«Жизель Акрама Хана», Английский национальный балет (Лондон), Чеховский фестиваль . Мнение зрителя — Балет 24

«Жизель Акрама Хана», Английский национальный балет (Лондон), Чеховский фестиваль . Мнение зрителя

Источник: https://ajushka.livejournal.com

От известного классического балета Адольфа Адана в постановке Акрама Хана сохранена только основа легенды - обманутая женихом бедная девушка погибает, но её любовь спасает юношу от смерти. Музыку написал Винченцо Ламаньи, хореография Акрама Хана, который получил первое хореографическое образование в Индии, в нем самом соединились разные культуры мира и стили танца. Он учился изначально стилю индийского танца катхак, одним из элементов которого является ритм дробного притаптывания, отбиваемый ногами танцовщицы, которая не сгибает тело, то есть, акцент делается не на само движение, а на звук, издаваемый ступнями. Этот прием необычен в европейском балете, как любой метис, очень выразителен и позволяет взглянуть на привычное с другой точки зрения.
Перевернув стереотипные представления о балете, в частности, о балете "Жизель" А. Адана, Акрам Хан добивается сноса крыши у зрителя, во всяком случае, у такого, как я. Пожалуй, впервые на балете я не улетела в транс и мечтания, напротив, я смотрела сосредоточенно, пытаясь понять, что происходит, а во втором действии заплакала. Как и моя соседка по ряду. Не ожидала от себя, что смогу так проникнуться происходящим на сцене. Тем более, что сценография аскетичная, но талантливая, конструкция четко просчитанная, костюмы большинства артистов не яркие, "рабоче-крестьянские", особым образом прокрашенные, а броские-роскошные только у "знати", музыка довольно тяжелая для восприятия, особенно, в сравнении с легкой и приятной для слуха музыкой Адана. Да и музыкальное сопровождение чередуется: то тишина или звуки природы, либо стилизованное пыхтение паровоза, то исполнение живым оркестром, то соединение фонограммы и живой музыки. Сам по себе прием сбивает с толку, точнее, выводит из зоны комфорта, побуждает мыслить, что это вообще перед тобой такое на сцене - классический балет, современная хореография, драматический спектакль (в полной тишине) или нечто, соединяющее все это в одно целое, но разрывающее мозг.
После этого спектакля Акрам Хан для меня - Шекспир в танце. Его детище трудно классифицировать, но это и не важно - как назвать. Главное, что это есть.

Ему удалось сотворить из старой легенды, пересказанной Генрихом Гейне, новую историю, наполненную таким трагизмом, который сделал этот балет не сказочным и прекрасным, а реальным и страшным до ужаса.

Во втором действии сцена, когда Жизель пересекает границу между жизнью и смертью, попадает в царство вилисов - девушек, погибших до свадьбы, - когда девушки опутывают её паутиной из тонких палочек, не то бамбуковых, не то камышовых, вызывает настоящий страх, который сложно испытать во время просмотра балета. Акраму Хану удалось пробить психологическую защиту в виде неверия в сказки и показать реальный триллер, вызвать ощущение, что ты присутствуешь при обряде таинственного и страшного посвящения, перехода в другой мир, в другое измерение.

Первое действие - это жизнь, игра, влюбленность, увлечение двух молодых тел и душ, вполне земное. Слияние Жизель и Альбрехта настолько недвусмысленно, насколько красиво - потрясающая по накалу чувств и красоте образов сцена.

Второе действие - соприкосновение с загробным миром, зловещим, живущим по другим законам, которые нарушать нельзя. Слаженность движений танцовщиц, сложность хореографического рисунка, ощущение шаманства подчеркивают образ потустороннего мира, про который люди почти ничего не знают.

Из декораций на сцене - только стена-трансформер, которая то переворачивается вокруг своей оси, то делит сцену на две части по вертикали, то превращается в огромное непреодолимое для Альбрехта надгробие в финале балета.

Театральные паузы, которые держат большие артисты в театре, в этом музыкальном спектакле играют особую роль. Они меняют ритм, держат зрителя в напряжении. Никакого транса от музыки и движений нет и в помине, зритель не просто в полном сознании, но и потусторонние силы, придуманные Акрамом Ханом, вдруг превращаются во вполне реальных персонажей, которые получают тебя в свою власть и манипулируют тобой, неуклонно втягивая тебя в свой мир, подчиняют своим законам. Разве такая редкость в жизни, когда ты не замечаешь, как оказываешься повязанным какими-то событиями или обязательствами, которые нарастают как снежный ком, лишая тебя собственной воли?

Безумно красиво противостояние погибшей Жизель и повелительницы вилисов Мирты, которая возвышается над хрупкой Жизель, словно властный мужчина над подчиненной.

Однако Жизель - девушка гордая, не склонная сгибать спину перед власть имущими, кем бы они ни были, это было показано в первом действии. Как не склонила она голову перед богатой знатью, так не смирилась с Миртой и отстояла жизнь своего возлюбленного, хотя сохраняя ему жизнь, она расставалась с ним навсегда.

Этот подвиг любви, а не страсти, тронул души большинства зрителей.
На поклонах свет в зале не зажигали.
Никто не торопился уйти из зала.
Аплодировали дружно, мощно, благодарно, долго.

Акрам Хан и труппа Английского национального балета сумели прожечь психологические блоки у избалованной московской публики, проникли в какую-то спрятанную от других глубину души.
Настолько, что после спектакля во время спуска к выходу какому-то пожилому человеку стало плохо, его с трудом подняли со ступеней лестницы и помогли спуститься.

Свой нынешний Чеховский фестиваль я закрыла этим спектаклем. Остался только Лепаж, на который денег у меня уже не хватило. Он станет финальным спектаклем Чеховского фестиваля 2019 года.

Для меня этот фестиваль был почти полностью хореографическим. Только "Буря" Йетте Штекель, на который я попала случайно, благодаря двум подругам Юле и Жене, был драматическим, и произвел на меня неизгладимое впечатление.

Хочу выразить благодарность всем тем, кто провел огромную, кропотливую работу ради того, чтобы эти спектакли увидели в России - в Москве, Питере, Екатеринбурге. Труд огромный.
Все молодцы.

Но особую благодарность в который раз выражаю Шадрину Валерию Ивановичу. Его личная заслуга в том, что к нам приезжают такие коллективы, безусловна.
Он сегодня снова был в зале. Радуюсь, что он ходит на спектакли, хотя видел уже все.

А ещё сегодня был среди зрителей Роман Абрамович. Без охраны. В кедиках:) Или как они ещё называются - слипоны? Фотографировать не стала, атмосфера не позволила. Простой такой россиянин:)

Ролик от Чеховского фестиваля.

Что ж, прощай, Чеховский фестиваль, до 2021 года.

 

Не пропустите самое важное из жизни балета - подпишитесь на наш телеграм канал - https://t.me/balet24

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *