Приношение Алле Шелест

0
261

Источник: https://parkgagarina.info

Программа нынешнего юбилейного шелестовского фестиваля представила своеобразную ретроспективу балетов, в которых Алла Шелест создала галерею незабываемых по танцевальному мастерству и психологической глубине образов своих персонажей

Фестиваль открылся премьерой «Бахчисарайского фонтана» Бориса Асафьева с хореографией Ростислава Захарова – балета, в котором Шелест была непревзойденной Заремой. Постановку осуществила экс-прима-балерина Мариинского театра Дарья Павленко, дважды принимавшая участие в шелестовском фестивале. Сценография и костюмы по эскизам Валентины Ходасевич к первым постановкам балета 1930-х годов воссозданы санкт-петербуржцами Андреем Войтенко и Татьяной Ногиновой. Дирижер-постановщик спектакля – художественный руководитель и главный дирижер театра Евгений Хохлов.


«Бахчисарайский фонтан». Вацлав – Игорь Корчуров, Мария – Ксения Овчинникова

В премьерных фестивальных показах «Бахчисарайского фонтана» были заняты два по существу равноценные состава. Партию Марии исполнили Ксения Овчинникова и Марина Накадзима, Заремы — Анастасия Тетченко и Екатерина Панченко, Вацлава — Сергей Гаген и Игорь Кочуров, Гирея — Михаил Зиновьев. Участие в постановке «Бахчисарайского фонтана» — одного из самых знаменитых балетных спектаклей, для каждого из исполнителей — прекрасная возможность совершенствования прежде всего актерского мастерства, обретения подлинной свободы воплощения на сцене живых человеческих характеров.

Показанные в начале фестиваля шедевр классического наследия «Баядерка» Людвига Минкуса с хореографией Мариуса Петипа и воплотившая в начале прошлого столетия романтический дух классического белого балета первой половины XIX века «Шопениана» с хореографией Михаила Фокина поставлены на самарской сцене знаменитой балериной, прекрасным знатоком петербургской школы Габриэлой Комлевой.

«Баядерка» не случайно практически постоянно присутствует в афише шелестовского фестиваля. В этом самом, пожалуй, петербургском по стилистике балете Шелест создала один из своих сценических шедевров — исполненный глубокого драматизма образ Никии, требующий от исполнительницы особого душевного настроя и редкостной психологической глубины. Эти задачи оказались по плечу прима-балерине Мариинского театра Оксане Скорик, убедительно передавшей трагическую безысходность своей героини и в сцене бурного объяснение с соперницей Гамзатти, и в кульминационном танце-исповеди со змеей, и в заключительное па-де-де с Солором в акте «теней». Чутким партнером Оксаны Скорик был премьер Мариинки Евгений Иванченко, которому на сей раз все-таки недоставало внутренней энергетики и исполнительского драйва.


«Бахчисарайский фонтан». Сцена из балета

И «Баядерка», и «Шопениана» — балеты, по существу бенефисные для кордебалета, требующие от него безупречной чистоты линий, слаженности и синхронности движений. К сожалению, обретенные в этих спектаклях кордебалетом с течением времени свобода и легкость, создававшие на сцене возвышенно-романтическую атмосферу, померкли в фестивальных показах. Особенно огорчило «усекновение» «бесконечной», по замыслу хореографа, и оказывающей гипнотическое воздействие на зрителей череды появляющихся «ниоткуда» и замирающих в арабесках «теней» в третьем акте «Баядерки»: вместо 32 их было 24.

Одной из эмоциональных вершин нынешнего фестиваля стал балет Адольфа Адана «Жизель». Поставленная Аллой Шелест в 1973 году «Жизель» была единственным ее спектаклем, который сохранялся в репертуаре Самарского оперного театра вплоть до 2008 года. За это время спектакль, конечно, неоднократно подчищали, в том числе и Никита Долгушин в 1998 году. Но Шелест все равно значилась его постановщиком. С 2008 года «Жизель» идет в редакции Кирилла Шморгонера.

Заглавную партию в фестивальной «Жизели» исполнила прима-балерина Большого театра воспитанница Вагановского училища Евгения Образцова. С Жизелью-Образцовой, тогда еще солисткой Мариинского театра, самарцы впервые познакомились на фестивале 2011 года. Артистке удалось создать исключительный по своей внутренней наполненности образ. В первом акте ее героиня кажется даже излишне романтичной и возвышенной для простодушной сельской девушки. Грацией и благородством манер она явно превосходит знатную даму — невесту графа Альберта. Лучшие балеринские качества Образцовой заиграли как драгоценности во втором — белом акте балета, где она явила собой почти реальное воплощение бестелесного духа, и это стало одной из эстетических кульминаций спектакля.


«Жизель». Жизель – Евгения Образцова, Альберт – Руслан Скворцов

В партии Альберта выступил премьер Большого театра Руслан Скворцов, классический танцовщик, обладающий необходимыми для амплуа романтического героя одухотворенностью, изысканностью танцевальной пластики и виртуозной техникой. Дуэт Евгении Образцовой и Руслана Скворцова был на редкость поэтичным, в чем-то даже инфернальным. Жизель беспредельно любит Альберта и, исторгая из себя все новую и новую энергетику, подпитывает ею его слабеющий организм, даруя тем самым жизнь.

Еще одним полнометражным фестивальным спектаклем стало «Лебединое озеро». Шедевр Петра Чайковского зрители увидели в постановке приглашенного главного балетмейстера театра Юрия Бурлаки, воссоздавшего на самарской сцене спектакль с хореографией Александра Горского начала XX столетия.

Небольшой экскурс в историю. С 1978 года на куйбышевской-самарской сцене «Лебединое озеро» шло в постановке Игоря Чернышева. В 2001 году эта постановка была заменена версией балета с декорациями и костюмами российского парижанина с самарскими корнями Александра Васильева. «Лебединое озеро» 2001-го имело немало достоинств. В его сценографии привлекала переданная Васильевым аура рыцарского средневековья со скрупулезно воспроизведенными атрибутами эпохи, особенно в интерьере старинного замка с рыцарскими вензелями, лепными украшениями, живописными панно и витражами, а также на редкость красочная и разнообразная цветовая гамма костюмов.

Спустя десятилетие спектакль 2001 года безусловно нуждался в тщательном восстановлении. В заявленной как премьера очередной версии «Лебединого озера» 2011 года было изъято несколько одиозных мимических сцен прошлой постановки, благодаря чему действие стало более динамичным и танцевальным. Однако новые декорации и костюмы санкт-петербуржца Вячеслава Окунева при всей своей внешней привлекательности получились излишне традиционными, в связи с чем спектакль утратил некий шарм, отличавший его от постановок других театров.


«Баядерка». Никия – Оксана Скорик, Солор – Евгений Иванников

С точки зрения хореографии «Лебединое озеро», постоянно присутствующее в репертуаре самарского театра, с течением времени обросло многочисленными наслоениями, привнесенными различными хореографами, и превратилось в конгломерат самых разных редакций, в котором явственно ощущались дефицит драматургической цельности действия и осмысленности в обрисовке танцовщиками своих персонажей.

Достаточно сказать, что к 2018 году, когда была показана нынешняя редакция «Лебединого озера», в качестве хореографов спектакля, наряду с создателями основного хореографического ядра балета Львом Ивановым — автором лебединых актов и Мариусом Петипа, сочинившим танцевальный дивертисмент со знаменитым па-де-де третьего акта, значились Константин Сергеев, Асаф Мессерер, Алла Шелест и Игорь Чернышев.

Отдавая должное тщательному воссозданию сочиненной Александром Горским хореографической версии «Лебединого озера», нельзя не пожалеть о том, что теперь пришедшие на спектакль зрители не увидят второй — лебединой картины балета в признанной шедевром в редакции Льва Иванова. С ее абсолютной гармонией, потрясающим танцем маленьких лебедей и без нелепой компании застывших в углу сцены «стрелков», которые целятся из арбалетов в девушек-лебедей.

Фестивальное «Лебединое озеро» украсили гости. Дебютант шелестовского фестиваля прима-балерина Московского музыкального театра имени К. Станиславского и Вл. Немировича–Данченко Ксения Шевцова в партии Одетты-Одиллии продемонстрировала лучшие черты воспитавшей ее петербургской школы: безупречную технику, протяженную кантилену движений, а также психологическую глубину исполнения.


«Лебединое озеро». Зигфрид – Денис Редькин, Одиллия – Ксения Шевцова

Давний любимец самарской публики звездный премьер Большого театра Денис Родькин, для которого участие в нынешнем шелестовском фестивале стало уже пятым по счету, предстал роскошным принцем Зигфридом, сочетающим в себе природный аристократизм с милой непосредственностью общения с окружающими. Захватили виртуозное мастерствои приправленное исполнительским драйвом благородство танцевальной пластики артиста. Вариацию принца в па-де-де из третьего акта Родькин исполнил в хореографии Баланчина.

Особо стоит отметить музыкальный уровень спектакля. Под управлением Евгения Хохлова оркестр звучал на редкость выразительно и эмоционально. Подтвердив самодостаточность партитуры Чайковского с ее проникновенным лиризмом, богатством красок и динамических оттенков.


«Макбет». Леди Макбет – Юлия Степанова, Макбет – Денис Родькин

В фестивальных спектаклях с наилучшей стороны проявили себя многие солисты самарской труппы. Можно назвать Михаила Зиновьева — Великого брамина и Ксению Овчинникову — Гамзатти в «Баядерке», ее же — Одетту и Игоря Кочурова — принца Зигфрида в концертном фрагменте из «Лебединого озера», Анастасию Тетченко — Мирту в «Жизели», Сергея Гагена и Марину Накадзиму в «Шопениане», Дмитрия Пономарева — Злого гения в «Лебедином озере», Дмитрия Сагдеева и Диего Эрнесто Кальдерона Армьена в характерных танцах. Не подвел и оркестр, когда за пультом был Андрей Данилов.


Сергей Гаген и Марина Накадзима в балете «Шопениана»

В афише фестиваля наряду с репертуарными спектаклями театра были и концертные программы — «Дивертисмент», показанный в один вечер с одноактной «Шопенианой», и масштабный «Шелест-гала», завершивший фестиваль. Основу концертных программ составили номера из балетов, в которых танцевала Алла Шелест. Некоторые из них — «Медный всадник» Рейнгольда Глиэра, «Гаянэ» Арама Хачатуряна, «Лауренсия» Александра Крейна и «Пламя Парижа» Бориса Асафьева — никогда не шли на самарской сцене.

Ряд номеров был представлен в новой хореографической редакции Юрия Бурлаки. Один из таких номеров — па-де-де из вставного придворного дивертисмента балета Бориса Асафьева «Пламя Парижа», в котором артисты Мирейль де Пуатье и Антуан Мистраль разыгрывают галантную пастораль. Изысканную утонченность пластики этого дуэта в хореографии Василия Вайнонена сумели передать Марина Накадзима и Сергей Гаген.


«Гаянэ». Армен — Сергей Гаген

Запомнился отсутствующий в самарской «Эсмеральде», максимально приближенной Юрием Бурлакой к первоисточнику Петипа, вставной номер — ставшее знаменитым па-де-де Дианы и Актеона, сочиненное Агриппиной Вагановой на музыку Цезаря Пуни и Риккардо Дриго для осуществленной ею в 1935 году постановки «Эсмеральды» в Ленинградском театре оперы и балета. Дуэт, требующий от артистов недюжинной личностной харизмы, особого апломба и эмоциональной распахнутости, исполнили Ксения Овчинникова и недавно перешедший в самарскую труппу из Красноярского театра Джотаро Каназаси.

Концертные номера показали широту творческого диапазона гостей, принявших участие в фестивале. Оксана Скорик и Евгений Иванченко блеснули в напоенном восточной негой дуэте Зобеиды и Золотого раба из «Шехерезады» Николая Римского-Корсакова, хореография Михаила Фокина, и в исповедальных по глубине чувств фрагментах из балета Арифа Меликова «Легенда о любви», хореография Юрия Григоровича.

Прима-балерина Большого театра Юлия Степанова и Денис Родькин исполнили два разножанровых, разнохарактерных номера: дуэт Леди Макбет и Макбета из балета Кирилла Молчанова «Макбет», хореография Владимира Васильева, и фрагмент из «Кармен-сюиты» Жоржа Бизе-Родиона Щедрина, хореография Альберто Алонсо, продемонстрировав редкостную выразительность и абсолютное владение современной балетной пластикой. Ксения Шевцова и ее партнер по труппе Московского музыкального театра классичный Денис Дмитриев, как и она дебютировавший на шелестовском фестивале, заворожили лирической проникновенностью исполнения па-де де из «Жизели» и одного из лучших дуэтов сочиненного Дмитрием Брянцевым балета «Призрачный бал» на музыку Фредерика Шопена.

Впечатляют темпоритм уложившегося в четырнадцать календарных дней фестивального марафона и творческая отдача балетной труппы театра. И все же не стоит поддаваться эйфории: не все события нынешнего фестиваля были равноценны, а для закрепления в репертуаре театра впервые показанных на нем номеров предстоит еще много поработать.

Валерий Иванов
Фото Анона Сенько предоставлены Самарским академическим театром оперы и балета

 

Не пропустите самое важное из жизни балета - подпишитесь на наш телеграм канал - https://t.me/balet24

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here