Неизвестный Григ и изумительной красоты декорации. Чем удивит зрителей Большого Беларуси балет «Пер Гюнт»

0
162

Источник: https://minsknews.by

В Большом театре идут репетиции балета «Пер Гюнт». Что готовят создатели спектакля, корреспондент агентства «Минск-Новости» узнала у хореографа-постановщика Сергея Микеля, дирижера-постановщика народного артиста республики Беларусь Александра Анисимова и художника-постановщика Любови Сидельниковой.

 

Молодого балетмейстера С. Микеля мы застали в репетиционном зале. К работе над своим дебютным спектаклем в Большом он подходит ответственно. На сцене появляются то шахтеры, то приезжие актеры, то мифические существа.

Слияние мира реального и фантазийного выражено в танце. Причем каждый из этих миров живет в своей пластике и хореографии. Чтобы все движения артистов были понятны зрителям, в репетиционных залах кипит работа. Когда же объявляют перерыв, С. Микель устремляется на сцену, чтобы подробнее объяснить нескольким артистам балета пару важных хореографических нюансов.

— Сергей, как вы решились воплотить на сцене это сложное, философское произведение Ибсена?

— Постановка балета — моя идея и мое предложение Большому театру. Это мой четвертый балет. Очень люблю работать с литературой — это база, которая обогащает, наделяет духом, жизнью. Сюжет «Пер Гюнта» был давно мне известен, но постановка балета началась с музыки Грига. Затем я перечитывал Ибсена, не только это произведение, но и другие гениальные пьесы, чтобы понять психологию и философию этого драматурга.

— С какой самой большой трудностью столкнулись?

— Финал этого балета пока для меня открыт, будет недосказанность. Это самая трудная вещь, с которой столкнулся. Характер и образ Сольвейг представляется очень сильным, возможно, не таким, как в других постановках Ибсена, и я от этого не отказался — большое количество персонажей и мест действий, в этом есть свой смысл и философия, и поиск. Объединяет все образ главного героя, а хореография для каждого персонажа своя, но цельность изначально присутствует в сюжете.

— Репетиции проходят в период непростой эпидемиологической ситуации. Вход в театр возможен только в масках, измеряется температура у посетителей. На сцене многие артисты балета тоже не снимают маски.

— Репетировать в масках тяжело. Мне непросто показывать какие-то элементы и общаться, что уж говорить об артистах, которым приходится танцевать в них. Можно сказать, что работаем в экстремальных условиях, но меры безопасности оправданы.

Сейчас мы полностью погружены в спектакль. Надеюсь, удалось заинтересовать артистов эти сложным произведением. Думаю, каждый должен прочесть пьесу, чтобы понять, что от него требует постановщик или репетиторы и что диктует его образ.

Сюжет истории, созданной Ибсеном, показался С. Микелю злободневным. В эпоху безграничных возможностей, когда практически не существует границ для своей реализации, все чаще и чаще человек ищет себя в этом мире, причем себя настоящего…

Вдохновение и новые образы приходят к Микелю, по его признанию, во время работы, которая ведется каждый день.

Одну из главных ролей в балете играет музыкальная составляющая. О том, какой она будет, рассказал А. Анисимов.

Александр, расскажите о музыкальном материале, который взят за основу балета «Пер Гюнт».

— Приступая к этому проекту, я предложил хореографу взять за основу не две популярные сюиты, а больше, базироваться на полной партитуре музыки Грига к драме «Пер Гюнт». Она включает около 1,5 часа музыки.

История такова, что первоначально при постановке драма Ибсена успеха не имела. Тогда он попросил Грига написать музыку к ней. Премьера в новом качестве имела огромный успех, причем по всему миру. Значение музыки Грига в этой работе огромное. Это не случайно, ведь драма Ибсена — глубокое философское произведение.

В советском и российском театре, когда брались за это произведение хореографы и музыканты, почему-то уклон был на детский, почти сказочный спектакль. На самом деле это легенда. Пер Гюнт — собирательный, почти мифологический образ, а то, что его окружают тролли и Горный король, не причина задвигать эту историю на полку детских сказок.

Кстати, некоторые самые популярные моменты оркестровой сюиты из «Пер Гюнта», например «Танец Анитры» или фрагмент «Утро», не использованы в балете. Мне не хотелось, чтобы за счет того, что уже хорошо знакомо публике, мы потеряли то, что она никогда не слышала, чтобы в отведенное время звучания вошло как можно больше малознакомой, качественной, потрясающей красоты музыки Грига.

— Насколько вам интересно работать над спектаклем?

— Для меня интересно, что в музыке присутствует вокальная сторона. Помимо известной и популярной песни Сольвейг есть множество интересных вокальных фрагментов — номеров. Они вошли в партитуру нашего балета. Вы услышите около 80 % неизвестной музыки, которая не звучала в Минске. Почему-то не привлекала внимание музыкантов, а вот на Западе она очень популярна и записана многими оркестрами с хорами и солистами в разных интерпретациях.

Мы не ограничились только музыкой к драме Ибсена, взяли и другие музыкальные произведения Грига, в частности четыре норвежских танца, использовали симфонические танцы, лирические пьесы… Получилась конструкция из двух актов.

— На каком этапе сейчас работа над спектаклем? С какими особенностями проходят репетиции?

— Идет постановочная работа. Надо сказать, что используем вокалистов не просто как звучащую материю, они активно действуют на сцене наравне с артистами балета. Это создает интересный спектакль, который трудно назвать чистым балетом. Кстати, поют солисты на норвежском языке. У нас были помощники из Минского государственного лингвистического университета, работали над произношением.

Жалею, что нам сегодня трудно полностью реализовать звучание симфонического оркестра в этой партитуре, потому что в оркестровой яме мы обязаны соблюдать дистанцию, расширить интервалы между музыкантами. Это значит, что пришлось сократить количество струнной группы на период, пока репетируем.

Надеюсь, что к премьере мы все-таки придем в условиях, когда сможем работать в обычном формате. И в тех, кто захочет прийти на спектакль, постараемся разбудить лучшие чувства — то, что всегда удавалось сделать.

Еще одна важная составляющая любого спектакля — декорации и костюмы. Чем удивит «Пер Гюнт» зрителей, рассказала художник-постановщик Любовь Сидельникова.

— Чем вы руководствовались, начиная работу над спектаклем?

— Изначально — произведением Ибсена, стараясь историю, которую он написал, приблизить к современности, чтобы она была понятна зрителям. Это было самое сложное. Прошлое и настоящее там переплетены, есть этнические костюмы и современные. Все нужно было связать, чтобы получилось логично.

Представьте, в небольшом, небогатом норвежском городке добывают уголь, жизнь у людей трудовая, и вот неожиданно приезжает театр…

И мы демонстрируем норвежские национальные костюмы, которые носят артисты народного театра, а вот одежда шахтеров со временем мало изменилась. Для солистов оперы придумали изумительной красоты крупные головные уборы. Костюм Анитры сложный, для его создания придумали новый крой. Певица, которая исполняет песню Сольвейг, должна напоминать по внешнему виду воду, поэтому и костюм соответствует этой стихии. Наряд невесты, на мой взгляд, почти музейный экспонат, настолько оригинален и головной убор. Когда создается спектакль, ни один костюм не существует отдельно, это цельное произведение, где все взаимосвязано.

Кстати, декорация места, которое заселили тролли, представляет собой уникальный цифровой мир…

На придумывание костюмов, которых примерно 250, ушло около полугода. С декабря минувшего года начали шить их нашим дружным коллективом в театральных мастерских.

Фото Сергея Пожоги

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here