Два перелома в судьбе двух звезд новосибирского балета

0
262

Источник: https://newsib.net

Жизнь бросала выпускников Новосибирского хореографического училища Веру Тимашову и Александра Горбацевича от Новосибирска до Москвы и от Москвы до Торонто. 

Первое знакомство

Вера и Саша уехали из Новосибирска еще до моего знакомства с моей будущей женой. В то время балет меня мало интересовал, я был фанатом рок-музыки и только начинал осваивать джаз и кое-какую классику. Но, как оказалось, в той жизни эта танцевальная пара долго находилась где-то совсем недалеко от меня. Ну а потом моя супруга, возвращаясь в очередной раз из Москвы, каждый раз рассказывала мне о встречах со своими друзьями детства. Вспоминала, что во время учебы в хореографическом училище (еще в том двухэтажном здании, что прячется сегодня во дворе Дома быта) в общежитской спальне их с Верой койки стояли рядом друг с другом.

Но молодой человек, мало интересующийся балетом, с трудом мог представить себе  людей, которых ты никогда не видел. Поэтому у меня ничего не дрогнуло в душе, когда я, работая в театре «Балет Новосибирск — 100», поехал в Москву договариваться с Наталией Касаткиной и Владимиром Василевым о совместной работе с их «Театром классического балета», где Тимашева и Горбацевич уже давно работали.

Надо признаться, что в то время я уже прекрасно понимал, что это за коллектив: он был очень популярен, как и труппа Эйфмана в Ленинграде, начал самостоятельную работу гораздо раньше других, пошедших по нелегкой стезе авторских коллективов, плотно не связанных с государственными структурами и практически не имеющих материальной базы и жестких традиций. Как бы сейчас сказали: они формировали новый тренд.

Мы встретились с Натальей и Владимиром, поговорили, наметили некие проекты, а Владимир Юдич, будучи гостеприимным хозяином, предложил нам посмотреть на его хозяйство и заодно зайти в балетный зал: «Взглянуть на кое-кого особенного».

Мы встали в дверях. Василев оглядел зал и показал мне рукой на дальний правый угол сцены — там молодой паренек как раз пошел на «диагональ». И этот прыжок был просто потрясающим, танцор буквально парил в воздухе…

— Погляди, какая полетность!

— А это кто? — поинтересовался я.

— Малахов! Запомни это имя.

Мы уже развернулись и собрались уходить, когда у меня из глубины памяти всплыли два имени: Вера и Саша, те самые Ларисины друзья. Я прямо застыл на месте:

— Владимир Юдич, а у вас ведь есть семейная пара из Новосибирска?

— Есть, это Тимашова и Горбацевич! Как раз Люба с Толей нам хороших танцовщиков и порекомендовали.

Он снова заглянул в зал: «Да, вон Саша греется, а Веры пока не вижу…» Мы осторожно прошли по залу, и Василев подозвал Горбацевича. Я что-то пролепетал, передал привет от жены, задерживать Александра дальше было как-то неудобно, так что мы вернулись в кабинет, а вскоре я уже спешил в Госконцерт.

Конечно, если бы я сегодня оказался в такой ситуации — дождался бы окончания репетиции и пригласил ребят на обед. До сих пор не могу понять: почему перед отъездом мне никто из наших артистов не напомнил про Веру и Сашу, не порекомендовал встретиться с ними? Ведь тогда в театре «Балет Новосибирск — 100» все могло сложиться по-другому. Но история, как говорится, не имеет сослагательного наклонения...

Позже Александр приезжал в Новосибирск, ходил в гости к друзьям. Но в силу разных причин мы с женой Ларисой не смогли попасть на встречи.

Что за напасть?..

Только тогда я начал хорошо понимать, что в 1977 году наш новосибирский балет понес очень серьезную потерю — двух прекрасных солистов, педагогов, хореографов. Профессионалов уровня Бердышева, Гершуновой, Капустиной, Кладничкиной.

Так кто же они — Горбацевич и Тимашова?

Саша Горбацевич приехал с Сахалина с семьей, поселились они в Бердске. Он поступил в хореографическое училище (класс прекрасного педагога А. Хмелева), учился он в одном классе с Олей Бадер и Михаилом Александровым.

А Вера приехала поступать из Магнитогорска и училась вместе с Татьяной Кладничкиной (на класс старше моей супруги) у легендарного педагога Алисы Васильевны Никифоровой.

Да, училище было маленькое, приспособленное из бывшей школы-интерната — девочки и мальчики жили по несколько человек в больших комнатах. В те годы в общежитии не было жесткого разделения по классам и годам обучения, а с учетом того, что все девочки учились у Алисы Васильевны, то практически все они дружили. При этом — что очень важно — младшие относились с огромным уважением к старшим, никакого панибратства не допускалось. Ну а на уже состоявшихся солистов балета смотрели просто как на богов. Такое воспитание было составной частью выработанных в те годы социальных лифтов в системе подготовки балетных кадров.

Саша, как и Вера, считался очень перспективным танцовщиком: долгое время Алиса Васильевна, ставя Сашу в одну пару с Таней Кладничкиной, «романтически» полагала, что это будущая пара не только на сцене. Но со временем поняла, что Саше нравится Верочка. Но и этому она была рада, поскольку обе девушки были ее любимыми ученицами — до самого ухода Алисы Васильевны фото Веры из балета «Кармен-сюита» украшало стену в ее петербургской квартире.

В 1973 году Саша оканчивает училище и поступает в труппу Новосибирского академического театра оперы и балета, а годом позже к нему присоединяется и Вера. Главным балетмейстером в то время в театре был Александр Дементьев, человек творческий, но, как ни странно, не имеющий традиционной балетной подготовки. На волне большой популярности «Кармен-сюиты»  Родиона Щедрина наш театр получает разрешение на постановку этого балета на своей сцене. Но с Майей Михайловной Плисецкой начинаются проволочки, у нее ведь свой плотный график. И тогда готовить постановку премьеры дирекция поручает Дементьеву, что является для него полной неожиданностью.

Он набирает несколько составов солистов и в том числе ставит на роль Кармен начинающую Верочку Тимашову. И тут случается то маленькое чудо, которое нередко определяет судьбу исполнителя: роль буквально «легла» на танцовщицу. Все исполняли Кармен очень хорошо, но Вера была лучшей. И ее мгновенно заметили!

Помню, как даже я (человек, редко бывавший на балетных и оперных спектаклях) на «Кармен- сюиту» все же сходил (правда, лишь из-за желания послушать вживую это любимое мной музыкальное произведение). Зато я смог единственный раз (!) видеть танец Веры на сцене — спасибо другу нашей семьи Александру Балабанову, который приобщил меня к миру балета, впервые проведя за кулисы.

Между тем положение в труппе в те годы заметно отличалось от сегодняшнего. Незадолго до описываемого времени в театр с постановкой «Ромео и Джульетты» приезжали молодые прогрессивные хореографы Наталия Касаткина и ее муж Владимир Василев, в прекрасной форме было не менее пяти полных составов солистов. Напомню, что помимо Гершуновой, Капустиной, Кондрашовой, Крупениной, Матюхиной, тогда активно начинали свой творческий путь Кладничкина, Попилина и Тимашова. Подобная же ситуация сложилась и на мужской половине.

После «Кармен-сюиты»

Премьера «Кармен-сюиты» произвела фурор, а Касаткина с Василевым, возглавлявшие труппу классического балета в Москве, как раз озаботились приглашением в нее молодых и перспективных исполнителей. Они переговорили с Бердышевым и Гершуновой, но те отказались, зато порекомендовали пару наших героев. И руководители в то время уже Государственного театра классического балета СССР прислушались к совету своих друзей.

В итоге в 1977 году молодая пара совершает слом своего привычного жизненного уклада и перебирается в столицу. Вот как сама Вера вспоминает об этом важном событии в жизни своей семьи:

«Мы начинали танцевать сольные и ведущие партии (в НГАТОиБ), нас продвигали. Думаем, что с творческой стороны все было бы в порядке. Переезд в Москву прошел очень гладко. Коллектив был молодой, талантливый и дружный. Касаткина и Василев нас любили и давали много танцевать».

Много — не то слово. На молодых исполнителей ставился большой репертуар, многие работы делались впервые. Так, Александр является первым исполнителем партий: Меркуцио («Повесть о Ромео и Джульетте», 1981), Просперо Альпанус («Волшебный камзол», 1982), Солист («Лики любви», 1987), Принц («Щелкунчик», 1994), с балетмейстерами Н. Д. Касаткиной и В. Ю. Василевым». С другими балетмейстерами Горбацевич стал первым исполнителем хореографических миниатюр «Веберн, опус 5» и «Чорос» в спектакле «Вечер французской хореографии» (1982), он танцует партии Любовника («Эль Гуихе»), Армена («Гаянэ»), Фредерика («Арлезианка»), Освальда («Натали, или Швейцарская молочница»)».

Полнокровно работает Вера: Кармен («Кармен-сюита»), Солистка («Пахита»), Джульетта и леди Капулетти («Повесть о Ромео и Джульетте»), Чертовка («Сотворение мира»), Натали («Натали, или Швейцарская молочница»), Спутница («Петербургские сумерки»), Маргарита Готье («Дама с камелиями»), Бесноватая («Весна священная»), Виветта («Арлезианка»)...

Широкую известность получили фильм-балет «Дама с камелиями» (вышедший на VHS и на DVD), телеэкранизации балетов: «Адам и Ева» (1982), «Сотворение мира» и «Весна Священная» (1990), а также телебалеты «Синие розы для балерины»(1985) и «Новогодний детектив»(1989).

Вот что писала мне Вера в одном из писем:

«Насчет репертуара. Очень трудно выбрать, какой спектакль или какая роль самая любимая... Обожаю все роли и спектакли, люблю трагедии «Ромео», «Жизель», наше «Лебединое», которое у Касаткиной и Василева тоже заканчивалось трагично, «Дама с камелиями». Благодаря Азарию Михайловичу Плисецкому нам посчастливилось потанцевать «Арлезианку», которую мы обожали, Азарий Михайлович также перенес концертные номера Бежара, Саша танцевал Опус-5, я — «Победители», этот номер был как маленький балет на 25 минут. Вместе мы танцевали «Бахти» и Ролана Пети «Чорос», этюд для гитары. Обожаю все веселые спектакли — «Дон Кихот», «Сотворение мира»...

Мы работали как приглашенные у Гедеминаса Таранда, танцевали «Спящую», посчастливилось общаться и с Майей Михайловной Плисецкой. Что бы хотелось станцевать? В молодости была мечта станцевать Эгину в «Спартаке» и Мехменэ Бану. С удовольствием бы станцевали западную неоклассику и современную хореографию. Нам очень нравится «Онегин», что-то из Баланчина и «Манон». Всего не перечислить! Может быть, в следующей жизни!»

В 1983 году Александр  завоевывает 1-ю премию на Международном конкурсе артистов балета  в Москве, а потом и в Варне. Годом позже получает премии Парижской академии танца имени Рене Блюма, а в 1984-м побеждает в конкурсе имени Бурнонвиля Парижской академии танца.

Если вспоминать известных новосибирских исполнителей-мужчин, то из них подобное признание получил только Дмитрий Симкин (три первых места, включая Гран-при в Париже), но Дмитрий все же представитель московской школы балета.

О Вере критики писали просто восторженно: «Обладает яркой актерской индивидуальностью, виртуозной техникой и пластической чуткостью к почерку разных хореографов». Как, впрочем, и об Александре: «Блестяще исполнял основные партии классического и современного мужского репертуара. Танец Горбацевича, чуткого интерпретатора классики, был предельно точен в каждой позе и вместе с тем экспрессивен».

Надо сказать, что нашим героям бесконечно везло с педагогами (хотя, как известно, везет тем, кто сам везет), которые сыграли большую роль в становлении Веры и Александра как танцовщиков международного уровня. Наум Азарин, Марина Кондратьева, Азарий Плисецкий. Эти имена, как и Алисы Никифоровой, Александра Хмелева, среди наиболее близких им людей.

В 1983 году звание заслуженного артиста РСФСР получает Тимашова, а в 1984-м — Горбацевич.

 

Как Сибирь учит Канаду танцевать

Сейчас поздно сожалеть, что исполнители такого уровня практически неизвестны любителям балета в Новосибирске. Конечно, очень грустно, что они уехали в Москву, а с другой стороны, я прекрасно понимаю, как тяжело было бы им с конца 80-х до конца 90-х у нас в городе, когда из труппы театра все разбегались кто куда мог.

23 года жизнь наших героев были связаны с труппой «Классического балета», но все когда-нибудь кончается. И не напрасно в 1987 году и Вера, и Александр заканчивают педагогическое отделение ГИТИСа. Пришел новый век, страна очень менялась. И наши герои, закончив активную танцевальную карьеру, уезжают в канадский Торонто.

Это был их второй жизненный перелом. Многие тогда, получив возможность беспрепятственно уезжать за рубеж, считали, что там с нетерпением ждут профессионалов из России, чтобы вверить им своих чад для обучения. Но все оказалось гораздо сложнее — никого там особо не ждали. Как заметил тогда Александр Горбацевич в интервью ИТАР-ТАСС: «Мы думали, что нас примут с распростертыми объятьями, но очень скоро нам пришлось снять «розовые очки».

Нет, они, конечно, не затерялись на просторах Канады: закончив специальный курс повышения квалификации, были приняты в качестве преподавателей в национальную балетную школу, где сейчас и обучают искусству танца юные дарования, которых ежегодно отбирают по всей стране.

Возможно, они и вернулись бы на Родину. «Но кто нас там ждет?» — откровенно спрашивает Александр и, дабы закрыть, видимо, не слишком приятную тему, добавляет, что «судьбой своей они вполне довольны».

Как все это характерно для наших беспрерывных революционных времен — быстро и безболезненно забывать тех, кто создавал то здание, что именуется культурой. Поэтому с некоторой ностальгией вспоминаются далекие советские годы, когда известные мастера, окончив активный период своей карьеры, получали от страны заслуженный почет и уважение. Пусть это звучит формально, но требования к воспитанию молодежи на примерах старшего поколения были краеугольным камнем всей педагогической работы в стране. А пришедшие на смену всезнающие временщики, как обычно, все сломали, понадеявшись на новых звезд и героев.

…Вот и сейчас, когда я готовлю этот материал, Вера и Александр в поисках новых юных канадских талантов колесят по той чужой земле. Да, и муж, и жена иногда нас навещают: Александр прилетал в Новосибирск на юбилей училища, наведывался в Бердск — встретиться с родителями. В 2013 году семья встречались в Санкт-Петербурге с Алисой Васильевной Никифоровой, успели навестить ее незадолго до смерти.

У меня, пускай человека не балетного, есть мечта: однажды попробовать собрать всех наших артистов балета вместе, пусть даже виртуально. Чтобы вспомнить обо всех, кто разбивал в кровь ноги, днями и ночами не выходя из балетных залов, кто до сих пор ползает в ногах совсем маленьких деток, правильно ставя им стопы. Ей-богу, эти самоотверженные люди заслуживают такого же уважения, как и наши лучшие музыканты, художники, композиторы, писатели…

Александр САВИН, «Новая Сибирь»

Фото из архива Веры ТИМАШЕВОЙ и Александра ГОРБАЦЕВИЧА

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here