В этом сезоне  штатный хореограф театра Алексей Ратманский отмечал 10-летие своей работы в АБТ. Были показаны два двухактных балета Ратманского «Арлекинада» и «Взбитые сливки», а также сборная программа, состоящая из одноактных балетов. Кроме того в программу гала концерта был включен один из лучших балетов Ратманского   “После симпозиума Платона» Л.Бернстайна. Балет состоит из мужских вариаций, оригинально и изобретательно поставленных, одного дуэта и ансамблевых танцев.

Отдельная программа состояла из трех балетов Ратманского: «Песня Буковины» на одноименную музыку Леонида Десятникова (премьера прошлого года, довольно слабая работа), а также балет на музыку Сергея Прокофьева «На Днепре» и премьера этого сезона – «Времена года» (“The  Seasons”)  на музыку Александра Глазунова.

“Времена года” Изабела Бойлстон, Джеймс Уайтсайд Photo Gene Schiavone

Премьера «Времена года»– балет, поставленный хореографом во славу труппы АБТ, в честь  совместной десятилетней работы. В программке приведены слова Ратманского: «Времена года»   – это чествование АБТ и его танцовщиков. Это объяснение в любви, выражение благодарности и мой подарок труппе, которая была моим домом в течении последних десяти лет».

История возникновения балета «Времена года» такова: он был создан по заказу Ивана Всеволожского до того, как в 1899 году тому пришлось покинуть пост  директора Императорских театров. Глазунов посвятил свою музыку  Мариусу Петипа, великому хореографу и создателю балета. Балет был впервые показан в придворном Эрмитажном театре, на сцене  Мариинском театре он прошел в 1900 году в бенефис Матильды Кшесинской. Но у балета Петипа оказалась несчастливая судьба. Следующий спектакль состоялся только  в 1907 году, а  затем опять наступил перерыв, затем возникли новые редакции, а затем уже  и оригинальные  балеты других хореографов на музыку Глазунова.

Алексей Ратманский сохранил в целом весь  действующих лиц Петипа в своей оригинальной постановке: Лед, Мороз, снежинки, фавны, маки, Зефир, а в части «Осень» вакханки, Вакх и так далее. Но в целом точных хореографические характеристики Ратманский создал не для всех времен года и не для всех персонажей.  Но, думаю, дурную услугу хореографу оказал художник по костюмам Роберт Перджиола. В его безвкусных, лишенных конкретных характеристик костюмах, часто трудно было оценить хореографию. В целом получился абстрактный классический балет с апофеозом.

Наибольшее впечатление в сборной программе произведений Ратманского произвел балет «На Дунае» на музыку Сергея Прокофьева. Балет также имеет не совсем благополучное прошлое. Балет заказал композитору Сергей Лифарь, один из знаменитых премьеров Дягилевской труппы, когда после смерти Дягилева перешел работать в Парижскую Оперу. По его заказу Прокофьев написал музыку к балету «На Днепре», а хореографию сочинил сам Лифарь. Работа над балетом протекала не совсем гладко, композитор и хореограф ссорились: Лифарю не нравилась музыка. Но и Лифарь поставил неудачный балет, который успеха не имел и вскоре сошел со сцены. С 1932 года балет не возобновлялся, пока Ратманский не выбрал его десять лет назад для своего балетмейстерского дебюта  в АБТ. Балет идет в оригинальной хореографии Ратманского.

Сюжет балета – любовная мелодрама: молодой солдат Сергей возвращается с фронта в свою деревню, где его ждет верная Наталья. В деревне он попадает на свадьбу друга. С первой встречи невеста друга Ольга и Сергей полюбили друг друга той роковой любовью, для которой нет препятствий.  Наталья настолько любит Сергея, что помогает им бежать из деревни.

Scene from On the Dnieper. Photo: Rosalie O’Connor.

“На Днепре”. В центре – Кристина Шевченко, Джеймс Уайтсайд Photo Rosalie O’Connor

Балет «На Днепре» – большая удача Ратманского. И в этом случае, надо отметить и оформление Семена Пастуха (и костюмы Галины Соловьевой). Волшебное по красоте, условно-театральное оформление придает всему балету поэтическое очарование. Так, сцена первой картины, когда вернувшийся с войны герой танцует среди цветущих вишен– ландшафт несказанной красоты. Так трогательна и поэтична концовка балета. Сергей поднимает Ольгу на высокую поддержку и медленно уносит со сцены. Сверху, как хмель, на голову новобрачных, падают лепестки цветов вишни. В тишине украинской ночи на околице деревни остается только  одинокая фигура Натальи, горестно припавшая к земле.

В этом сезоне вновь шел балет «Арлекинада» (Les Millions D’Arlequin) Мариуса Петипа на музыку Рикардо  Дриго. Ратманский восстановил балет, премьера которого состоялась  в 1900 году.

Harlequinade

“Арлекинада” Пьеретта – Девон Таушер, Пьеро – Калвин Ройал Photo Marty Sohl

Я  подробно писала в журнале «Элегантный Нью-Йорк» об этом балете в прошлом сезоне. Посмотрев еще раз балет в этом году, я по-прежнему радуюсь этой удачно восстановленной Ратманским очаровательной старомодной пантомиме, этой ”commedia dell’arte”, разыгрываемой в первом акте. Второй акт по-прежнему кажется мне скучноватым. Но не буду повторять прошлогоднюю статью.

В этом сезоне прошла премьера  двухактного сюжетного балета «Джен Эйр» по знаменитому роману Шарлотты Бронте. Балет поставлен англичанкой, танцовщицей и хореографом  Кэти Марстон.

Кэти Марстон получила балетное образование в Королевской балетной школе в Лондоне и окончила Кембридж.  Мартон вот уже 25 лет создает сюжетные балеты для разных театров мира, но в репертуаре АБТ ее спектакль появился впервые.  За эти годы она поставила такие балеты, как «Опасные связи», «Лолита», «Любовник леди Чаттерлей» и другие. Мировая премьера «Джен Эйр» прошла в Англии в 2016 году. Для своего балета хореограф использовала музыку Фанни Мендельсон, Феликса Мендельсон и Франка Шуберта.

Devon Teuscher and James Whiteside in Jane Eyre. Photo: Gene Schiavone

“Джен Эйр” Джен Эйр – Девон Таушер, Мистер Рочестер – Джеймс Уайтсайд Photo Gene Schiavone

Зрители с интересом ждали новый балет, но он не оправдал ожиданий. Балет «Джен Эйр» является последовательным, скрупулёзным пересказом романа в балете. К сожалению, сегодня мало кто из хореографов владеет драматургией балетного спектакля, которая не может соответствовать драматургии романа. В балете существует много ненужных действующих лиц и ненужных в балете сцен (особенно это касается детства героини), что делает балет затянутым и скучным (за исключением двух дуэтов).  И к тому же в АБТ возникла огромная проблема, которая заметна в любом спектакле, как в современном, так и в классическом: средний уровень солистов. Из труппы по разным причинам ушли любимые публикой премьеры прошлых лет. В этом сезоне попрощался с американским зрителем итальянец Роберто Болле, последний «звездный» гость АБТ. Это очень заметно сказывается на качестве спектаклей.

Театр выдвигает молодых танцовщиков, но я пока не вижу в молодом поколении потенциально выдающихся премьеров. Из тех исполнителей главных ролей, которых я видела в этом сезоне, отмечу Джеймса Уайтсайда за несомненную актерскую индивидуальность ( за исполнение мистера Рочестера в «Джейн Эйр», но особенно –Жениха в балете «На Днепре»). Заметно выросла Кристина Шевченко (Ольга в «На Днепре», Одетта-Одиллия в «Лебедином озере»). От сезона к сезону все более заметное место среди молодых танцовщиков занимает Кальвин Ройал (Вакх в балете «Времена года», экстравагантный Ротбарт в «Лебедином озере», Пьеро в «Арлекинаде», он покорил зрителей исполнением лирического монолога в балете «После симпозиума Платона»).

Christine Shevchenko and James Whiteside in Swan Lake. Photo: Gene Schiavone.

“Лебединое озеро” Одетта – Кристина Шевченко, Принц – Джеймс Уайтсайд Photo Gene Schiavone

Но театр с  самого основания существовал как труппа интернациональных звезд . Если АБТ не вернется к прежней политике, если не будут вновь приглашать для участия в летних сезонах лучших танцовщиков мирового балета, думаю, это скажется на общем уровне американской труппы, на качестве исполнения классического и современного репертуара.