Илья Живой: «Я стараюсь быть суперфрендли, потому что позитив и хороший настрой дают действительно очень высокую продуктивность»

0
183

Известный танцор и молодой постановщик, которого называют одним из лучших хореографов Мариинского театра, Илья Живой дал интервью в рамках Art Russia Online Forum. В ходе беседы он рассказал, как складываются его взаимоотношения с коллективом, и признался, что создавать свою реальность для него гораздо важнее, чем просто танцевать.

 – Как заинтересовать неискушённого современного зрителя балетом, как его завлечь в театр? И надо ли вообще?

Абсолютно точно надо. Я уверен, что рычаги везде одни и те же: создавать правильный контент, использовать интересные сюжеты, делать современные проекты и сотрудничать с молодыми, талантливыми людьми – музыкантами, художниками, теми, кто делает искусство здесь и сейчас. Я сам активно этим занимаюсь и вижу определённый успех в этом деле. Молодые люди очень заинтересованы, они активно комментируют происходящее, участвуют в жизни моих проектов, и это супер!

– В Америке заниматься балетом (на непрофессиональном уровне) может каждый желающий, вне зависимости от подготовки и возраста. В России такая практика абсолютно не распространена. Как думаете, нужно ли это нашим соотечественникам и возможно ли это в нашей стране?

Не могу сказать, что это совсем не распространено у нас. Может быть, это не так разрекламировано и не так популярно, как на Западе. Тем не менее в Петербурге точно и в Москве наверняка есть большое количество студий, которые занимаются пропагандой и преподаванием балета именно на любительском уровне. Более того, есть студии, которые занимаются с людьми возраста 40+, и уровень подготовки совершенно не важен. То есть если ты хочешь двигаться, приобрести грацию и лёгкость, почувствовать своё тело и так далее, то, в принципе, всё возможно. И я думаю, что дальше всё будет только лучше.

– Но без профессиональной базы и без подготовки вряд ли получится стать ведущим танцором в Мариинке.

Балет не начинается и не заканчивается на ведущих партиях крупных театров. Балет –это в первую очередь танец, это ощущение своего тела, это движение и проработка механизмов. С чего начать и на чём остановиться – каждый решает сам.

– Расскажите о работе с художником Покрасом Лампасом? Как возникла идея соединить балет и стрит-арт?

Я давно слежу за тем, что делает Покрас, – это действительно круто. И я очень хотел с ним поработать. Этот проект родился, потому что было желание совместить видеоконтент, сделанный Покрасом, пластику артистов и музыку. То есть сделать коллаборацию, полностью подготовленную под конкретный сюжет. В итоге работа была сделана в два этапа. Первый – это этап digital, на котором Покрас сделал контент у себя на планшете, второй – аналоговый: мы запирались у него в студии и экспериментировали с красками, чернилами, бумагой, со съёмкой всего этого и различными эффектами. И, разумеется, огромная работа была проведена мной с артистами. Получилась такая система, где очень чётко сработали лексика танцовщиков, художественный и музыкальный языки, а также световая партитура. В общем, это очень крутой современный проект.

– Сколько времени ушло на то, чтобы его реализовать?

Времени ушло на самом деле немало. Несколько месяцев было потрачено на проработку концепта и обсуждение музыки, света, видеоконтента. Порой я проводил целые дни в Мариинском театре, вечерами уезжал в студию к Покрасу, и мы ещё ночами сидели у него, разбираясь со всякими аспектами видеосъёмки и его художественного мастерства. Но, как говорится, терпение и труд.

– В какой момент вы решили, что хотите не просто исполнять, но и создавать, стать постановщиком?

Вообще, это ко мне пришло ещё во время обучения в Академии русского балета. Там был такой курс, где приглашённый хореограф рассказывал студентам, как он занимается своим ремеслом, что он в это вкладывает и как это происходит. Это произвело на меня очень сильное впечатление. Тогда я понял, что могу не только танцевать и исполнять роли, но и сам создавать их, придумывать собственный язык. С тех пор потихонечку я стал двигаться к тому, что есть сейчас.

– Какие у вас взаимоотношения складываются с коллективом? Вы держите дистанцию или стараетесь сохранять более дружественную атмосферу?

Такая история, что мой путь хореографа начался в Мариинском театре вместе с теми ребятами, с которыми я работал как танцовщик. С ними же я работаю уже как хореограф. Я стараюсь быть суперфрендли, потому что позитив и хороший настрой дают действительно очень высокую продуктивность. Когда человеку интересно, когда он на позитиве во время работы, конечно, он становится более эффективен в работе. И я стремлюсь быть с ребятами всегда на одной волне, быть частью этой команды.

– Никто не говорил: «Мы уже танцевали вместе, а теперь ты будешь мне рассказывать, как это делать»? Не было каких-то конфликтов на этой почве?

Всякое бывало, но как-то вот такого конкретно не было. По крайней мере, в лицо я этого не слышал. Я думаю, что говорят все, и про всех, и очень много. Но по собственному опыту могу сказать, что всё проходит всегда очень гладко. Это во многом зависит от самого человека, от того, как он себя поставил, как преподнёс и как передаёт материал.

– Какие у вас прогнозы относительно будущего современной хореографии?

Очень многое уйдёт в онлайн или уже ушло. Я, пока сидел дома, тоже сделал несколько онлайн-проектов – и фотосъёмки у нас были, и онлайн-репетиции. Это нужно, потому что нельзя подолгу находиться в стадии застоя. Если ты никуда не двигаешься, то ты двигаешься назад, я так считаю. Сейчас очень много проектов всплыло, которые были сделаны специально для этой, скажем так, коронавселенной. Это проекты, которые были показаны онлайн, сделаны онлайн и даже смонтированы онлайн. Ещё один интересный момент – это смешение жанров. Сейчас очень здорово заходят спектакли, где совмещено, например, оперное искусство и балет. Голос, видео, истории с эффектами. Это история, которая маленькими шажочками занимает своё место в мире, и к нам она потихонечку тоже приходит.

– Вы участвуете в своих проектах в качестве постановщика и танцора одновременно. Как удаётся совмещать?

Я не во всех проектах участвую как танцовщик. Конечно, для меня посмотреть со стороны гораздо важнее, чем принять участие в постановке как артист. Но иногда получается так, что это нужно делать. Сейчас, к примеру, я готовлю новый проект, в котором буду участвовать как танцовщик из-за ограниченного количества ресурсов, предложенных для организации. Вообще, танцевать – это классно. Не только придумывать и ставить, но и двигаться тоже. Это важно, поскольку в жизни есть движение, и я люблю танец, люблю это искусство. Поэтому, конечно, стремлюсь выйти на сцену и принять участие в своих проектах.

– А есть какие-то приоритеты – быть постановщиком или танцевать? Или к чему душа больше лежит?

Я всю свою жизнь танцевал, начал заниматься, когда мне было 7, сейчас мне 30. Станцевал я много всего – и сложного, и красивого. Но теперь, могу сказать честно, мне больше нравится создавать, делать свои проекты, видеть артистов, исполняющих мою хореографию на площадках.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here