Константин Уральский: балет «Андрей Рублёв» — размышление о русской культуре. Интервью — Балет 24

Константин Уральский: балет «Андрей Рублёв» — размышление о русской культуре. Интервью

Источник: https://ast-news.ru

Второго октября на сцене Астраханского театра оперы и балета будет показан уникальный, по сути, и воплощению балет «Андрей Рублёв» на музыку Валерия Кикты. Мировая премьера балета состоялась в мае 2016 года.

Автором либретто и постановщиком этого яркого спектакля стал главный балетмейстер театра, заслуженный артист РФ Константин Уральский. AST-NEWS.ru поговорил с Константином Семёновичем о балете «Андрей Рублёв», который является в российском театральном мире своеобразной визитной карточкой руководителя балетной труппы театра.

AST-NEWS.ru: Что вас побудило обратиться к личности Преподобного Андрея Рублёва и создать одноимённый балет?

Константин УРАЛЬСКИЙ: Идея создать спектакль об Андрее Рублёве возникла много лет назад. Она появилась внезапно, как откровение, как послание, своего рода избрание. Личность великого русского иконописца легендарна. До нас дошло не так много достоверных документальных свидетельств о его жизни. Наглядным и ощутимым являются лишь плоды его творчества.

В какой-то степени – это собирательный образ. Преподобный Андрей Рублёв для меня – один из отцов основателей русской культуры. В то время зарождалась новая веха в истории Руси. Художники в те времена существовали при церкви, часто в монашестве, поэтому писание икон было той ветвью, по которой они могли развиваться.

Мы не можем знать буквально подробностей его становления и мотивов, побудивших к творчеству. Но мне была всегда интересна личность этого человека. Как известно, в те далёкие времена церкви и монастыри были не только духовными, но и культурными центрами, художники-иконописцы создавали свои произведения через призму религии.

Преподобный Андрей Рублёв является создателем направления русской православной живописи - ранее до него не существовавшего. Иконы Рублёва светлые, зовущие, не давящие, что были созданы до него. Через его работы можно проследить, какой мощный рывок из тёмного средневековья в вечность он совершил своим творчеством.

Эта тема буквально захлестнула меня, и через неё я пытался передать много разного образного материала о русском человеке, постепенном росте и изменениях нашей культуры.

- Ваше обращение к личности и творческому наследию Преподобного Андрея Рублёва наверняка было принято в обществе не однозначно?

- Я не ставил перед собой задачи делать спектакль о христианстве и православии, прежде всего в нём идёт речь о русской культуре. Но тема религии, естественно, поднимается в балете, так как в центре стоит образ Преподобного Андрея Рублёва, почитаемого русского святого. И сама идея создания такого спектакля не могла ни вызвать вопросов у представителей русской православной церкви.

Я встречался с тогдашним митрополитом Астраханским и Камызякским Ионой и настоятелем Покровского собора отцом Михаилом. Они поведали мне о своих сомнениях, связанных с постановкой балета о Преподобном Андрее Рублёве. Чуть позже я познакомился с епископом Ахтубинским и Енотаевским Антонием. Они вместе с отцом Михаилом пришли в наш театр по моему приглашению.

 

Тогда и завязался диалог, а позднее дружба с Владыкой Антонием. Он оказался замечательным, глубочайшим человеком! Изначальное беспокойство священнослужителя о том, что моя трактовка сакрального для православных образа будет плакатной, быстро развеялась. Я сказал епископу Антонию, пожалуйста, я открыт для диалога, единственное, чего я не могу, это впустить вас в свою голову, пока спектакль не родится.

Мы много ходили с Владыкой по театру, я рассказывал ему о нашей работе, показывал костюмы, которые создавались специально для этого спектакля, ему были интересны все детали создаваемого нами действа. Епископ Антоний присутствовал на нескольких наших репетициях.

А показывая Владыке макет декорации спектакля в своём кабинете, рассказал, как мы с художником-постановщиком Никитой Ткачуком и художником по костюмам Еленой Нецветаевой-Долгалёвой ездили в Спасо-Андроников монастырь. Тогда мы долго и увлечённо работали вместе над сценографией и костюмами, искали правильные тона и краски. И эта поездка нам очень помогла проникнуться особым духом эпохи.

У нас на сцене протекает настоящий живой ручей, а через него перекинут мостик. Так вот, однажды, епископ Антоний, долго слушая меня, в конце нашей беседы сказал: «У вас в спектакле есть мостик, так давайте строить его вместе!». Было ощущение, что эти слова спустились сверху. Мы сразу поняли, что тот путь, которым мы идём – правильный.

Владыка Антоний два раза встречался с труппой и рассказывал о монашестве, о Троице, его приходили слушать многие артисты и сотрудники театра. Он стал духовным отцом нашего спектакля, за что я очень ему благодарен.

- Как зарождался спектакль и как вам удалось добиться такой многоплановости в его повествовании?

- Идеи для спектакля возникали постепенно, ведь художник не компьютер, который может просчитать все свои шаги заранее. Порой творческие идеи идут через некий канал свыше, ведь невозможно некоторые вещи объяснить логически.

В моём творчестве никогда не было плакатности - когда хочется один раз посмотреть и забыть. Для меня не интересен такой подход, тем более когда берёшься за глубокую философскую тему. Мы говорим о фигуре Андрея Рублёва не только как о святом, а главным образом, как об одном из прародителей русской культуры, основы которой и закладывались в те времена.

Любое произведение имеет несколько пластов. В нашем спектакле много тем, начиная от настоящего ручья на сцене, переходящего в образы Ручья, исполняемые нашими замечательными солистами.

Это спектакль о Руси, о русской культуре – и я рад, что столько людей чувствует себя сопричастными, в нём говорится о вечных ценностях вне зависимости от вероисповедания.

 

- Как Вам удалось в таком совершенстве воплотить задуманное?

- В любом художественном замысле должны сойтись все его составляющие элементы и сложиться определённые обстоятельства. Случилось так, что в Астрахани приняли мою идею. И мы обратились к композитору, с просьбой написать музыкальную партитуру. Мой друг, композитор Валерий Кикта, проникся общей идеей замысла и написал великолепную музыку.

А многоплановым спектакль получился ещё и потому, что все его создатели подошли к нему с глубоким чувством, потому что без этого лучше не браться за задуманное.

Я очень рад, что работал в творческом союзе с большим музыкантом и замечательным дирижёром Валерием Ворониным, который как художественный руководитель театра принял мою идею.

В нашем театре мы сделали совместно с Валерием Владимировичем десять работ, в их числе два спектакля, для которых специально была заказана музыка. («Андрей Рублёв» В. Кикта и «Вини-Пух» С. Дягелев - ред.)

Я очень счастливый человек, так как не знаю, кто ещё из хореографов может сегодня похвастаться, что по его либретто написано шесть уникальных музыкальных партитур. Сейчас это очень редкое явление, чтобы композитору заказывали музыку. Я очень рад, что совместно с художественным руководителем Астраханского театра оперы и балета Валерием Ворониным мы проводим эту тему.

Это, прежде всего, создание уникального репертуара театра, определённой атмосферы. Конечно же, существует много готовых замечательных балетных партитур, но нужно развиваться и идти вперёд, а не жить только тем, что было написано ранее.

- Наверняка, многие зрители и критики сравнивали ваш балет с фильмом Тарковского «Андрей Рублёв»?

- Я не ставил свой балет по фильму Андрея Тарковского. Появление этого фильма на экраны в своё время было очень бурным и дало дополнительный толчок популяризации имени Андрея Рублёва. Именно этот гениальный фильм вызвал массовый интерес к его фигуре.

Но мы имели с Тарковским абсолютно разные подходы. Я хотел говорить о светлом. В его картине всё более серое и тяжёлое, как, наверное, и было в ту эпоху. Он как художник взял свою тему и выбрал то, что он хотел показать, передать, чем поделиться.

У меня совсем другая тема, мы абсолютно не связаны с ним в своём начале. Не исключено, что через какое-то время появится художник, которого заинтересует этот период и он поставит, например, драматический спектакль или напишет полотно об Андрее Рублёве. Но он возьмёт свою тему, ведь очень неправильно всё время копировать что-то известное и следовать по уже проложенному кем-то пути.

В искусстве всегда есть те, кто задаёт тему, направление и те, кто за ними следует. Это может быть целый отряд последователей с хорошими или не плохими произведениями. Но повторяя чужие темы, находясь под влиянием, такие деятели не создают ничего нового, в крайнем случае, что-то любопытное.

Я работал в Большом театре с Юрием Николаевичем Григоровичем, человеком, который задал новый этап в развитии русского, тогда советского балета. Он поднял его совершенно на другую ступень. Новаторство великого хореографа было основано на глубоких знаниях школы и традиций. При этом, в тот момент было создано множество балетов других постановщиков, явно следующих по направлению Григоровича. Среди них были как интересные произведения, так и посредственные.

Существуют единицы творцов, способных формировать свой собственный стиль. Настоящий художник, образно выражаясь, всегда должен стремиться попасть в центр мишени. Но далеко не у всех, пусть даже достойных мастеров получается попасть в то самое «яблочко», к чему я всегда стремлюсь.

Моё направление – это, прежде всего, попытка делать что-то очень глубокое, важное, избегая поверхностного и сиюминутного.

- Какой аудитории будет интересен балет «Андрей Рублёв»? И должен ли зритель быть к нему подготовлен?

- Балет «Андрей Рублёв» о нас, он для всех и для каждого! В нём повествуется о нашем прошлом и нашем настоящем, несмотря то, что там нет сегодняшнего дня, он очень современен. В нём затронута тема изменения человеческого сознания в период объединения Руси.

Для меня подготовленный зритель — это тот человек, который пришёл в театр, открытый к восприятию того, что ему покажут именно сегодня. Ведь как бывает, приходит на спектакль образованный, интеллигентный человек, даже театрал, но сегодня он не пообедал или поругался с начальником – и в результате, он закрыт к восприятию, ему трудно будет сидеть на спектакле и бороться с самим собой. Закрытый зритель – это человек, который приходит в театр с точным образом того, что он себе уже представил или видел ранее.

Я наблюдал, как наш балет с интересом смотрели и маленькие дети, и пожилые люди, и молодёжь. Балет «Андрей Рублёв» - для зрителя любых возрастов, национальностей и вероисповеданий. Каждый в этом спектакле увидит что-то своё!

 

- Создалось впечатление, что балет «Андрей Рублёв» мог бы быть прекрасной демонстрацией достижений современной российской хореографии и представлять нашу страну за рубежом. Какова вообще гастрольная судьба этого спектакля?

- Несмотря на то, что этот спектакль о давно минувших временах нашей родины, он решён современными средствами сегодняшнего балетного театра. Это касается и сценографии, и хореографических приёмов. Я абсолютно с вами согласен, что «Андрей Рублёв» был бы очень интересен для представления современного российского балетного искусства. Ну, пока этого не случилось.

Очень жду, когда наш спектакль получит большую известность за пределами Астрахани. Но все мы знаем, что гастроли вещь непростая, дорогостоящая и требующая большой подготовки. Мне бы очень хотелось показать его ни сколько за рубежом или в Москве, как провезти его по нашей стране.

Я знаю руководителей нескольких российских театров, которые видели «Андрея Рублёва» и желали бы привезти наш балет в свои театры. Я очень надеюсь, что это когда-нибудь произойдёт.

Каждый балет, как ребёнок, у каждого своя судьба. В моём багаже более 30 спектаклей и никогда невозможно угадать, каким образом сложится жизнь того или иного произведения.

- Солисты астраханского балета говорили, что их работа в «Андрее Рублёве» является определённой вехой в жизни. Были ли они соавторами этого спектакля? И как, на ваш взгляд, артисты справились с поставленными перед ними задачами в раскрытии таких разных, но друг друга дополняющих образов?

- Создание балета «Андрей Рублёв» — это большой этап в моей жизни. Конечно, я делился своими идеями и переживаниями со своими соавторами-постановщиками и, конечно, с артистами. Я вообще не верю в спектакль, как в набор движений или композиций мизансцен.

Приходя в репетиционный зал с определённой энергией, ты должен создать атмосферу творчества. И передать всё то, что находится в твоей голове, в твоём теле своим артистам. Они заражаются этой идеей и идут вместе с тобой в произведение. Я не верю в постановки, которые не имеют контакта со зрительным залом на уровне художественного произведения.

Я как автор спектакля, естественно должен увлечь всех, кто находится рядом. Именно на репетиции создаётся спектакль, а на премьере происходит прощание с этим процессом и созданное произведение начинает жить своей жизнью.

Артистам было не просто войти в такой спектакль. Антон Пестехин сделал потрясающую работу в образе Андрея Рублёва, над которым мы очень долго работали. Тут я должен поблагодарить своего друга и ассистента, человека, который всегда рядом, Юрия Ромашко – блистательного репетитора и хореографа. Который очень помог и мне и Антону найти нужные моменты в движениях, заданных в хореографии.

Антон Пестехин внешне очень подходит под этот образ и для него эта была переломная роль. После этого спектакля он стал по-другому танцевать. Это тот случай, когда ключевая роль меняет многое в твоей жизни.

На премьере вторым исполнителем был Алексей Любимов, приглашённый артист из Московского академического Музыкального театра Станиславского и Немировича-Данченко. Он прочитал образ совсем по-другому и сделал своего Рублёва.

Позже в эту роль ввёлся Даниил Соколов. Это была прекрасная работа Дани – мне вообще очень важно, чтобы артисты не копировали друг друга, а исходили из заданного мною направления, превращая его в свою эмоцию.

В спектакле очень важна роль Юродивого. У меня просто нет эпитетов, чтобы рассказать какую работу сделал тут Максим Мельников. Он достоин высшей похвалы! Максим создал великолепную роль – это надо видеть, словами этого не передать: каждый жест, каждый взгляд, поворот головы. То, как он перевоплотился, как он нашёл именно те краски, которые мне именно и хотелось видеть - так глубоко смотрится эта далеко не второстепенная роль!

 

Мне очень ценно, что артисты нашей труппы приняли то, что нет маленьких ролей. Главное — это не «я» на сцене, а «я» как часть этого мира! Поэтому они всегда создают свои взаимоотношения и ищут контакты с партнёрами. Это очень ценно. Я очень благодарен судьбе, что она свела меня с этими людьми, что они смогли приехать работать в Астрахань, и сделать театр таким, каким я его вижу.

Важно то, что в спектакле есть не только живой ручей, но и образ Ручья. Это такой же главный персонаж балета, как и те, о которых было сказано ранее. Партию Ручья исполняют два артиста – девушка и юноша.

Я искал образ русской девчонки и русского парня, несущихся беззаботно, радостно и ярко вперёд по руслу ручья. И как бы жизнь не менялась, остаётся чистая, не испорченная родниковая вода, с которой мы стремимся по жизни, проходя все тягости, войны, смерти, рождения. Некоторые видят в этой аллегории Крещение, омовение, это всё верно. Но для меня Ручей – это то, по чему мы идём к светлому.

И Мария Стец, и Всеволод Табачук нашли нужные краски, прочли мой сложный хореографический текст, им было непривычно входить в роль, танцуя босиком, но, приняв это, они буквально купаются в своих ролях.

Вторым исполнителем Ручья является Артур Альмухаметов, он сделал свой образ лёгким, но попадающим в ту же струю. Артур так же исполняет роль Юродивого, тоже по-своему интересно.

В прошлом сезоне на образ Ручья ввелась начинающая артистка Алёна Таценко, вернее влилась в эту роль со всей своею открытостью, энергией. Я очень рад, что наш спектакль живёт не только первыми исполнителями, а продолжает набирать силу.

Ну и, конечно, не могу ни сказать о кордебалете - о сердце нашего спектакля. Ребята воплощают на сцене и народ, и монахов, и кривых мужиков, и прекрасных девушек. Балетная труппа сделала громадную работу. И сделали это не одни, на сцене у нас задействован хор, который не просто поёт, а несёт ту же задачу, передаёт особое настроение. Я знаю, что артисты хора очень любят этот спектакль и спрашивают, а когда же будет «Андрей Рублёв?».

Совокупность всех наших театральных видов искусства: оркестр с новой партитурой, хор, балет создали такое художественное произведение!

- Насколько известно, скоро балетная труппа театра отправляется на гастроли, расскажите об этом подробнее.

- Да, наша труппа уже в ближайшее время выезжает в большой гастрольный тур по Великобритании. Мы понравились английскому зрителю, приятно видеть, что они следят за нашими успехами и в нашем родном театре, о чём свидетельствует недавняя реакция в соцсетях английских поклонников астраханского балета.

Это будут уже шестые гастроли балетной труппы театра в этой стране. Гастроли мощные, с большим количеством городов и интенсивным графиком выступлений. Наш театр везёт туда три названия – «Лебединое озеро», «Щелкунчик» и «Дон Кихот».

Нас очень высоко оценили как профессиональные английские критики, так и публика. Мне рассказывали, британские зрители спрашивают, когда же приедет астраханский театр? Конечно, нам очень приятно слышать такие слова.

Английские гастроли продлятся около двух месяцев, а по возвращению у нас останется немного времени на подготовку к новому опыту - к гастролям по Франции с версией балета «Щелкунчик», отличающегося от той, что идёт у нас в театре. Для нас это определённый эксперимент, но я абсолютно уверен, что наша балетная труппа покажет себя очень ярко и это будут очень удачные гастроли.

А почти параллельно с этим, чуть позже, мы должны будем в третий раз выступать в Китае. Туда мы повезём наше «Лебединое озеро». Это очень серьёзные гастроли - нас будут ждать крупнейшие площадки в самых больших китайских городах. Мы представим Астраханский театр оперы и балета на очень престижных сценах, где выступают звёзды мирового балета. Для нас — это очень ответственная поездка.

Гастрольный график безусловно очень насыщенный, и, я бы сказал, превышающий спокойные возможности нашей труппы, но мы не боимся сложностей и не сомневаемся, что достойно представим наш театр и нашу стану за рубежом.

А к прокатному репертуару на сцене Астраханского театра оперы и балета мы вернёмся во второй половине января 2020 года.

Так что, 2 октября мы приглашаем зрителей на спектакль «Андрей Рублёв», чтобы перед длительной разлукой с любимой астраханской публикой продемонстрировать все свои высокие возможности и разделить радость сопричастности к большому искусству.

Интервью: Екатерина Некрасова.

Фото: Марина Панова-Ватанская.

 

Не пропустите самое важное из жизни балета - подпишитесь на наш телеграм канал - https://t.me/balet24

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *