Солистка Воронежского театра оперы и балета Елизавета Корнеева: «Я не знаю жизни без танцев»

0
340

Источник: https://gorcom36.ru

Автор: Ирина Лазарева

«А Аврора у нас прекрасная» – солистка Воронежского театра оперы и балета Елизавета Корнеева получила региональную театральную премию «Браво!» за исполнение партии принцессы в известном балете «Спящая красавица». О пути к сцене, партнерстве с обладателем премии «Золотая Маска» и жертвах ради любви «Горком36» поговорил с артисткой балета.

О труде и мечтах

- Елизавета, вы получили премию «Браво!» за роль Авроры в спектакле «Спящая красавица». Наверное, это одна из тех партий, о которых все балерины мечтают с детства?
– Безусловно, очень приятно исполнять такие партии. А «Спящая красавица» – это не просто балет, это бессмертная классика, мировой шедевр Мариуса Петипа. Он был поставлен впервые в 1890 году, с тех пор к нему обращаются самые разные балетмейстеры. В нашем театре свою редакцию балета представил Юрий Бурлака. И на нас была большая ответственность – премьерные показы балета были приурочены к Году театра и закрывали Год Мариуса Петипа, к отмечанию которого присоединился Воронежский театр оперы и балета (в 2018 г. отмечали 200 лет со дня рождения хореографа Мариуса Петипа – прим. авт.). Аврора – нежная, юная и обаятельная. Одним словом, принцесса – не характерная героиня, но это не значит, что танцевать ее просто. Все партии в «Спящей красавице» требуют безупречного техничного и эмоционального исполнения. Мечты мечтами, но главное – это труд. Без этого не получится донести хореографический текст до зрителя.


– В 11 лет вы уехали от родителей, чтобы учиться в хореографическом училище. Вы с ранних лет знали, что станете балериной?
– Я с четырех лет ходила в школу искусств, и уже с того возраста не знала жизни без танцев. Уверена, что в этом большая заслуга моего первого педагога Галины Ляшенко. Она ставила нас на пуанты, мы пробовали себя в бальных танцах, проходили народный танец. Были успехи, но мы не задумывались о профессиональном балете. И Галина Иванова стала говорить родителям, что у меня есть способности и надо пробовать поступать. Ехать - не ехать обсуждали родители, а я маленькая была и не вникала. Меня просто спросили: «Ты хочешь?» И я согласилась. Я переехала из Белгорода в Воронеж вместе с бабушкой. Интерната для учащихся в Воронежском хореографическом училище нет, и это на сегодняшний день большая проблема. Есть дети, которые хотят обучаться профессии у нас, но жить им негде. Снимать жилье далеко не у всех есть возможность. Родители отпустили меня легко, потому что под присмотром, к тому же здесь живут наши родственники. А моя тетя тоже окончила хореографическое училище, она работала балериной в Пражской национальной опере, сейчас учит детей.

«Не смогла бы все время в кордебалете»

– Принято думать, что артистки балета, несмотря на внешнюю хрупкость и чувственность, натуры очень жесткие и требовательные – почти железные леди. А вы какая?
– Это миф. Здесь, как и в любой профессии, есть ранимые девушки, а есть действительно железные леди. Все индивидуально. Есть балерины, которые спокойно относятся к работе, а есть такие, кто сходит с ума, и тогда работа превращается в фанатизм. Все мы люди, у всех свои характеры. Но да, конечно, профессия накладывает отпечаток. Я могу всегда заставить себя делать то, что не хочу, потому что знаю – надо. Это преодоление себя. Бывают ситуации, когда нужно жертвовать своим здоровьем. Ты плохо себя чувствуешь, но все равно выходишь на сцену. А как иначе? Билеты раскуплены, и ты должна выйти и подарить людям радость. Это тоже больной фанатизм, но этого требует профессия. И ты с этим либо миришься, либо нет. Если первое, то давай – придется много работать.
Танцуя массовый номер, ты отвечаешь не только за себя, а за всю вашу связку – в этом смысле быть солисткой проще. Если вдруг форс-мажор – упал, например, или забыл порядок движений – можно как-то выкрутиться, и никто не заметит. А если ты в кордебалете и рукой не в ту сторону повела, считается моментально. Но я бы не смогла все время танцевать в кордебалете. Не хочу никого обидеть, знаю по себе, что это адский труд, но я бы не смогла, потому что мне всегда хочется расти, требовать от себя большего, совершенствоваться.


– Вы падали?
– Много раз! Все мы люди, все мы падаем – и большие звезды балета. Когда-то все через это проходят. В этом нет ничего страшного. Случиться может все что угодно, и я надеюсь, что зрители понимают это. Мы – не роботы. Главное, чтобы не было потом травм. Мы потом переживаем, конечно. Бывает, что технически неверно сделал движение, и все посыпалось, но куда обиднее, когда ты ровно стоял, шаг ступил – и рухнул. Это уже какая-то накопившаяся усталость.
– Такая рождается ассоциация: балет – как вождение автомобиля, вывернул руль больше, чем надо – уже аварийная ситуация…
– Часто мы полагаемся на партнеров. Когда сложился хороший тандем, мы можем друг друга поддержать даже в экстремальных ситуациях.
– На фестивале «Воронежские звезды мирового балета» вы станцевали с обладателем «Золотой Маски», премьером Большого театра Вячеславом Лопатиным. Как вы оцениваете этот опыт? И чему партнер может научить балерину?
– Я была в шоке, когда мне сказали, что мне предстоит танцевать с Вячеславом. Я боялась все сделать не так! Пыталась как-то под него подстраиваться, чтобы ему было удобно, но он мое волнение пресек одной фразой: «Так, все будет хорошо». И я почему-то успокоилась. Когда мы танцевали партию в «Щелкунчике», у нас получилось не все. Никогда не получается все, ты всегда будешь недоволен. Самокритика нужна артисту. Если он уходит после спектакля с мыслью, что все получилось, развитие остановилось.


С Вячеславом Лопатиным мы попробовали новые поддержки, которые с технической стороны выстроены совершенно иначе, чем мы привыкли. И это оказалось гораздо удобнее. Это опыт, который нарабатывается. В Большом театре у Вячеслава восемь постоянных партнерш – прим-балерин, плюс еще он танцует с ведущими солистками, которые постоянно меняются. И к каждой свой подход. Эти поддержки мы отрепетировали и с моими постоянными партнерами в театре. Теперь активно пользуемся ими.
– А вам как классической балерине интересен выход на территорию современной хореографии?
– Мне нравится современный танец, но там все по-другому работает, задействованы другие группы мышц, даже понимание тела в танце иное. Специально я современным танцем не занимаюсь, у меня нет на это времени, но дома могу посмотреть уроки в интернете. В театре оперы и балета сейчас развивается активно направление современного танца, и когда балетмейстер ставит задачу выучить какой-то номер, я с легкостью погружаюсь в эту историю, разучиваю и делаю. В прошлом году у нас состоялся первый фестиваль современной хореографии «RE: Форма танца», и я работала с хореографами Константином Матулевским и Софьей Гайдуковой, Андреем Меркурьевым. Устраивались также вечера современной хореографии, где я принимала участие.
Конечно, это не балет. Тут все другое. Но техника современного танца может пригодиться в балете, равно как и балетная техника – а это основа основ – в современных направлениях.

Быть в образе

– Чувствуете себя королевой на сцене?– Нет>(смеется). Я должна вжиться в образ, который представляю на данном спектакле. Мое поведение на сцене должно быть продиктовано предлагаемыми обстоятельствами. Если я – милая и скромная Аврора, то разве могу показывать какую-то королевскую властность? Это будет непрофессионально.
– В балете «Корсар» вы исполнили партию Гюльнары и за нее были номинированы на «Золотую Маску». Тогда вы говорили, что эта роль вам близка. А героиня по сюжету переживает эволюцию характера – от робости до рокового поступка ради любви. Вот интересно, на что вы способны ради этого чувства?
– Ради любимого человека я готова на разные поступки. Я готова пожертвовать всем ради него.
– Даже профессией?
– Думаю, мой муж этого не допустит, он понимает, насколько это огромная часть моей жизни.

В тему

Премию «Браво!» получили в этом году артист Сергей Карпов за роль Арбенина в спектакле «Маскарад» М. Лермонтова (Академический театр драмы им. А. Кольцова) и Михаил Гостев за роль Бальзаминова в спектакле «Бальзаминов» по пьесе А. Островского «Женитьба Бальзаминова» (Камерный театр). Лауреатами признаны также Людмила Гуськова за роль Арманды Бежар в спектакле «Кабала святош» М. Булгакова (Камерный театр), Михаил Каданин за роль Семена Семеновича в спектакле «Крокодил» по повести Ф. Достоевского (Театр кукол «Шут» им. В. Вольховского), Елизавета Корнеева за роль Авроры в спектакле «Спящая красавица» П. Чайковского (Театр оперы и балета), Роман Дюдин за роль Мизгиря в спектакле «Снегурочка» Н. Римского-Корсакова (Театр оперы и балета), Николай Гаврилин за работы в спектаклях «Зеркало», «Танцуем Мандельштама» (танцевальная труппа Камерного театра). Спецприз достался актрисе Никитинского театра и творческого центра «Антреприза» Татьяне Солошенко, а приз секции критиков «поедет» в Лискинский музыкально-драматический театр за спектакль «Барышня-крестьянка».
Фото Алисы Ермаковой, Константина Кириакиди, из личного архива Елизаветы Корнеевой

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here