Иван Кузнецов: Балет как альтернатива автогонок — Балет 24

Иван Кузнецов: Балет как альтернатива автогонок

Источник: https://newsib.net/

О своей жизни и работе в Европе и в Сибири рассказывает хорошо известный и любимый в Новосибирске танцовщик и балетмейстер.

Помню, как в декабре 2016 года мы с Иваном Кузнецовым сидели в машине и обсуждали проект программы Music&Dance, которую хотели реализовать на концертных площадях государственной филармонии. Ее нового директора только что представил городу министр культуры, и мы были полны благостных ожиданий и надежд. Программа планировалась как совместный творческий проект музыкантов филармонии и артистов балета, и я видел в Иване Кузнецове именно того человека, который был способен его реализовать.

 

Увы, в ходе последующей встречи с новым директором оказалось, что у филармонии наметилась дружба с оперным театром, и Владимиру Кехману уже было дано обещание никаких балетных постановок на филармонических площадках не ставить...

Иван все же реализовал свои наработки, правда, уже в рамках придуманного им проекта «Звезды балета Сибири», концерты которого трижды с успехом прошли в Новосибирске в сезоне 2016—2017 — там принимали участие как уже состоявшиеся популярные солисты, так и начинающие исполнители. Несмотря на то что осуществили все это без использования живой музыки и в июльскую жару, концерт в Доме ученых Академгородка собрал аншлаг. Подчеркиваю: Иван реализовывал эти проекты самостоятельно, без помощи государственных учреждений и на свои средства — от оплаты аренды до пошива костюмов и реализации билетов.

Вскоре он возглавил балетную труппу в Ростовском государственном музыкальном театре, где со свойственной ему энергичностью занялся реорганизацией труппы и воплощением идеи фестиваля балета. Последним значительным его успехом как руководителя можно считать недавнее, июльское, выступление ростовской балетной труппы на исторической сцене Большого театра: это была премьера легендарного балета «Эсмеральда» на музыку Цезаря Пуни, перенесенного из театра Станиславского и Немировича-Данченко. Хореографию Иван называет одним из самых честных видов искусства, но при этом увлекается автоспортом.

 

— Иван, вы ведь фанат автогонок, с 13 лет гоняете на машинах. Как же вам удалось оказаться в балете?

— Я попал в Московское академическое художественное училище в большей степени благодаря старшему брату Илье, выпускнику московской школы (класс легендарного Пестова). Именно брат заметил мои хорошие физические данные. А так — да, я мечтал связать свою судьбу с автогонками. И сейчас не пропускаю ни один Гран-при «Формулы 1», а также слежу за российскими и международными соревнованиями.

— Что помешало уйти в этот рискованный спорт?

— На момент выпуска из училища у меня уже было понимание, где работать в индустрии автогонок, где учиться для получения высшего образования. Но пришло предложение работы в Венской опере от Дюлы Харангозо, художественного руководителя балета в австрийском театре в то время. Вот я и решил довериться судьбе и поехал в Европу, где набрал базовый кордебалетный классический репертуар, а также смог поучаствовать в балетах Джона Крэнко, Кеннета Макмиллана и других. Кстати, недавно Дюла приезжал по моему приглашению в Ростов для репетиций своего балета «Белоснежка и семь гномов».

— Вена, мечта! Обычно ведь все происходит с точностью до наоборот. Как же вы попали из Европы в Новосибирск?

— Да все шло нормально. Были предложения из других европейских театров, а также возможность пролонгации договора в Вене. Но я, подумав, решил вернуться в Москву, чтобы иметь возможность набирать сольный репертуар. Начать учиться, поступил на службу в МАМТ Станиславского и Немировича-Данченко, а на учебу — в ГИТИС. Но не успел толком поработать в родном городе, как в декабре 2008 года раздался телефонный звонок от Игоря Зеленского, который тогда уже руководил новосибирской труппой, — он приглашал в гости, буквально на день. Я съездил. Посмотрел город и театр, вернулся в Москву и позвонил Зеленскому только с одним вопросом: «Когда можно начать?» И 4 января уже был в Новосибирске.

                             Иван с друзьями Кристиной и Ильей Смагиниными на картодроме

— А откуда о вас узнал Зеленский?

— Как выяснилось позже, Игорю про меня рассказал Володя Григорьев, в тот момент завершавший замечательную карьеру артиста балета в Москве и возвращавшийся к семье в Новосибирск, чтобы стать педагогом в оперном театре.

— В Новосибирске вы раскрылись как ведущий танцовщик, да еще и нашли счастье в личной жизни, познакомившись с замечательной балериной Еленой Лыткиной.

— Новосибирский период (а это девять лет) был очень плодотворным. Во-первых, да, я познакомился со своей будущей женой: этим летом мы отпраздновали десятилетие наших отношений. Во-вторых, станцевал практически весь классический репертуар, удалось поработать со многими приглашенными и театральными педагогами — с Владимиром Рябовым, Александром Курковым, Владимиром Григорьевым. Да и закончилось все хорошо: травма, операция, а через три недели после этого — рождение любимой дочери.

— Как-то весело о своей травме отзываетесь. Я помню этот период: поклонники в шоке, кумиру делают операцию, он пытается восстановиться, но никак не получается. Но вы как будто этому даже рады. Как я понимаю, сложившаяся ситуация привела к необходимости определяться с дальнейшей судьбой?

— Лена после декрета смогла вернуться на сцену, а я — нет. Да, жизнь заставила думать, и я занялся продюссированием собственных концертов и первыми пробами на поприще хореографа — сделал небольшой этюд для балетного колледжа, поставил еще пару номеров. За полгода мы провели три концерта, а венцом всему стал заключительный вечер летом 2017 года. Там я представил два одноактных балета, с которыми мне помогли друзья-артисты: мы устроили бенефис и прощание с сибирской сценой для Лены — она отдала театру 15 лет творческой жизни. Конечно, жаль, что этот вечер состоялся не на сцене Сибирского Колизея, но было приятно видеть, как много друзей и коллег по театру вышли на сцену с поздравлениями — для нее это был сюрприз, ведь она ничего не знала о моей задумке. Очень трогательно получилось! А на следующий день мы всей семьей отправились на поезде в Москву. Так была поставлена на паузу наша сибирская театральная история.

— Да, я присутствовал на всех трех ваших спектаклях, видел тот огромный успех в Доме ученых. Мне это было особенно приятно, потому что я уже тогда замечал в вас задатки творца и руководителя. И не ошибся. Только вот в Москве вы пробыли недолго. Этот новый отъезд для всех стал полной неожиданностью. Откуда вдруг возник Ростов?

— Так получается, что в родной город я приезжаю примерно раз в десять лет. А в ноябре 2017-го уже свершилось мое назначение в Ростов-на-Дону. Дело случая... Узнал через знакомых, что открыта вакансия, меня познакомили с директором, и после трех бесед получил предложение о контракте.

— И теперь уже второй сезон Иван Кузнецов — руководитель балетной труппы Ростовского театра оперы и балета. Какие изменения за это время произошли? Что получилось, а что — нет?

— Со стороны, конечно, виднее, но, по-моему, изменения есть — и, надеюсь, в лучшую сторону. У меня были очень сильные и именитые предшественники: Алексей Фадеечев, Фарух Рузиматов, Эльдар Алиев, Марк Перетокин, поэтому и ответственность оказалась высокой. В этом году балетной труппе исполнилось 18 лет, и сейчас мы находимся в нормальном процессе смены поколения артистов. Уходят мастера, приходят одаренные ребята, которых мы приглашаем из училищ со всей России — от Петербурга до Новосибирска. Удалось привлечь молодых концертмейстеров, организовать знаковое для коллектива событие — фестиваль. Кстати, что немаловажно, — наладили регулярную поставку балетной обуви. Так что растем буквально шаг за шагом.

— Сколько состоялось премьер за это время? Насколько уверенно их можно назвать «твоими»?

— Мы сыграли две большие премьеры — в прошлом сезоне «Баядерку» в постановке Юлианы Малхасянц, в этом «Эсмеральду» Владимира Бурмейстера. Еще труппа выпустила две премьеры моих одноактных балетов — «Цвет» Жоржа Бизе и «Коктейль «Заводной пируэт» Луи Морро Готшалка, несколько концертных номеров. Классическое па-де-де на музыку Чайковского я вскоре передаю солистам в один европейский театр. Есть у нас также работы молодых хореографов — «Такое разное танго» Елены Лыткиной и «Метаморфозы» Юлии Гайворонской. Я, конечно, не считаю участие труппы в премьерах опер, оперетт и детских спектаклей.

— Что сегодня в репертуаре театра?

— Почти вся классическая линейка. «Щелкунчик», «Лебединое озеро», «Спящая красавица», «Дон Кихот», «Эсмеральда», «Ромео и Джульетта», «Корсар», «Баядерка», «Жизель». Два современных балета, не считая моих, это «Гамлет» и «Драма на охоте» Алексея Фадеечева. Для детей — «Белоснежка и семь гномов» Дюлы Харангозо и более серьезная «Снегурочка» Марка Перетокина.

— Хотелось бы понять ваше видение состояния репертуарного театра в наши дни, соотношение классики и современного репертуара. Насколько вы готовы принимать современный репертуар, до какого предела? На прошлой неделе в программе Mezzo я видел работу современного Европейского хореографа, где действие происходит в том числе и в больнице, — так вот в одной из сцен герой раздевается догола и сверкает своим пенисом на всю сцену. Как вы относитесь к такой «современной» хореографии?

— Все зависит от конкретного города, от подготовленности публики и от того, что считать современным репертуаром. Макмиллан — это просто современный творец или классика? Кристофер Уилдон — уже классик? Для меня, наверное, — да. Но далеко не для всех. Конечно, мировое классическое наследие, большие авторские спектакли конкретных театров должны играть фундаментальную роль в формировании репертуара. Но я думаю, что около 15-20 процентов нужно отдавать работам новых режиссеров и балетмейстеров. Каких — тут уже вопрос вкуса руководителя. Лично я против обнажения на сцене, даже если постановщику кажется, что это усилит общий эффект. Для создания эффектов нужно искать другие средства.

— Вы провели уже два балетных фестиваля. Если сравнивать второй и первый — есть ли серьезные различия, очевиден ли прогресс?

— Второй фестиваль я постарался разнообразить. Помимо интересных представлений на сцене сделать так, чтобы зрители, только попадая в театр, ощущали праздник танца. Так появились две выставки: одна — балетной фотографии с прошлого фестиваля и с подготовки к этому, вторая — авторских картин нашего большого друга и премьера Михайловского театра Марата Шемиунова. Впервые мы опробовали формат балетного лектория — две творческие встречи, посвященные Ольге Спесивцевой и истокам современной хореографии, которые провел московский искусствовед Роман Володченков. Впервые на сцене нашего театра выступил театр «Балет Москва» со своими постановками «Эквус» и «Транскрипция цвета». Свои работы в этот вечер показали и наши начинающие балетмейстеры, хотя уговорить их на это было крайне сложно. Зато получилось хорошо! Ну и, конечно, праздничное настроение открытия началось с премьеры «Эсмеральды», которую я задумал, буквально заступив в должность главного балетмейстера. Это, кстати, еще один ответ на вопрос о моей роли в выборе репертуара. В общем, второй фестиваль получился ярче, шире, динамичнее! Стоит ли говорить, что все это было бы невозможно без большой поддержки руководства театра…

— А какое в Ростове соотношение посещаемости оперных и балетных спектаклей?

— На два балета — одна опера, но плюс оперетты, мюзиклы и концерты. Театр-то у нас все же музыкальный, не строго академический. Так и получается — примерно пополам, как и везде.

                                            Премьера «Эсмерадьды» на сцене Большого театра

— Каково сейчас состояние труппы? Для Новосибирска это нынче тоже актуально, ведь после ухода вашей пары театр покинули еще четыре солиста, не считая кордебалета. Как себя показали артисты на исторической сцене Большого? И откуда вообще появился этот проект?

— Сейчас в труппе около 70 человек, есть и мастера сцены, и подающие надежду артисты. В новом сезоне к нам присоединяются еще 19 человек. В целом я очень доволен выбором спектакля «Эсмеральда» для Большого театра и тем, как прошли выступления. Я сам хорошо знаю и люблю этот московский спектакль и был уверен, что он хорошо «ляжет» на наш коллектив. Яркие, эмоциональные танцы в хореографии Владимира Павловича Бурмейстера к нам перенесли народные артисты Маргарита Сергеевна Дроздова и Михаил Вольевич Крапивин. Хореографию гениально дополнили новая сценография Вячеслава Окунева, решения художника по свету Ирины Вторниковой и костюмы Натальи Земалиндиновой.

— У вас появилась еще одна должность — руководителя подразделения развития вновь созданного хореографического училища в Севастополе. При этом все понимают, что сегодня у художественного руководителя Сергея Полунина масса обязательств, так что вам многое придется делать самому. Как вообще удастся совмещать Севастополь и Ростов?

— Да, все верно. Вместе с Сергеем Полуниным, с которым мы хорошо знакомы, занимаемся организацией нового федерального учебного учреждения, формированием программ, преподавательского состава и набором обслуживающего персонала. Задачи стоят крайне сложные, уже в сентябре планируем провести набор в группы по предпрофессиональному дополнительному образованию. Из Ростова в Крым ежедневное авиасообщение, лететь меньше часа, поэтому совмещать удается.

— Вспоминаете ли вы Новосибирск? Следите ли за тем, каковы дела у ваших бывших коллег?

— Новосибирск для нас с Леной останется навсегда родным. То же касается и театра. Конечно же, следим! Общаемся с коллегами и жителями города, стараемся быть в курсе новостей.

***

Во время разговора с Иваном Кузнецовым меня неотступно преследовала одна мысль: ведь, по сути, этот талантливый молодой человек мог бы стать первым за многие годы «родным» художественным руководителем нашей новосибирской балетной труппы. В нем совмещены нацеленность на результат (это у него и от автогонок, наверное), требовательность, отличная школа и прекрасный художественный вкус. Быть звездой на сцене и руководителем за кулисами это не одно и то же, но Ивану в жизни удавалось и то, и это. Но пока вот не срослось. Лично мне очень бы этого хотелось, но остается только надеется на лучшее. Человек ведь живет надеждой: вдруг у нас все чудесным образом переменится, и наша культура заживет своей совершенно самостоятельной жизнью. Ведь пока что у Ивана Кузнецова отношения с Новосибирском просто поставлены на паузу — он еще не извлек этот диск из своего проигрывателя.

Александр САВИН, специально для «Новой Сибири»

Фото Александра Цилера и Виктора Дмитриева

 

Не пропустите самое важное из жизни балета - подпишитесь на наш телеграм канал - https://t.me/balet24 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *