Helsingin Sanomat (Финляндия): четыре года тело Марко Юусела было объектом критики, но сейчас 19-летний юноша — первый финский танцор Мариинского театра — Балет 24

Helsingin Sanomat (Финляндия): четыре года тело Марко Юусела было объектом критики, но сейчас 19-летний юноша — первый финский танцор Мариинского театра

Источник: https://inosmi.ru

Финский танцор, который считает, что он — «дитя балетного мира», уехал из дома ради учебы уже в 14 лет. Отправляясь в Россию в 15 лет, Марко Юусела знал только русский алфавит.

«Нет! Все снова», — говорит Марко Юусела (Marko Juusela) сразу же после того, как фотограф делает снимок.

Танцор мгновенно заметил свою ошибку и быстро ее исправил. Таков характер воспитанника знаменитой балетной школы Санкт-Петербурга — Академии русского балета А.Я. Вагановой, а теперь и первого финского танцора столь же знаменитого Мариинского театра.

«Если не получу предложение из Мариинского театра или Большого театра. Таким грандиозным театрам нельзя отказывать», — сказал Марко Юусела в интервью «Хельсингин саномат» (Helsingin Sanomat) в апреле 2018 года.

И предложение поступило. Оно не только польстило, но и успокоило Марко. В Европе отбор в театры начинается перед Рождеством и длится до января-февраля. Для выпускников Академии Вагановой отбор в театры начинается непосредственно перед завершением обучения в июне.

«Я долго не знал, что буду делать в следующем году. Получив предложение, сразу выдохнул: я прошел. Да еще и в Мариинский, туда все хотят», — говорит Марко Юусела.

19-летний танцор относится к своему будущему очень спокойно.

«Если все получится и в Мариинском театре, я всем придусь по нраву, то я смогу там долго проработать. А если ничего не выйдет, то я всегда смогу уйти».

Юусела окончил Академию Вагановой в конце июня, после чего танцор вернулся в Финляндию. Однако долго отдыхать или просто побыть на родине не получилось. Летом Марко Юусела танцевал в разных странах Европы — например, на летних курсах в немецком Дрездене и на занятиях в Лондоне.

«Я стараюсь оставаться в форме», — говорит Юусела.

Поддерживать форму важно, ведь в сентябре в Санкт-Петербурге он перейдет из-под крыла «балетного родителя» к более самостоятельной работе.

«Во время учебы преподаватель следит за тем, чтобы ты все делал правильно, заботится о танцоре. Думает не только о балетных вопросах, но и, к примеру, о том, что можно есть и что нельзя. Там (в Мариинском театре) у меня нет никого, кто бы меня контролировал», — говорит Юусела.

Правда, с преподавателем можно поддерживать отношения и сейчас, и Юусела надеется на частные занятия. Однако ошибки, как правило, надо замечать и исправлять самостоятельно.

«Первый год немного напоминает тест: все ли ты выучил», — говорит Юусела.

Юусела учился дни напролет, с утра и до восьми-десяти вечера.

«Прошлый год был очень насыщенным. Вечером я шел домой, ел, думал о том, что исправил сегодня и что буду исправлять завтра, шел спать. Следующий день был абсолютно таким же», — говорит Марко Юусела.

Во время учебы Марко получал много комментариев по поводу своего тела. Однако он не думает, что это сильно на него давило.

«В определенной степени я испытываю больше стресса в отношении своего внешнего вида в обычной одежде и в обычной жизни, чем в балете. Когда танцуешь уже долго, знаешь свои ошибки и последние четыре года ежедневно стараешься их исправить, смотреть на свои движения в зеркале становится легче. Ошибки будут всегда, но когда знаешь, что делаешь все, что можешь, думаешь, что и это, пожалуй, можно будет со временем исправить», — говорит Юусела.

Постороннему разговоры об ошибках кажутся ужасными. Однако у профессионального танцора, по мнению Марко Юусела, развивается особый образ мышления.

«Когда я иду в студию или обдумываю дома исправления, я мыслю совсем иначе, чем во внерабочее время. Сначала эту грань, наверное, тяжело провести, но с возрастом приходится этому учиться», — говорит Юусела.

 

Академия Вагановой готовит своих учеников не только на занятиях, но и на профессиональных выступлениях. Учащиеся выступают в Санкт-Петербурге и ездят на гастроли за границу.

«В Японии невероятная культура поклонников. Зрители очень долго ждали нас после выступления», — с восторгом рассказывает Марко Юусела.

Для танцора положительная реакция аудитории — как топливо. Эту энергию Марко получает не только лично, но и в Инстаграме.

«Иногда после выступления ты совсем разбит и ничего больше не можешь делать. Когда в такой момент появляется вдохновляющий комментарий в Инстаграме — это просто прекрасно».

Пока самой важной своей ролью Юусела считает партию принца в балете «Щелкунчик», которую он танцевал в Академии Вагановой в течение двух лет.

«Всегда, когда танцуешь какую-нибудь партию впервые, случаются небольшие ошибки, танцор испытывает сильное волнение. Но когда уже раньше выходил с этой партией, ты уже знаешь, как к ней готовиться и что тебе предстоит. Тогда вжиться легче», — считает Марко Юусела.

 Опыт и пищу для размышлений Юусела получает и в других видах искусства.

«Изучая другие виды искусства, начинаешь лучше понимать балетные сюжеты и трактовать роли, это повышает ценность танца», — говорит Юусела.

Богатый мир культуры Санкт-Петербурга открылся Юусела только спустя два учебных года.

«У меня был преподаватель, который советовал, в какие театры, на какой балет и в какие музеи стоит ходить. Если хочешь вдохновиться искусством, Санкт-Петербург — замечательное место», — говорит Юусела.

Престижность искусства и танца проявляется в Санкт-Петербурге, к примеру, в том, что балет — распространенная тема для разговора, и не только у тех, кто связан с балетом по работе.

«Мои русские друзья — не танцоры, но они могут представить себе мои будни, потому что в России балет очень популярен, и люди много о нем знают», — рассказывает Юусела.

Слова Юусела о друзьях — «не танцорах», говорят о том, как вид искусства формирует жизнь человека, включая круг его друзей.

«Я — дитя балетного мира. Мне очень легко болтать с другими профессионалами, потому что они все проходят через одно и то же и знают, каково это — быть танцором. Большая часть танцоров, с которыми я общался — такие же, как и я», — говорит Юусела.

В будущем Юусела также хотел бы работать, к примеру, в Великобритании, Центральной Европе или странах Северной Европы. Масштабы кажутся большими, но Юусела напоминает, что в балете имеет смысл быть открытым, в том числе, потому, что специалисты в этой сфере постоянно меняются.

«Художественные руководители меняются, регулярно приходят новые хореографы. В такой ситуации важно следить за происходящим», — говорит Юусела.

Готовность начать что-то абсолютно новое появилась у Юусела очень рано: ради учебы он уехал из дома уже в 14 лет. Отправляясь в Россию в 15 лет, Марко Юусела знал только русский алфавит.

 «Когда ты молод, к переменам можно приспособиться очень быстро. Только в более взрослом возрасте начинаешь обдумывать свои решения тщательнее, не бросаешься с места в карьер», — говорит Марко Юусела.

Танцор по-прежнему склонен «почти безрассудно» соглашаться на новые предложения, но близкие могут посоветовать обдумать их еще раз. Да и решения, принятые раньше, позже предстают совсем в другом свете.

«Если бы мой 13-летний ребенок заявил, что один уезжает жить в Хельсинки, я бы ответил ему, что никуда он не поедет», — говорит Юусела и смеется.

Санкт-Петербург, где Юусела учился и теперь будет работать, к счастью, находится невероятно близко к родному дому.

«Из Хельсинки дорога занимает всего 3,5 часа! Санкт-Петербург ближе к Наантали, чем, например, Оулу», — объясняет Марко Юусела.

 

Не пропустите самое важное из жизни балета - подпишитесь на наш телеграм канал - https://t.me/balet24

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *