Гид по Фестивалю “Дягилев. P.S.” 2019 — Балет 24

Гид по Фестивалю “Дягилев. P.S.” 2019

Источник: https://www.diaghilev-ps.ru

X Международный фестиваль искусств “Дягилев. P.S.” 2019

С художественным руководителем фестиваля Натальей Метелицей беседует Наталья Сиверина

Вопрос:

В этом году исполняется сто десять лет дягилевским Ballets Russes и 10 лет вашему фестивалю. Тема юбилейного «Дягилев. P.S. – 2019» заявлена как «Наследие Ballets Russes в XX–XXI столетиях», но строго говоря, эта тема так или иначе, звучит у вас каждый год. Как вы расставили акценты в этом году?

НМ: Точнее тему фестиваля 2019 года можно сформулировать так: наследие Ballets Russes и как с ним работают современные хореографы. У каждого фестиваля есть своя концепция, в частности, наш фестиваль – это фестиваль-размышление, мы размышляем вместе с участниками и вместе с нашей замечательной публикой, и фигура Сергея Дягилева дает нам обширное поле для исследований и раздумий. Причем это очень эмоциональная история, если в «сюжете» с Петипа, который был у нас темой прошлого сезона, много драматических моментов, то история с Дягилевым просто взрывная. Все привыкли считать, что ключевое понятие в истории с Дягилевым – это триумф. Везде можно прочесть о триумфе Русских сезонов, о триумфе русского искусства в Париже. Да, триумф случился, но нельзя забывать насколько сильным было отторжение в начале. Консервативно настроенная критика «награждала» эти балеты такими эпитетами, как «варварские», «вульгарные», их не принимали и не понимали не только критики и публика, но и многие очень глубокие и интересные художники. Образованнейший Александр Бенуа, давний друг Дягилева, которому он доверял, не сразу понял и принял музыку Стравинского, но Дягилева это не смутило, и он продолжил гнуть свою линию. Он и скандалы с неприятием умел обратить себе на пользу, но это другая история. Помимо того, что Дягилев знакомил Европу с русским искусством, он также затягивал в свою орбиту лучших европейских художников, заставляя их работать на свои замыслы. В афишах антрепризы значились такие имена как Морис Равель, Клод Дебюсси, Рихард Штраус, Эрик Сати, Жан Кокто, Пабло Пикассо, Анри Матисс. И, что для нас является ключевым моментом, этот процесс продолжается. Творческое наследие Ballets Russes – источник вдохновения для современных хореографов. Фестиваль в этом году юбилейный, мы проводим его в десятый раз, и напомню, что мы начинали его с посвящения Нижинскому, а «крестным» фестиваля в какой-то степени выступил Джон Ноймаер, который является адептом Ballets Russes, бесконечно увлечен фигурой Нижинского, коллекционирует его рисунки, и вообще все, что с ним связано. В 2012 году мы привозили часть этой коллекции и делали выставку, а спектаклем «Нижинский» Ноймаера в 2009 году открылся Первый фестиваль.

Вопрос: В этом году тему посвящения Нижинскому вы отдали Балету Монте-Карло, который в конце 2018 года выпустил премьеру «В компании Нижинского» – программу из четырех балетов, из которых вы привозите только три, почему вы сделали такой выбор?

НМ: Монте-Карло – это очень существенная составляющая творческой биографии Ballets Russes. С 1923 года труппа Дягилева обрела в Монако свои стены, обрела дом, где можно было спокойно работать. А ведь в истории его антрепризы были эпизоды, когда артистов буквально выгоняли с репетиционной площадки, в частности, такое случилось в России: в 1909 году за месяц до парижской премьеры программы труппу изгнали из Эрмитажного театра, потому что недруги Дягилева убедили Николая II не поддерживать проект. Поэтому важно, чтобы именно труппа Балета Монте-Карло открыла фестиваль. В конце декабря Жан-Кристоф Майо выпустил премьеру En compagnie de Nijinsky – спектакль, сделанный с большим почтением к этой фигуре, и значительный в художественном отношении. Он состоит из четырех балетов, и два из них – мировые премьеры: «Петрушка» Йохана Ингера и «Нравилась ли мне мечта?» на музыку «Послеполуденного отдыха фавна», поставленный Йеруном Вербрюггеном, который является танцовщиком труппы Майо. «Нравилась ли мне мечта?» я не привожу, но мы представим на фестивале «Дафниса и Хлою» Жана-Кристофа Майо, а также «Петрушку» Ингера и «Видение розы» Марко Гёке.

«Дафнис и Хлоя» – не новый спектакль, премьера состоялась в 2010 году, но за это время хореограф сменил акценты. Напоминаю, что в этом балете мы видим две пары любовников, совсем юных Дафниса и Хлою, и вторую более зрелую пару Доркона и Ликэнион. С уходом со сцены его жены и музы выдающейся танцовщицы Бернис Коппьетерс, которая танцевала партию Ликэнион, Майо перенес фокус со взрослой пары на юную, тем более, что теперь Дафниса и Хлою танцуют очень харизматичные артисты Симоне Трибуна и Анхара Баллестерос.

«Видение розы» Марко Гёке поставлен в 2009 году. Сразу скажу, что его фирменный знак – движения, похожие на эстетизированную мелкую тряску, немного «чаплиновские», тогда во время премьеры мне показались очень выразительными, замечательно передающими трагикомизм человеческих взаимоотношений, и мне очень захотелось привезти этот балет. С тех пор я посмотрела еще некоторое количество его балетов, и поняла, что он тиражирует этот прием, что становится немного утомительным, и мой энтузиазм поутих. Но, увидев этот балет в контексте всего спектакля «В компании Нижинского», я решила, что его нужно везти, тем более, что хореограф изменил концепцию Фокина, и у него чувства обуревают как раз Призрака, именно он жаждет любви и страстей, и великолепный танцовщик Даниеле Дельвеккио замечательно передает этот порыв. Этого абсолютно совершенного танцовщика надо обязательно увидеть.

Но самое сильное и самое интересное – это, конечно, мировая премьера «Петрушки» Йохана Ингера. У скандинавов ко всему свой подход, притом, что у них имеется специфическая необходимая база: и «прививка» классикой, и владение контемпорари, но решение всегда получается очень интересное и совершенно неожиданное, я бы сказала «северное». В этом спектакле Ингер перенес всю историю в мир моды, главный герой, которого зовут Сергей Лагерфорд в черном костюме и черных очках – отсылка к фигуре Карла Лагерфельда, а сейчас, с уходом модельера из жизни, конечно же, читается как оммаж этой выдающейся личности. Хотя образ во многом и собирательный, это те художники (вспомним Ива Сен-Лорана), которые строили весь свой мир, отталкиваясь от своих детских кукольных игр. Куклы стали манекенами, у которых кипят свои страсти: ревность, влюбленность, зависть, обиды. И в этом переплетении миров живых и неживых (в финале разбитый манекен Петрушки оживает), материи и духа, пронзительно звучит нота одиночества, уязвимости и страстного желания быть понятым.

Вопрос: Вы как-то сказали, что считаете, что Дягилев буквально заставил Стравинского поверить в себя, и без этой его уверенности, этой открытости новому и без жесткого дягилевского пресса и нажима, не случилась бы «Весна священная». Без этого ключевого для ХХ столетия балета не возможен разговор о вкладе Ballets Russes в искусство. Для программы 2019 вы выбрали очень необычную интерпретацию балета, расскажите, почему выбор пал на этот спектакль?

НМ:«Весна священная» в хореографии – это как «Черный квадрат» Малевича в изобразительном искусстве, это манифест нового языка, появление которого в свое время ошарашило буквально всех, и, можно сказать, «срезало» старый художественный слой. И сегодня эта гениальная музыка Стравинского продолжает вдохновлять смело и парадоксально мыслящих хореографов современности на дерзкие поиски, и конечно, мне очень хочется привозить именно такие спектакли. Я буквально охотилась за «Весной священной» Уэйна МакГрегора (балет называется “Afterite”), которую он поставил для ABT (American Ballet Theatre) c Алессандрой Ферри, и даже провела переговоры, но финансовые условия согласовать не удалось, для нас это оказалось неподъемной историей. Была еще попытка привезти этот же спектакль МакГрегора труппой Датского королевского балета, но здесь нам не удалось вписаться в их график, они с сентября по май не выезжают. Дада Мазило, невероятную «Жизель» которой все хорошо помнят по фестивалю 2018 года, говорила о намерении поставить этот балет, но пока не случилось, и мы будем ждать, потому что это, конечно, ее тема. Возвращаясь к МакГрегору, напомню, что он в 2013 году должен был ставить «Весну священную» в Большом театре в Москве, но отказался, по не вполне понятной причине на фоне истории с нападением на Сергея Филина. Это был год столетия «Весны священной», был запланирован фестиваль, посвященный этой дате, и тогда постановку в Большом театре осуществила Татьяна Баганова, к сожалению, спектакль в репертуаре продержался недолго.

Но все-таки к нам приедет, вы совершенно правы, очень необычная «Весна священная» –постановка легендарного мастера ирландского танца, лауреата множества международных премий в области танца, бывшего солиста ансамбля Riverdance профессора Брендана де Галли, которую он сделал со своей танцевальной компанией Eriu. В 2012 году спектакль открывал фестиваль современного искусства в городе Килкенни. История посвящена Пасхальному восстанию в Дублине, которое происходило в 1916 году, и надо сказать, что нам спектакль предлагали привезти в 2017 году, чтобы провести некие параллели с революцией 1917 года. Но вот получилось только сейчас. Это история о людях естественных, страстных, чувственных, религиозных. Премьера происходила на соборной площади в присутствии пятнадцати тысяч зрителей, и это в некотором роде возвращение к жанру мистерии. Танцует очень молодая труппа, в основе хореографии ирландский народный танец степданс. Хочу сразу сказать, что мы не можем повторить масштаб премьеры, где были задействованы строительные краны и другая специальная техника, так как в спектакле много что выстроено по вертикали, и в центре концепции – идея двойственности личности и стремящегося вверх человека. Сейчас труппа перерабатывает спектакль специально под сцену ТЮЗа, где достаточно высокий купол, поэтому вертикали останутся, но с поправкой на закрытое помещение. Технически все непросто, но мы очень хотим показать этот балет, потому что это завораживающее зрелище. В связи с Бренданом де Галли, который обладает докторской научной степенью в области ирландской народной культуры и танца, не могу не отметить такую тенденцию: большинство хореографов теперь интеллектуалы, обладатели научных степеней, эти люди работают не только по наитию, у них серьезный образовательный фундамент. Здесь просматривается явная параллель с творцами Русских сезонов, многие из которые были большими интеллектуалами, в частности Фокин, Бенуа и Баланчин.

Второй спектакль этого вечера в ТЮЗе – «Свадебка» Татьяны Багановой. Работа, созданная в 2000 году для труппы «Провинциальные танцы» в Екатеринбурге, стала сенсацией и в том же году получила высшую российскую театральную премию «Золотая маска», потому что в тот момент с этой постановкой ничто не могло сравниться. Это феномен в современном российском балете, этим спектаклем Баганова заявила о себе как мощнейший хореограф. Спектакль не танцевали 20 лет, но его сохранили и специально для нас вернули на сцену, конечно, с уже другой труппой. Нам хочется показать этот спектакль именно в паре с ирландским, потому что обе постановки исследуют языческий мир, кельтский и соответственно древнеславянский. Северные обрядовые традиции, жестокой древний мир, помолвка, когда Он отрезает Ей косу, символ женской красоты, подчиняет себе, забирает ее силу, чтобы сделать частью себя. Это жестокая история, и мне кажется, что у Стравинского именно такая музыка и написана, но Татьяна Баганова эту идею усиливает, у нее получается особенно трагически и бескомпромиссно.

Вопрос: В прошлом сезоне неожиданной сенсацией стал открывший фестиваль спектакль «Баядерка. Пространство иллюзии» японской танцевальной компании Noism. В этом году, кажется, нас опять ждет сенсационная работа из Японии?

НМ: Тут немного другая история, все-таки «Баядерка. Пространство иллюзии» имела более прямое отношение к наследию Петипа, а спектакль «Идиот» Сабуро Тешигавары как раз формально не имеет отношения к репертуару Ballets Russes, но по уровню новации, по тому, как это сделано, это абсолютно дягилевский феномен. Поставлен этот спектакль в 2018 году, премьера состоялась осенью в театре Шайо в Париже, то есть совсем недавно, подчеркну, что нам с большим трудом удалось договориться с Тешигаварой, и то, что он согласился – большая удача. Что это будет? 67-летний танцовщик и хореограф час пятнадцать будет танцевать практически один, с одной партнершей – таким универсальным воплощением женщины, не только Настасьи Филипповны. А в образе, который представляет Тешигавара, собрано несколько противоречивых персонажей, он и князь Мышкин, и Рогожин. Артист размышляет и даже медитирует на наших глазах, какое-то непродолжительное время он входит в эту историю, а потом возникает музыкальная тема – «Забытый вальс» Шостаковича, это простая, но невероятно выразительная музыка, которая буквально рвет душу. По силе воздействия на чувства можно провести параллель с музыкой Стравинского. Повторяющаяся мелодия, эдакая шарманка, но от звуков которой перехватывает дыхание, и при этом ты не можешь оторвать глаза от сцены, а этот человек творит чудо, играет не сюжет, а подсознание героя. Минимализм его танца потрясает, он одновременно отрешен и беспредельно экспрессивен. Тешигавара – уникальное явление, художник-универсал, открытый всем стилям. Он говорит, что знал о том, что невозможно создать хореографический аналог романа Достоевского, но именно эта невозможность стала для него ключом для создания произведения. Ну, с чем еще сравнить? Это как разбитое зеркало, нечто, собранное из осколков, они не все на своем месте, но в результате смысл прочитывается, грандиозная история в минималистской форме, рассказанная одним человеком. Его хореографический язык включает классический балет, буто и элементы свободного танца, по первой профессии он художник, сам придумывает свет и костюмы. Еще в балете звучит музыка Дебюсси и Баха. Большая радость для нас, что мы не только убедили его приехать, а еще и уговорили встретиться после спектакля с публикой, потому что он очень закрытая личность.

Вопрос: Какие номера вы бы выделили, в программе, которую привозит Наталья Осипова?

НМ:Программа «Чистый танец» придумана и собрана Натальей Осиповой, она выступает в качестве ее творческого продюсера, и воспринимать программу нужно как целостное высказывание. В 2016 году она поработала с замечательной британской компанией Sadler’s Wells, с которой, кстати, наш Фестиваль является сопродюсером «АвтоБИОграфии» МакГрегора (2017). Британцы видят в нас своих партнеров, и поэтому, когда у них появляется что-то новое и интересное, они в первую очередь сообщают нам. В 2018 году они предложили Наталье Осиповой сделать программу, выбрать хореографов, танцовщиков и темы, которые ей интересны. Я хочу подчеркнуть, что Осипова танцевала у нас в первом сезоне фестиваля, тогда мы привозили балет Большого театра «Русские сезоны» в постановке Ратманского на музыку Леонида Десятникова, и Наталья Осипова была одной из солисток. Вадим Гаевский в тот раз обратил мое внимание на Осипову, сказав, что за этой танцовщицей будущее и что из нее вырастет выдающаяся балерина. И вот спустя 10 лет мы опять встречаемся, но теперь это уже всемирно признанная звезда со своим выбором. Танцевать ей хочется о любви, об отношениях женщины и мужчины, это, казалось бы, вечная история, но она вносит в нее свою расстановку акцентов. Начало программы – «Опавшие листья» на музыку Дворжака, номер, поставленный в ABT в 1975 году Энтони Тюдором. Этот британец, ныне покойный, работал в Америке, его хореография вся соткана из деликатных нюансов, абсолютное кружево. Танцевать Наталья будет с Дэвидом Холбергом, блестящим танцовщиком, сегодняшним премьером Большого театра и приглашенным премьером ABT. Хочу остановиться на этом имени отдельно, Холберг – ученик Клод Бесси, легендарной танцовщицы и директрисы балетной школы Парижской Оперы, отсюда у него такая совершенная техника, что называется «французские ноги», то есть очень сильные «стальные» пальцы ног, он танцует в России и Америке, и многое взял от американской и русской школ, и, к тому же, это очень интеллектуальный артист.

Следующий номер – «Трепет» в постановке Ивана Переса – исследование ощущений двух влюбленных душ и тел. Будучи танцовщиком, Перес работал с Иржи Килианом, Матсом Эком и практически со всеми выдающимися хореографами ХХ века. Для «Трепета» он взял музыку композитора-минималиста Нико Мьюли, ученика Филипа Гласса. Опус называется «Родной язык», это звуковой фон женских голосов, которые произносят цифры из адресов, где проживал композитор. То есть «Трепет» – это своеобразный архив воспоминаний, и музыка тоже об этом. Мьюли – композитор, который работает в самых разных жанрах: пишет музыку для балетов, театральных постановок, написал оперу, но также сотрудничал с Бьорк и делал аранжировки для рок-групп. Он настоящий новатор, и выбор Осиповой такой музыки, безусловно, очень в стиле Дягилева, потому что это нечто неизведанное. Партнером Осиповой будет Джонатан Годдард, тоже очень примечательный артист, который танцует в стиле contemporary dance, много ставит как хореограф, и также работает в драматических спектаклях с ведущими современными артистами в качестве постановщика сценического движения. В частности, работал в команде, которая в 2016 году поставила знаменитый спектакль «Антоний и Клеопатра» с Рейфом Файнсом. Кстати, и в том же году Годдард дебютировал как танцовщик на сцене Ковент-Гарден, и это была роль в так называемой «танцевальной опере» «Ужасные дети» по мотивам романа Жана Кокто на музыку Филиппа Гласса, которого я только что упоминала, и который, помимо всего, написал трилогию, вдохновившись произведениями Кокто. Мы немного отошли от темы, но Кокто – это имя из дягилевского круга, и для меня, как историка театра, когда речь заходит о новаторах в современном искусстве, такие параллели очень интересны. Следующий номер «Чистый танец» Ратманский специально сделал для Осиповой, и признался, что эту музыку – «Грустный вальс» Сибелиуса сам когда-то хотел станцевать. Номер трагический, вальс был сочинен к пьесе Арвида Ярнефельта «Смерть», точнее к одной сцене этой пьесы, это всего 202 такта, написанные для струнного ансамбля, большого барабана и колокола «в темпе медленного вальса». Они танцуют не по сюжету пьесы, но тема смерти присутствует, партнер (Дэвид Холберг) как будто затанцовывает Возлюбленную до полусмерти.

Номер «Шесть лет спустя», как можно догадаться из названия, о встрече мужчины и женщины, поставлен на музыку Лунной сонаты Бетховена и композиции Reflections of my life шотландской группы Marmalade. Это композиция 1969 года, тогда она была хитом, но и теперь довольно известна, и звучит в нескольких фильмах, снятых уже в 2000-е годы. Постановщик – израильский танцовщик и хореограф Рой Ассаф, который танцевал шесть лет в парижской труппе Эмануэля Гатта, потом стал ставить самостоятельно в Европе и Израиле, Ассаф сейчас работает в труппе «Бат-Шева». И, продолжая тему того, что современные хореографы, и, в частности, участники нашего фестиваля, владеют самыми разными умениями и навыками, не могу не упомянуть, что Рой Ассаф служил в десантных войсках. Премьера балета «Шесть лет спустя» состоялась в 2011 году. В России его танцуют Марат Шемиунов и Ирина Перрен. Специально для этого дуэта Рой Ассаф в России поставил балет «Гамма» на музыку Олега Каравайчука (2017).

«Шесть лет спустя» по жанру близок к драм-балету, Ассафу всегда важен сюжет, важно наполнить действие психологическими отношениями. У него в этом спектакле, безусловно, есть и чувственность, и, что в этом сюжете важно – присутствует «химия» между героями, а Осипова ведь как раз умеет быть чувственной, когда они с Иваном Васильевым танцевали, зал буквально замирал. В этом номере партнером Осиповой выступает еще один танцовщик contemporary dance Джейсон Киттельбергер, с которым она уже работала в первом проекте для Sadler’s Wells, и она сама отметила в интервью газете «КоммерсантЪ», что Киттельбергер в первую очередь «танцовщик чувственный и эмоциональный».

Также в программе этого вечера два сольных номера. Холберг будет танцевать номер «In Absentia», поставленный датским хореографом Кимом Брандструпом на музыку 1-й части Чаконны Баха, Осипова номер «Аve Maria» на музыку Шуберта, который был специально для нее поставлен японским хореографом Йоко Оиши, вдохновленной, по собственным ее словам «женской сущностью Наташи». В заключение отмечу, что программа сложная, отчасти неожиданная, в ней балерина исследует и нюансы человеческих взаимоотношений, и виды танца, которые ей доступны, то есть выкладывается на все сто.

Вопрос: У спектакля «Кармен» весьма необычное определение жанра «драма-опера-балет».

НМ:«Кармен» в программе Фестиваля возникла совершенно спонтанно, в тот момент, когда уже все было сверстано и собрано. Да, главное для нас в этом спектакле, созданном в рамках фестиваля «Черешневый лес», – его полиформа, это опера, драма и балет, завязанные в единое целое. Это очень интересное направление поиска, нам всегда интересен эксперимент. И мы должны дать публике возможность увидеть и оценить то, что получилось у продюсера Павла Каплевича, режиссера Максима Диденко и хореографа Владимира Варнавы.

Традиционно в рамках фестиваля пройдет научная конференция. В этом году – «Наследие “Русских сезонов” в ХХ– ХХI веках». Итог нашей десятилетней деятельности мы подведем в фотовыставке «Десять лет. Лица фестиваля». И наконец, фестиваль завершится творческой встречей с Матсом Эком и Аной Лагуной на новой площадке, в Учебном театре Академии танца Бориса Эйфмана. На этой новой молодой сцене легендарный творческий дуэт станцует две хореографические миниатюры – Axe («Топор»), которую вы могли видеть в программе фестиваля «Context» несколько лет назад, и новое произведение Memory («Память»). Кроме того, мы покажем фильм «Старуха и дверь», где танцует мать Эка – Биргит Кульберг, знаменитая танцовщица и основательница труппы «Кульберг-балет», которой впоследствии руководил Матс Эк, и несколько фрагментов из фильмов-балетов того времени, когда Ана Лагуна была в расцвете творческих сил: юная в «Доме Бернарды Альбы» (1978), зрелая в «Кармен» (1994) и в роли Кормилицы в «Джульетте и Ромео» (2013, Шведская королевская опера), которая стала последней ролью танцовщицы на академической сцене.

Memory repetitioner på Skånes Dansteater;Mats Ek och Ana Laguna;september 2016;

Не пропустите самое важное из жизни балета - подпишитесь на наш телеграм канал - https://t.me/balet24

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *