от культуры это развитие прервет.

 

Не пропустите самое важное из жизни балета - подпишитесь на наш телеграм канал - https://t.me/balet24

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *