Па де Коко: балерина Захарова станцевала Шанель В Большом театре представили биографию великой мадемуазель — Балет 24

Па де Коко: балерина Захарова станцевала Шанель В Большом театре представили биографию великой мадемуазель

Источник: https://iz.ru

Светлана Наборщикова

Лондон и Пекин — в эти мировые столицы вскоре отправится Коко Шанель, рожденная в Москве. Спектакль «Габриэль Шанель», посвященный великой мадемуазель, станцевали на сцене Большого театра прима-балерина Светлана Захарова и ее коллеги по ГАБТу. «Известия» оценили превращение танцовщицы в модельера.

Жизнеописание Коко Шанель массово увлекло представителей визуальных искусств вскоре после ее смерти. Первыми в биографию мадемуазель, как и ожидалось, углубились французы. В 1978 году документальный фильм о ней вышел в рамках телесериала «Женщина. Эпоха». Затем последовал еще по меньшей мере десяток лент, в том числе игровых, из которых самым популярным оказался опять-таки французский «Коко до Шанель» с Одри Тоту в главной роли (2009), собравший в прокате более $50 млн.

Что касается театра, то здесь нашей героине в количественном отношении повезло меньше, хотя, кроме бродвейского мюзикла «Коко» Андре Превина, выпущенного еще при ее жизни, можно назвать и кукольный спектакль «Коко Шанель» Ульрике Кваде из Голландии, и российскую оперу «Коко Шанель: страницы жизни» Эдуарда Фертельмейстера.

 

Большой театр расширил этот список балетом. Странно, что этого не случилось раньше, — к искусству танца Шанель имела самое непосредственное отношение, сотрудничая с Дягилевым на «Русских сезонах». Режиссер и либретист Алексей Франдетти это учел. Два спектакля, где мадемуазель стала автором костюмов, заслуженно становятся кульминацией ее балетной биографии.

Маленькое белое платье

Среди других воспоминаний Коко (спектакль построен как серия взглядов в минувшее) — юность в провинции: игривые танцы в сопровождении подруг и друзей. Скачки в Париже: друг Коко Этьен Бальсан (Михаил Лобухин) гарцует, как породистый жеребец. Рождение маленького черного (в спектакле — маленького белого) платья: стайка дам скидывает громоздкие юбки и шляпы, демонстрируя фирменный силуэт. Создание знаменитого аромата: четверка феромонов, вооруженных не менее знаменитыми флаконами, послушно подчиняется магическим жестам Парфюмера (Денис Савин). Без вольностей, конечно, не обошлось, но тут ничего не поделаешь: специфика жанра. Первая и Вторая мировые войны, пережитые Шанель, слились в одну, как и множество любовников, сменивших Бальсана. За них всех — известных и неизвестных — танцует фактурный Якопо Тисси.

Недостатки спектакля служат продолжением его достоинств. С одной сторон стороны — деликатно скомпонованные эпизоды жизни мадемуазель, с другой — предсказуемость и самих эпизодов, и их подачи. Кто из зрителей, мало-мальски знакомых с биографией Коко, сомневался, что цветовой основой постановки станет черно-белый? Ее любимый бихром выдержан в световой партитуре, мелькающих на заднике портретах, кадрах кинохроники, писаных невидимым пером цитатах (Коко, как известно, была мастерицей афоризмов) и, самой собой, в многочисленных костюмах, заказанных ни много ни мало в Доме Шанель. Впору возразить, что Коко подходила к цвету более гибко, но создатели балета наверняка заговорят о неотразимой стильности подобного решения.

Музыку к постановке написал Илья Демуцкий, и редкий факт появления специального балетного саунда не может не радовать. Скажу больше — если бы выдающийся мастер дансантного сопровождения Лео Минкус дожил до наших дней, он, вероятно, писал бы так же. Поднаторел в оркестровке, освоил азы симфонического развития и получал бы заказ за заказом. Скептики, правда, ворчали бы, что по выходу совершенно нечего вспомнить, но тут ответ один: балет — это балет. В слогане: «смотреть необязательно слушать» понятно, где поставить запятую. К чести Ильи Демуцкого, у него все-таки есть что послушать. Например, мастерски сделанные аллюзии, достаточно подробные, чтобы опознать автора, но и недостаточно объемные, чтобы поставить в боевую стойку правообладателей.

 


Совершенное ремесло

Лучшие места нового музыкального опуса вдохновлены Игорем Стравинским и Дариюсом Мийо. Дар стилиста в указанных местах демонстрирует и хореограф Юрий Посохов. По баланчиновскому «Аполлону Мусагету» проходится вскользь, отчетливо фиксируя лишь прославленную «тачку», ведомую премьером ГАБТа Вячеславом Лопатиным, а вот пляжные забавы Брониславы Нижинской в «Голубом экспрессе» цитирует обильно. Правда, в отличие от собрата-музыканта, стилизация не основное его достижение.

Юрий Посохов — мастер оригинальный. Пластический облик спектакля с прихотливым темпоритмом дуэтов и остроумными игровыми эпизодами легко откладывается в памяти. К сожалению, на характеристике героини талант хореографа отдыхает. Не Светлана Захарова перевоплощается в Габриэль Шанель, а Габриэль Шанель становится Светланой Захаровой и через весь спектакль проносит себя — диву с превосходными физическими данными. А Юрий Посохов честно помогает ей блеснуть суперрастяжкой и фирменной легкостью.

С другой стороны, великие прорывы и эпохальные образы назначает время и только оно. Профи высшего класса, демонстрирующая совершенное ремесло, — для нескучно проведенного вечера более чем достаточно. В конце концов, когда Шанель спрашивали, кем она себя считает, мадемуазель отвечала, что она просто хорошая портниха, умеющая организовать работу. Захарова, в свою очередь, хорошая балерина, способная собрать средства и танцовщиков на дорогостоящий проект. Неплохой повод познакомиться.

Не пропустите самое важное из жизни балета - подпишитесь на наш телеграм канал - https://t.me/balet24

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *