Лев Степаненко: «Надежда Калинина и ее гендерная революция в Музыкальном театре» — Балет 24

Лев Степаненко: «Надежда Калинина и ее гендерная революция в Музыкальном театре»

Источник: https://bk55.ru

Балет «Золушка» по мотивам сказки Шарля Перро на музыку Сергея Прокофьева в Омском музыкальном театре. Балетмейстер-постановщик — главный балетмейстер театра Надежда Калинина, сценография и костюмы — главного художника Сергея Новикова. Надежда Калинина опытный балетмейстер, и это неоднократно отмечалось зрителями и критиками. Потому, идя на очередной ее спектакль, ожидаешь и даже предвкушаешь увидеть что-то необычное. Открывая программку балета «Золушка», видишь и на этот раз, что у балетмейстера и художника Сергея Новикова «родилась огромная авторская махина», что получилось «фантастическое красочное зрелище». Странно только, что восторженные слова эти написаны самой Надеждой Калининой. Она предупреждает, чему следует удивляться, чем восхищаться, опережая зрителей и оставляя без хлеба критиков. И совсем интригующе делается заявление, что сказка будет показана «в направлении научной фантастики». Чем же на этот раз удивит балетмейстер? Роль мачехи исполняет мужчина — заслуженный артист РФ Сергей Флягин в женском платье! Особых вопросов по этому поводу не возникает, потому что так с древних времен смешили зрителей. Но вот еще фокус — знаменитая и любимая всеми народами Фея отсутствует, на ее месте танцовщик Александр Шеверов — волшебник-мужчина. Здесь уже возникает вопрос, какая необходимость в подобной рокировке? Начинаем присматриваться к другим метаморфозам и замечаем, что и отец Золушки (солист балета Дмитрий Дерябин) какой-то не такой, как в сказке. Он представлен современным отечественным пьяницей, о чем заявлено в либретто: «Отец пытается утопить тоску в вине, утратив волю к жизни». В число действующих лиц введен еще некий торговец чудесными товарами, представленными кордебалетом. И в этом ничего необычного, если бы торговец не оказался «шарлатаном» (солист балета Валентин Царьков), т. е. еще одним неприглядным мужчиной. И король непутевый (солист-вокалист Антон Завьялов), не прочь выпить с какой-то там мачехой, не ровней ему. В отдельности все эти факты кажутся пустяками, забавой, но в совокупности они складываются в единую мировоззренческую позицию, принятую называть гендерной (теория появилась в России в 1990-х годах). Суть ее в том, что понятие «пол» дополнили понятием «гендер» (gender от лат. genus «род»). Разграничение понятий «гендер» и «пол» преследует цель поставить под сомнение обыденные вековые представления о «биологии как судьбе». Додумались до того, что различия между «мужским» и «женским», мол, не имеют биологического происхождения, что женщинами и мужчинами не рождаются, а становятся, что следует признать существование ни двух полов, а трех, а то и пяти.

Обратим внимание на шляпки и пышные юбки. В спектакле просматриваются личные гендерные предпочтения Надежды Калининой, которые не до конца отчетливо выражены, но ясно, что они выходят за пределы традиционных представлений. Сергей Флягин переодет в женское платье, что в данном контексте означает унижение мужчины. Выпивоха-отец и, тем более, шарлатан-торговец (Валентин Царьков) также свидетельствуют о неуважительном отношении к мужчинам, умалении их. Однако она не может отрицать некоторой значимости мужчин и вместо феи предлагает волшебника-мужчину, отдавая дань мужчинам лишь как фантазерам и фокусникам, а не как отцам или государственным деятелям, о чем свидетельствуют все те же отец Золушки и дурашливый король. Всю свою любовь балетмейстер направила на женственную сущность в лице, прежде всего, Золушки, и она стоит того. Исполнительница роли Золушки, солистка балета Екатерина Жигалова, являет собой образец технического и артистического совершенства. Техника танца ее отличается таким богатством элементов, что, кажется, они не повторяются, как бы долго она ни танцевала. Она изящно порхает по сцене, как бабочка на лугу, выражая наши современные представления о женской красоте, гармонии и совершенстве. Образ Золушки — незлобивой, доброй и милосердной — идеально отражает сказку Перро. Надо видеть, как, несмотря на все унижения, она с любовью, опустившись на пол, изящно сметает пыль с башмаков то одной, то другой неродных сестер, утешает отца-пьяницу, выполняет черную домашнюю работу, оставаясь скромной и приветливой.
На фото Золушка (Е. Жигалова) и принц (Ю. Ковалев).
 
На первом представлении балета партнером Екатерины Жигаловой в качестве принца по причине травмы солиста Андрея Матвиенко был срочно приглашен заслуженный артист Республики Беларусь Юрий Ковалев. Оценить его трудно, т. к. он прибыл всего за три дня до спектакля, и, естественно, был на сцене временами неуверен и осторожен.

 
На фото мачеха (Сергей Флягин) и принц (Юрий Ковалев).
 
Больше всего удивил и восхитил Сергей Флягин. В феврале текущего года состоялся его бенефис, посвященный 25-летию его творческой деятельности. На бенефисе был показан балет «Шинель», за исполнение в котором главной роли Башмачкина на Международном театральном форуме «Золотой витязь» Сергей Флягин стал Лауреатом в номинации «Лучшая мужская роль». Казалось, артист достиг вершины своего творчества, но вот он танцует в женском платье, и зал ревет от восторга. Сергей Флягин оказался пластичным, как кошка и женственнее многих женщин, и если не знать его, то он вполне сошел бы за соблазнительную женщину. Поскольку же зрителям известно, что он мужчина, то это добавило ему шарма и восторгов зрителей. Создается полная уверенность, что артисты не имеют никакого отношения к гендерным пристрастиям балетмейстера и самозабвенно и азартно исполняют свои собственные роли. У Сергея две замечательные партнерши, из которых одна солистка балета Анна Маркова, привыкшая исполнять главные роли. На этот раз ей досталась партия одной из сестер, названной в либретто Злюкой. У нее новое комическое амплуа и она воплощается в нем с упоением озорства. Спортсменам-бегунам, бывает, привязывают на тренировках грузы к ногам, а на соревнованиях их снимают, и они с небывалой легкостью несутся к финишу. Так и здесь любимая омичами балерина избавилась от груза академических условностей и дала волю самовыражению. Другой партнершей Сергея является неизбалованная серьезными ролями балерина Анастасия Романова в образе второй сестры — Кривляки. Все трое представляют великолепное трио с безупречно отработанными танцевальными элементами. В нем три женщины, из которых одна условная, в лице улыбающегося заслуженного артист России Сергея Флягина, являющаяся ведущей, а слева и справа Злюка и Кривляка — картина, достойная кисти живописца. Исполнитель роли волшебника, Александр Шеверов, человек в театре новый и молодой, в галерее артистов театра он обозначен как «артист балета вспомогательного состава» и право его оценки, думаю, следует оставить за специалистами, одной из которых, конечно, является Надежда Калинина. Если она пригласила его, то ей нужно доверять, чего я не могу сказать про некоторые принципиальные умозрительные позиции ее. Вот в программке она пишет: «Я пыталась везде провести тему времени, чтобы зритель ощущал неумолимый бег его». Никакого особенного бега времени в спектакле незаметно. Если уж пытаться отыскать «бег времени», то я вижу его только в том, что еще полсотни лет назад человечество не знало понятие «гендер», а теперь массированно навязывают переделку полов, гомосексуализм, право детям самим выбирать себе родителей и тому подобные плоды «бега времени», свидетельствующие о бунте против Бога. «Научные фантазии» балетмейстера и Сергея Новикова также никак не просматриваются. Всё тот же сюжет, всё та же карета из тыквы, туфелька, несправедливая мачеха и её зловредные дочери. Замена крестной матери Золушки в качестве феи на какого-то постороннего волшебника никак не украшает сказку, но это, в конце концов, не принципиально. Задача же удивить зрителя научной фантастикой оказалась слишком амбициозной, чтобы быть осуществленной. Зато постановщики спектакля старательно ознакомили омичей с модной субкультурой, называемой стимпанк. Возникла она недавно, но основана на восторгах от появления мощной паровой энергии еще в викторианскую эпоху (19 век). Ей свойственно зачастую нелепое использование в одежде и быту механических атрибутов, таких как: шляпы-цилиндры с изображением циферблатов и защитными очками на них, различные механизмы с шестеренками, валиками и пружинами, крупные металлические застежки на одежде и прочие декоративные детали порой элегантного дизайна. Итак, ничего из обещанных громогласных заявлений балетмейстера, которая сама революционно доминирует в спектакле, нет, но спектакль удался и без них благодаря стараниям артистов. Известно, сказка ложь, да в ней намек. Лишь намек сделала балетмейстер-постановщик на свои сокровенные замыслы, а все остальные технические средства и субкультура стимпанк только отвлекают внимание и ничего не добавляют к содержанию спектакля.
 
 
Не пропустите самое важное из жизни балета - подпишитесь на наш телеграм канал - https://t.me/balet24

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *