Татьяна Капустина: «Балет-100» продлил нам всем творческую жизнь

0
272

Источник: https://newsib.net

Известная новосибирская балерина, балетмейстер и педагог рассказывает о своих ролях, о своих ученицах и о проблемах современной хореографии. 

Татьяна Константиновна Капустина — балетмейстер, педагог, с 1968 по 1989 год в Новосибирском театре оперы и балета  она исполнила множество сольных партий, в основном классических. С 1989 года по 1993 год Капустина была солисткой камерного театра «Балет Новосибирск-100», а с 1998 года стала главным балетмейстером Новосибирского театра музыкальной комедии.

Почти двадцать лет Татьяна Константиновна преподает в хореографическом училище: приехав из Москвы по распределению, она сразу получила предложение от руководителя училища Александра Хмелева преподавать там народный танец. И вот в этом году замечательный балетмейстер отмечает сразу две даты — свой 70-летний юбилей и 50 лет педагогической деятельности.

Назвать Капустину прекрасной балериной — все равно что ничего не сказать. Благодаря своим великолепным физическим данным и стилистической восприимчивости она могла танцевать психологически сложные и технически насыщенные партии. Кроме свободы техники, вращения и прыжка Татьяне Капустиной также присущи особые динамика и размах, благодаря чему исполняемые образы обретают исключительную убедительность и колорит. И все секреты своего мастерства она до сих пор передает своим ученицам.

— Таня, ты хотела танцевать в Большом, а оказалась по распределению в Новосибирске. Не жалеешь?

— Нет. Во-первых, мне сразу доверили сольные партии. Распределение, по-моему мнению, — вещь очень полезная для неопытной молодежи. К сожалению, последним педагогом, правильно работающим с выпускниками училища, был Сергей Вихорев. Все остальные желали получить сразу звезду, на крайний случай крепкого профессионала, который сможет станцевать любую партию.

— Давай здесь немного подробнее...

— Моей самой первой ролью была Мирта в «Жизели», затем Зарема в «Бахчисарайском фонтане». Тут есть интересный момент: эту партию со мной готовил Геннадий Рыхлов, и он же танцевал в спектакле партию Герея. К работам Бориса Асафьева (написавшим эту хореографическую поэму) я обращалась еще и в балете «Пламя Парижа», станцевав там партию Терезы Баска. Затем появился «Дон Кихот», там у меня было сразу две партии: Уличной танцовщицы и Повелительницы Дриад. Затем — Гамзати в балете «Баядерка». Ну и, конечно, испанский и венгерский танцы в «Лебедином озере», «Испанские миниатюры». Ну а потом я танцевала практически во всех спектаклях, где подходила по фактуре.

— А есть роль, которую ты не исполнила, но очень хотелось?

— Да практически нет... Разве что «Хозяйка медной горы».

— Расскажи, как все начиналось? Как ты начала танцевать?

— Наша семья жила в Москве, в Мытищах. И в школе, где я училась, в одном классе обязательным предметом был танец. Это, конечно, было очень далеко до настоящего исполнения: в обычной обуви и в школьной форме мы делали некие движения, похожие на танец.

—  А кто преподавал?

— Это была балерина из Большого театра Алла Александровна — она, конечно, любила балет и даже ставила нам номера. Возможно, если бы в тот момент мне попался педагог по народным танцам, то я, наверное, пошла в народный ансамбль. Но Алла Александровна порекомендовала моей маме показать меня в хореографическом училище.

— И потом ты туда поступила. У кого ты начала свое обучение в Москве?

— Моим первым педагогом была Серафима Сергеевна Холхина — из известной династии, где многие были и артистами цирка, и музыкантами. А потом в московское училище приехала работать Елена Николаевна Жемчужина, ученица знаменитой Вагановой, поэтому у меня как московская, так и питерская школа.

***

В 1983 году в оперном театре появился новый главный балетмейстер Вадим Андреевич Бударин, который, по его выражению, решил обновить труппу. «Балет — дело молодое, зритель должен видеть на сцене молодость и красоту!» — так он объяснял мне свою позицию, когда я через несколько лет начал работать инструктором в отделе культуры обкома партии и столкнулся с этой ситуацией. Бударин всегда всем улыбался, был ласков и вежлив и по волюнтаристски продолжал «обновление», решительно никого не слушая. Вы только представьте себе картину, когда в труппе не менее десяти звезд с именами, званиями и регалиями — ни в чем не уступающих Бударину, который имел звание заслуженного артиста России. И эти звезды еще могут танцевать, их любит зритель, на них идут. Причем почти каждый такой солист со своим сложным характером. Поэтому возникали такие конфликты, что просто искры летели. В инстанции шли письменные жалобы, а мне приходилось со всем этим разбираться на разных совещаниях. На одной из таких встреч я дал понять народному артисту России, много лет танцевавшему с Плисецкой, что убрать Бударина никак не получится, зато имеет смысл приглядеться к опыту москвичей по примеру Гордеева, Касаткиной и Василева подумать над созданием своего коллектива. Конечно, на такой шаг надо было не просто решиться, а еще и серьезно подготовиться, решив ряд вопросов. И вскоре при активной поддержке и помощи Владимира Шамова и Ивана Индинка появился камерный театр балета «Балет Новосибирск-100».

Коллектив театра был блестящим: народные артисты Любовь Гершунова, Анатолий Бердышев, Александр Балабанов, заслуженные артистки Татьяна Капустина и Людмила Кондрашова. А какая была молодежь! Сейчас почти все они находятся в Европе.

Четверть века прошло, но до сих пор хорошо помню, как мы почти каждый вечер по проводным телефонам обсуждали проблемы нашего небольшого коллектива в 25 танцовщиков. Идеи в нашем театре рождались буквально на ходу, мы поставили более 25 одноактных балетов и двухактный «Чиполлино».  И все это время я консультировался с Татьяной Константиновной. Без нее ничего бы тогда и не вышло.

— У тебя сейчас нет сожаления, что ты ушла из крупного театра в неизвестность?

— Нет, конечно. «Балет-100» продлил нам всем творческую жизнь. Мне довелось поработать с такими замечательными балетмейстерами, как Май Мурдмаа, Эдвальд Смирнов, Алексей Бадрак, Никита Долгушин. Я станцевала спектакль «Медея», поставленный под  меня Натальей Соковиковой, «Женщину» и «Чудесного Мандарина» Май Мурдмаа. Мы впервые станцевали спектакль на музыку The Beatles «Ангел» — и он пользовался огромным успехом. Было очень здорово, у нас все хорошо получалось.  К примеру, мы победили на фестивале «Невские звезды», а также на фестивале балета в Риге. Показали себя в США, Японии, Китае.

— А как ты считаешь, а сегодня подобный коллектив был бы полезен в Новосибирске? Я вот постоянно о нем вспоминаю...

— Конечно. В оперном театре репертуар сокращен, практически все одно и то же. Возможно, так оно и должно быть, но ведь балет развивается и становится очень разным. И поклонники у него есть. Конечно, и сегодня, как в свое время, такой театр, как «Балет-100», выполнял бы задачи знакомства зрителей с новой хореографией, интересными балетмейстерами.

— Пятьдесят лет преподавания в училище — это огромный стаж. Ты воспитала целую плеяду балерин. Кого из них ты сама бы отметила?

— Я всех их очень люблю! Лена Кисилева, Таня Шилова, Аня Цыганкова, которая сейчас работает в Амстердамском оперном театре... У нее была интересная карьера. Она поступила в Большой, потом в Будапешт (протоптала дорожку нашим ребятам  Старостиной, Сабанцевой, Николаевой) и, наконец, Амстердам. А еще Оксана Конобеева, Анна Пономарева, Лиля Зайцева, Вероника Ситало, Наташа Ашихмина и, конечно, наша звезда — народная артистка России Анечка Жарова.

— Таня, но они почти все уехали из Новосибирска. Получается, что мы за государственные деньги готовим танцовщиков для европейских и американских театров.

— Это, конечно, обидно, но... А кто здесь с ними работать будет? Я повторяюсь: сейчас в театре с молодежью работать просто некому. Нет ни художественного руководителя, ни главного балетмейстера. Вот впереди очередная перемена — новая постановка «Баядерки», ставить ее будет Начо Дуато, талантливый, интересный балетмейстер, вернувшийся в Михайловский театр. Было бы интересно увидеть одноактные балеты в его постановке, но пригласили его для обновления «Баядерки» на музыку Людвига Минкуса. Не понимаю, зачем понадобилось «ломать» признанную во всем мире хореографию Мариуса Петипа?..

— Какая сейчас основная задача стоит перед руководством училища?

— Омоложение педагогического состава.

— Думаешь, получится?

— Да уже все получается, подтянули молодежь. Надо работать, чтобы сохранить хотя бы то хорошее, что было сделано раньше.

Александр САВИН, специально для «Новой Сибири»

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here